«Будем играть до конца». 40 дней без Анатолия Лысенко - Старый Телевизор
«Будем играть до конца». 40 дней без Анатолия Лысенко
30 июля 2021, 01:40 9681 CDS-Sovenok-2017 staroetv.su

Телевидение знает много людей. Многие так или иначе оставляют свой след в его истории. Порой он невесом, и замывается, как на донном песке. Но иные оставляют его таким глубоким, что ещё долго читается оставленная ими после себя брешь. Одним из таких был Анатолий Лысенко. Он начинал карьеру ещё на советском телевидении, свой первый звёздный час встретил в период Перестройки, стоял у истоков федерального и городского телевещания, уже в преклонном возрасте встретил свой второй звёздный час. Немного таких людей было. Вот какими словами он завершал свои мемуары: «Я отыграл свой первый и, увы, уже второй тайм. Верховный судья назначил дополнительное время. Спасибо ему. Будем играть до конца»

Анатолий Григорьевич Лысенко родился 14 апреля 1937 года в Виннице Винницкой области Украинской ССР. В 1960 году окончил экономический факультет Московского института инженеров железнодорожного транспорта (МИИТ) по специальности инженер-экономист. В 1964-1965 годы - аспирант кафедры "Политэкономия" Всесоюзного заочного института железнодорожного транспорта (ныне - Российский государственный открытый технический университет путей сообщения) в Москве. С таким образованием, казалось бы, и работать всю жизнь в промышленности…

«В институте занимались много самодеятельностью. Она дала такой толчок работе на аудиторию. Попал случайно. Вначале просто был как выступающий. А потом нужно было выручить ребят с самодеятельностью. Попробовал, хорошо получилось. И пошло, пошло, пошло»

— из интервью Анатолия Лысенко Первому каналу

Он не единственный из выпускников МИИТа, которому посчастливилось работать на телевидении. Из МИИТа в своё время выпустились Александр Масляков, Александр Музыкантский и Антон Мегердичев, спецшколу при МИИТе заканчивал Евгений Киселёв.

– Не странно ли для вас самого, что во главе телеканала стоит не журналист, а инженер-железнодорожник?

– У меня вообще очень сложные отношения с профессией «журналист», никогда ей не учился. И насколько знаю, среди руководителей других телеканалов журналистов тоже как-то не наблюдается: Костя Эрнст – биолог, Олег Добродеев – историк...

- из интервью «Кубанским новостям» (11.11.2015)

Анатолий Лысенко: Кончил я в 60-м институт, до 65-го работал на заводе, потом учился в аспирантуре, потом преподавал, а потом пришел на телевидение в штат. Но передачу первую я сделал, сейчас я вам скажу, в общем, в 58 году, по-моему, первую передачу.

Виктор Шендерович: Я родился как раз.

Анатолий Лысенко: Первая передача, тогда это было «Большое чудо», я там принимал участие в какой-то идиотской дискуссии на тему дружбы, любви и так далее.

Виктор Шендерович: А как это выглядело? Опишите это передачу. Что в кадре, что мы видим?

Анатолий Лысенко: В кадре сидели люди, я сам не видел, как вы понимаете, потому что записи не было. Это был живой эфир тогда, записи не было.

Виктор Шендерович: А вы там сидели?

Анатолий Лысенко: Конечно. Запись появилась впервые, я сам себя смог увидеть – это была передача «Аукцион», тогда использовали первый раз, такая была система запись с экрана телевизора, то есть то, что с экрана снималось на кинопленку и отсматривалось. Мне это стоило больших неприятностей, потому что в момент начала этой передачи «Аукцион», с которой, кстати, началась реклама на советском телевидении, для того, чтобы вывести Володю Ворошилова из ступора, он впервые тогда должен был быть ведущим, я ему врезал по уху. Врезал, он раскрепостился, мы провели передачу. Но он забыл, что я врезал, и все время жаловался, что у него ухо болит. Я говорил, что он сам себя теребил за ухо, нервничал. Но потом через недельку мы должны были пересмотреть впервые, такая техническая возможность была, запись.

Виктор Шендерович: Это в рамках эфира врезали?

Анатолий Лысенко: Да. Я-то рассчитывал, что не видно, но потом мне кто-то из операторов сказал: «Знаешь, там на общем плане читалось». Когда мы стали просматривать запись, сели в студию, Володя как всегда в кресле, смотрит, такой насупленный, я занял положение у двери, приоткрыл дверь. Я уже знал, что он увидит, а так как он очень драчливый был. И вдруг он: «Стоп! Назад». У меня была фора, так что он меня не догнал. К сожалению, технический прогресс. Но это не помешало нашей дружбе.

Виктор Шендерович: Что такое было телевидение конца 50-х годов? Это говорящие головы? Я этого не застал.

Анатолий Лысенко: Вы знаете, вообще это было чудо – первое, что нужно сказать. Второе: это был в значительной мере аттракцион. Понимаете, на него же шли, у нас одним из первых появился телевизор, бабушка решила, что она не может жить без телевизора, она у меня человек была продвинутый. Она уговорила отца, по блату, с трудом достали в 49 году телевизор.

- фрагмент эфира Радио «Свобода» (30.08.2009)

С 1959 года Лысенко был внештатным автором и ведущим молодежных программ на Центральном телевидении Государственного комитета Совета министров СССР по телевидению и радиовещанию (ЦТ Гостелерадио СССР). Среди них "Проспект молодости", "Мир и молодежь", "Диалог", "Аукцион" и другие. В 1960-1964 годы - мастер, технолог, заместитель начальника планового отдела Люблинского литейно-механического завода.

С 1964-го по 1970 год преподавал экономику промышленности и политэкономию в московских техникумах и Всесоюзном заочном политехническом институте (ныне - Московский государственный открытый университет им. В.С. Черномырдина в составе Московского политехнического университета). С 1968 года Анатолий Лысенко работал на постоянной основе на Центральном телевидении Гостелерадио СССР: был редактором, спецкором, редактором-консультантом.

Были в его послужном списке многие документальные проекты. Один из них – «Наша биография» - был описанием событий, людей и явлений, которые влияли на жизнь и быт жителей СССР в первые 60 лет его существования. В этом смысле проект был предтечей «Намедни: Наша эра».

«В группе, которая получила Государственную премию, когда мы получили за "Нашу биографию", были переводчик с албанского, специалист по водолазному делу, два инженера, два педагога, один ветеринар, один театральный художник и ни одного журналиста. Мне кажется, что надо иметь специальность, а журналистика - это такое ремесло, которому можно обучиться.»

- из воспоминаний Анатолия Лысенко в программе «Прав?Да!» (ОТР, 26.12.2014)

Анатолий Лысенко: Но так как я отвечал за историческую часть «Нашей биографии», меня должно интересовать все, я должен был все контролировать.

Виктор Шендерович: Потом надо знать лицо врага.

Анатолий Лысенко: Абсолютно верно.

Виктор Шендерович: Я правильно говорю?

Анатолий Лысенко: Конечно. Правильность освещения. Тогда, вы знаете, когда я начал читать, кстати говоря, самое смешное, что основной удар наносили книжки, изданные у нас. Скажем, сборник то ли к пятилетию, то ли к десятилетию Октября, был общий сборник воспоминаний и потрясающие воспоминания Подвойского, который, как известно, был одним из руководителей военно-революционного комитета. И там по часам было приведено, как уходили войска из Зимнего. Выяснилось, что в Зимнем к моменту штурма находилось всего человек 60-70 юнкеров и человек сто оголтелых баб из женского батальона смерти Бокаревой. Так что никто ничего не стрелял.

Виктор Шендерович: То есть весь этот кадр знаменитый из фильма с людьми лезущими…

Анатолий Лысенко: Сейчас я вам расскажу более смешной случай. Когда я записывал, я делал «Нашу биографию», 17 год, 18-й, когда я беседовал, не будем называть, генерал армии, участник штурма Зимнего, он мне стал рассказывать, как они швыряли гранаты, лезли через ворота. А ограда вокруг Зимнего была демонтирована и из нее сделали ограду в скверике памяти жертвам революции около Путиловского завода в феврале, так что не было никакой ограды. И когда я сказал, что не было, он мне сказал: «Как не было? Что ты мне рассказываешь?».

Виктор Шендерович: Вот это совершенно поразительная история.

Анатолий Лысенко: Это гениальный кадр, понимаете.

Виктор Шендерович: Кадр гениальный.

Анатолий Лысенко: Гениальный кадр, который создал иероглиф, если хотите, образ штурма, и он вошел сюда в людей, которые принимали участие.

Виктор Шендерович: Вот это очень интересно то, что вы рассказали, это очень интересный психологический момент, который очень многое объясняет.

Анатолий Лысенко: Я вам скажу больше. Когда этот фильм вышел на экраны, меня вызвал Мамедов, человек, которого я очень уважаю, и показал мне письмо, адресованное в Центральный комитет партии, в котором группа старых ветеранов, памятью друзей, павших на ступенях Зимнего под пулеметным огнем, требовала наказать меня. За что? За то, что в фильме была фраза: «Революция в Питере была практически бескровной». А она так и была, между прочим, там пять ли шесть человек погибло.

- фрагмент эфира Радио «Свобода» (30.08.2009)

Но позднее появится программа, которую долгие годы будут считать главным делом жизни Анатолия Лысенко – «Взгляд».

«Он был папой «Взгляда». Это вот было золотое время, когда выходила программа «Взгляд», и он был фактически его папой. Вот он заботился обо всех «взглядовцах», он их наказывал, если нужно, ну, в общем, был действительно отцом.»

— из интервью Эдуарда Сагалаева Первому каналу

Задумка вынашивалась Лысенко и коллегами ещё с 1975 года, под условным названием «У нас на кухне после 11-ти». В ней предполагалось обсуждение текущих новостей простым и понятным народу языком в декорациях, стилизованных под кухню. Проект тогдашним руководством одобрен не был, и лишь спустя 12 лет, когда ЦК КПСС поднял вопрос о запуске еженедельной молодёжной программы в пятницу, прежняя задумка была воплощена в жизнь.

«Обычно все вспоминают «Взгляд». Ну, потому что попал в ожидания, был неосмотрительно честен, смел. Но на самом деле, ведь и до этого они делали замечательные проекты. Вспомните «12 этаж», где подростками обсуждались самые животрепещущие, самые сложные, подчас запретные темы. «Мир и молодежь» — по сути документальные фильмы о жизни молодых людей. И эти программы были востребованы, их ждали. Блестящий храбрый сериал «Наша биография» — цикл из 60-ти документальных фильмов, в которых ток истории, рассказы очевидцев. А еще были КВН, «Это вы можете», «А ну-ка, девушки», «А ну-ка, парни», «Адреса молодых».

Вокруг этих проектов возник целый коллектив не просто талантливых авторов, но индивидуальностей. Анатолий Григорьевич был сам невероятно образован, при этом понимал, как работать с такими неотесанными, непричесанными журналистами, как я. Работа с ним и была лучшей из возможных школ.»

— из реплики Александра Любимова (Новая газета, 20.06.2021)

Влад Листьев и Анатолий Лысенко стояли и у истоков программы «Поле чудес» — по официальной версии, под впечатлением от американской игры Wheel of Fortune. Лысенко впечатлился самим действом на экране, Листьев кратко пересказал чуть правил программы, отчасти внеся в неё новые элементы – и в таком виде программа была подготовлена к эфиру. Они же стали авторами несколько хулиганского названия: всем известно, где именно расположил это поле Алексей Толстой в своей сказке «Золотой ключик, или Приключения Буратино». Подробности этой истории можно прочесть здесь.

В 1990 году был назначен генеральным директором учрежденной в том же году Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании (ВГТРК), занимал эту должность до 1996 года. Одновременно был первым заместителем председателя ВГТРК Олега Попцова (с декабря 1993 года).

«Я познакомился с Анатолием Григорьевичем в конце 90-го. Он был генеральным директором ВГТРК, а я пришел туда работать – изучали аудиторию компании. После этого я делал под его руководством телевизионные программы, в конце 90-х мы оказались вместе на ТВ-центре, потом сотрудничали в самых разных ситуациях и организациях, и в конце концов — в Вышке — так что я с гордостью считаю себя если не другом, то его близким знакомым.

Но когда я только пришел на ВГТРК, мы были еще почти не знакомы, и почти сразу случилось ГКЧП, а потом, через два года — путч 93-го года. Поведение Анатолия Григорьевича во время тех событий произвело неизгладимое впечатление, – он спокойно и четко работал, хотя угроза была реальна и чем все кончится никому не было до конца известно. В то время, как путчисты пытались захватить телевидение, Анатолий Григорьевич просто делал свою работу. Но демонстрировал при этом такую твердость позиции, мужество и энергию, какие, полагаю, редко встретишь.

И еще одно – Анатолий Григорьевич был необыкновенно обаятельным человеком, поразительно притягательным и вызывающим сразу и искреннюю симпатию, и уважение.»

- комментарий Андрея Быстрицкого на сайте Высшей Школы Экономики

С 1996-го по 2000 год - председатель Комитета по телекоммуникациям и средствам массовой информации Москвы. В 1997 году участвовал в создании телекомпании "ТВ Центр", в 1997-1999 годы был членом совета директоров компании. Но в тени этого эпизода остаётся другой – спасение «Московского Дома книги».

В 1992 году был подписан указ о роспуске «Москниги», после чего все книжные магазины столицы «ушли в самостоятельное плавание», в том числе и «МДК». Некоторые книжные магазины Москвы стали перепрофилироваться на другие группы товаров и исчезать. А ведь когда-то в состав «Москниги» входило 215 книжных магазинов, несколько оптовых баз (книготорговая, канцелярская), машиносчетная станция, разъездной магазин-автолавка, обслуживающий спальные районы; у предприятия были собственные детский садик и пионерский лагерь для детей огромного (шесть с лишним тысяч человек) коллектива.

Лишь благодаря личной инициативе Анатолия Григорьевича Лысенко, возглавлявшего в 1990 е Комитет по телекоммуникациям и СМИ правительства Москвы, удалось сохранить «МДК» и оставшиеся государственные книжные магазины. Именно он, как человек, страстно любивший книги, затеял объединить оставшиеся 34 государственных книжных магазина в единую сеть «МДК». И в 1998 году на основании подписанного Юрием Лужковым постановления эти магазины стали одним целым.

- комментарий Надежды Михайловой, директора Московского Дома книги («Книжная индустрия», 05.10.2017)

Несмотря на столь серьёзные потери, МДК смог сохранить себя, и неплохо чувствует себя даже в компании с такими сетями, как «Республика» и «Читай-Город».

В 2003-2004 годы вел на Первом канале передачу "Программа передач на вчера", посвященную истории советского телевидения.

В 2011 году Лысенко издаёт мемуары – «ТВ живьём и в записи». Вот фрагменты из них.

«Я брал первое интервью у Тамарочки, она очень нервничала. Я спросил ее, что она читает. И вдруг она говорит: «Я сейчас читаю Платона». Много лет спустя, когда мы принимали участие в каком-то концерте, я решил выяснить у нее, действительно ли она тогда читала Платона. «Нет, что вы, - призналась она. - Но мама мне сказала, что «у тебя такой умный человек берет интервью, постарайся быть тоже умной». Я подумала, что же умного можно читать, и вспомнила, что у мамы на полке стоял томик Платона. И ответила: «Платон».

***

Одно время Ворошилов любил звонить мне в час ночи и спрашивать: «Ты что делаешь?» Я отвечал: «Читаю». И вдруг он срывался на визг: «Как ты можешь! Эфир на носу!» А до передачи оставалось еще четыре месяца. Некоторое время я терпел, а потом стал заводить будильник на четыре часа утра. Я просыпался и звонил Володе. Разговор с сонным Ворошиловым происходил примерно по тому же сценарию, только мы менялись ролями. Но звонить он перестал.

Я не знаю человека, с которым было бы так тяжело работать из-за его вредности, истеричности, придирчивости и недоверчивости. Но в то же время мне очень нравилось с ним работать. При всем своем хамстве он, как ни странно, был очень застенчив. Все, кто с ним работал, становились отличными специалистами».

***

«Кира всегда основательно готовилась к передаче, становилась перед камерой и произносила: «Молодой человек сегодняшнего дня...»

Любимый ее вопрос того периода: «А трудно вам было?» Что называется, с микрофоном в душу. И я написал ей:

«Кира брала интервью у Христа,
Когда его только что сняли с креста.
Горло волнение перехватило:
«Скажите, пожалуйста, трудно вам было?»

Следующие года полтора Кира этот вопрос не задавала».

***

«Мне ребята говорили: «Влад заболел». И я в это верил, пока ко мне не обратились наши «архангелы»: «Толь, займись своим Владом, он пьяный в Доме литераторов наговорил лишнего».

...В конце концов я сказал: «Я не могу тебе доверять. Пиши заявление». Я понимал, что подписываю смертный приговор, что он запьёт ещё страшнее. И я ему сказал: «Влад, давай так. Я не поставлю дату. Если ты запьёшь ещё раз - я передам заявление в отдел кадров». И больше я не видел, чтобы Влад взял в руки хотя бы бокал с шампанским. Только вода и кола.

Мне очень нравилось, как работал Влад. Он очень старательно копировал Ларри Кинга, но и вносил свое. Он умел слушать. Но самое главное - умел вкалывать».

***

«Мне ребята говорят: «Мы нашли ведущую для разовых передач - Ханга». Я удивился: «Странная фамилия». «А она чукча», - говорят. Думаю: чукча-ведущая - ну даже интересно. Прихожу - и вижу негритянку. Мне говорят: «Знакомьтесь, Анатолий Григорьевич, это Ханга». Так я познакомился с «чукчей Хангой»...»

18 июля 2012 года указом президента РФ Владимира Путина Анатолий Лысенко был назначен генеральным директором автономной некоммерческой организации "Общественное телевидение России" (ОТР). До этого он долгие годы печатался как колумнист в «Собеседнике» - и посвятил своему новому посту последнюю колонку.

«К сожалению, очень многие рассматривают Общественное телевидение как сугубо политическое и даже оппозиционное. Мне кажется, что это неправильно.

Общественное телевидение должно быть просветительским каналом. Разделяет ли это мнение человек, подписавший указ о моем назначении? Не знаю. Честно скажу: я пока с ним не разговаривал. Надеюсь, что да. Сейчас смысла в политическом канале нет. Будет политика – будет и политический канал. А вот готовить общество к реальной политике, к реальному гражданскому обществу и есть задача Общественного телевидения. Это и есть просвещение.

По поводу кадров. У меня уже были разговоры с людьми, которых высоко ценю. Настроены они весьма благожелательно. Тут многое надо будет решать с руководством больших телеканалов. Если удастся договориться, чтобы журналисты с других «кнопок» появлялись на Общественном телевидении, превосходно. Тем более что потенциал многих из них используется каналами не полностью.

В какой-то мере я сейчас испытываю чувства, сравнимые с теми, которые были, когда мы начинали «Взгляд», ВГТРК, ТВЦ. Опять ноль. Плюс в том, что есть опыт. Но опыт равен возрасту. А возраст – это минус. Что перевесит – плюс или минус, зарекаться боюсь.»

- выдержка из колонки Анатолия Лысенко в газете «Собеседник» (24.07.2012)

Телеканал начинался непросто – в первые годы он подвергался критике за то, что запускался под эгидой государства и существует на государственные деньги. Но впоследствии ему удалось найти своего зрителя.

Юлия Ермилова , заместитель директора информационной службы ОТР: А давайте мы слушателей пригласим к нам на канал и покажем наш смс-портал, где люди нам как раз пишут, объясняя зачем мы нужны.

Елена Афанасьева , журналист: Очень хорошо, расскажите, Юля.

Ермилова: Это очень интересно, когда люди, зрители начинают нам объяснять, почему мы им нравимся или не нравимся (такое тоже бывает). Мы своей задачей изначально ставили возможность показывать реальную жизнь людям. То есть мы снимаем много региональных сюжетов, у нас очень много региональной информации. И эта региональная информация, она о таких же обычных проблемах, об обычных житейских делах, о сложностях жизни в небольших городах или о каких-то глобальных вещах. То есть она такая всеобъемлющая, но она приземленная такая бытовая.

Афанасьева: Бытовая, вы хотите сказать, что вы не позиционируете себя, как политический канал, а как скорее социальный?

Ермилова: Да. И понимаете, когда вот мы иногда на нашем канале вдруг влезаем в политику, нам зрители начинают говорить: «Да хватит! Да сколько можно? Да все уже достали!» Давайте верните нам наши ЖКХ, дорогая коммуналка, плохо работающие чиновники, перекосы в здравоохранении - вот это все, они хотят об этом…

- фрагмент программы «Телехранитель» (“Эхо Москвы”, 18.08.2019)

Нередко в адрес ОТР доносились упрёки в плане его отсталости от веяний времени. Среди таковых нередко упоминался интернет. Анатолий Григорьевич смотрел на это со скепсисом.

– Вот и молодежь, ушедшая от телевидения в интернет, в социальных сетях без устали отвешивает друг другу виртуальные поклоны.

– Я бы назвал это «интеллектуальным информационным онанизмом». Бывает прочтешь, что некто поутру уже выпил чашку кофе, и думаешь: зачем об этом «историческом» событии оповещать всю страну? Новый вид эпистолярного жанра? Отнюдь.

Во всех собраниях сочинений я всегда очень любил последние тома, где была переписка. Не понять Маяковского без его переписки с Брик, а Чехова без писем к Книппер-Чеховой. Это было высочайшее искусство: люди умели выражать свои мысли, формулировать даже самые сложные чувства настолько просто, что сегодняшним юзерам и не снилось. Сегодня «поделюсь мыслями» означает дележку того, чего нет. Как говорил у нас на заводе начальник отдела кадров, испытывавший слабость к цветастым выражениям, «эти люди хотят проявить мантию величия».

- из интервью «Кубанским новостям» (11.11.2015)

Между прочим, на ОТР появились в своё время и люди, связанные с телеканалом ТВ-6: заместитель гендиректора Александр Пономарёв был гендиректором МНВК до прихода команды Евгения Киселёва, а руководитель информационного вещания Константин Точилин приходил на канал в составе этой команды.

«Лысенко считал, что, если ты работаешь журналистом, твоя точка зрения на последнем месте, нельзя эксплуатировать микрофон и камеру, воздействуя на миллионы людей, излагать свои незрелые мысли. Нас учили, что работа журналиста сопоставлять разные, подчас полярные точки зрения. Едешь в глубинку, вот мнение партруководителя, вот — рабочего. Чтобы аудитория могла составить свое представление о происходящем.»

— из реплики Александра Любимова (Новая газета, 20.06.2021)

Последующие кризисные события в стране и мире заставили многих посмотреть на ОТР по-новому.

«С ОТР связана еще одна важная тема. Прогосударственные СМИ увязли в Украине, погрузились в её органы власти, во все её ветви, в обсуждение ее городских проблем или назначений областных руководителей — и это сыграло с ними злую шутку. Они потеряли интерес к собственным, российским, новостям. В отличие от Украины, про которую можно говорить все, во внутренней повестке выбор тем очень невелик, а планка допустимой критики крайне низка. Собственно, и используются эти внутренние новости не как новости, а чтобы оттенить неизбежный крах Европы и Америки. Так российские СМИ разучились говорить про «свое», ушла сама норма, навык говорения о собственной стране.

В этом смысле новости на ОТР остаются исключением — там большую часть времени продолжают все-таки говорить о России. С одной стороны, это ужасно архаично, смесь перестроечного задора и просвещенного консерватизма: «…сама Калужская область по степени привлечения инвестиций стала похожа на ракету». Но потом вспоминаешь, что в это самое время звучит на других каналах, и мысленно говоришь спасибо за эту радость: «А еще там уникальная природа. Это настоящая находка для любителей походов, рыбалки, охоты. Леса, озера, вулканы, два горячих источника и несколько рек. Посмотреть на эту красоту едут туристы со всего мира».»

- Реплика Андрея Архангельского (полный текст читайте здесь)

Этим проектом Анатолий Григорьевич продолжал заниматься до самой своей кончины.

Это случилось 20 июня этого года.

«Он был невероятным профессионалом. Ни на секунду не теряя пульс телевидения. А еще он преподавал. И как-то перед отсмотром ТЭФИ мы шутили про студентов, и он рассказал, как участвовал в собеседовании перед приемом на журфак - и спрашивает абитуриента: «Ты знаешь, когда умер Ленин?» А тот замялся, смотрит хитро и задает встречный вопрос: «Подскажите, а он умер до войны или после?» Анатолий Григорьевич улыбнулся, выдержал паузу и говорит: «До». А тот еще спрашивает: «Но он ведь умер своей смертью?» Тут мастер совсем заулыбался: «Ну, точно неизвестно...». Мы все его очень любили. Он был для всех нас учителем, авторитетом, начальником, добрым, понимающим, берущим ответственность на себя...
Сегодня он ушел...
Проклятый ковид не унимается и продолжает затаскивать в свои сети тех, кто нам дорог и любим. И тем более ужасен его уход, что его дочь - выдающийся врач Марьяна Лысенко - спасла вместе со своими коллегами тысячи жизней, тысячи пациентов, которых потоком везли и везут в 52 больницу. Но эта страшная болезнь не выбирает. И не дает шансов... Спасибо Вам, дорогой Анатолий Григорьевич, за все, что Вы сделали для нашего поколения журналистов, за ту любовь к телеку, которой Вы нас заразили, за все...

И да, мы знаем, когда умер Ленин...»

- сообщение тележурналистки Натальи Метлиной в Facebook

Официально во всех сообщениях в прессе говорилось, что Анатолий Григорьевич скончался в результате продолжительной болезни. Но не исключено, что свою лепту в его финал внёс и COVID -19. Так, известно, что в очередную годовщину запуска ОТР он находился на самоизоляции.

«Парадокс, что Марьяна Анатольевна Лысенко, замечательный доктор, главврач 52-й больницы, меня спасла от ковида, и… не смогла помочь отцу. »

— из реплики Владимира Молчанова (Новая газета, 20.06.2021)

Это событие для многих стало шоком.

«Все мы его будем помнить, как человека очень доброго, очень мудрого и очень твердого. Вот эти три качества, они все про Толю и это ему позволяло в любых ситуациях находить верное решение, которое никогда не наносило ни малейшего вреда ни его собственной репутации, ни репутации тех СМИ, которые он возглавлял или курировал.»

– комментарий заместителя гендиректора ОТР Александра Пономарёва телеканалу «Звезда» (20.06.2021)

«Толя для меня был ярчайшей фигурой среди журналистов телевидения. Человек он был замечательный, душевный и внимательный по отношению к своим коллегам. Очень талантливый, настоящий телевизионный журналист. К сожалению, таких, как он, сейчас нет. В наше время вообще большой дефицит настоящей телевизионной творческой личности: человеческой и профессиональной. Он в себе все это совмещал.»

— Игорь Кириллов в интервью «Газете. Ru »

«Для нас, причастных к телевидению, он был как отец, брат и друг. Лично для меня Анатолий Григорьевич всегда оставался старшим братом. Он был большим журналистом, большим руководителем и большим человеком. У меня с ним всегда были теплые и дружеские отношения».

— Ангелина Вовк в интервью «Газете. Ru »

«Я потеряла брата в полном смысле этого слова. Он, его сестра, его жена - мы, как одна семья. Когда поступала в Москве в институт, его замечательные родители Григорий Ефимович и Елизавета Павловна не отпустили в общежитие, а потом я просто удрала, потому что у них были маленькие комнаты.»

— Заслуженный библиотекарь Абхазии Елена Маргания в интервью агентству «Спутник»

«Мы дружим с ним с 1977 года — это огромный срок. Я всегда говорю, что он был моим учителем и моим очень близким старшим другом. Совсем мальчишкой в тот год я пришел на телевидение в молодежную редакцию, и так случилось, что был посажен в одну редакционную комнату с Анатолием Григорьевичем — наши столы стояли напротив. А он уже был маститым журналистом, известным человеком, но просто так взялся без всяких понуканий быть моим наставником. И все, что я умею на телевидении, весь тот путь, что я прошел, — я обязан ему. Он меня всему научил, ведь я, кстати, как и он, не кадровый журналист, не заканчивал факультет журналистики. Поэтому это очень тяжело — терять и учителя, и близкого друга...»

— комментарий Сергея Ломакина агентству ТАСС

«Если бы я сейчас вновь оказался в той комнате с продавленным диваном и не увидел «Взгляда», который придумал Лысенко со товарищи, то, кто знает, может, и сейчас бы лежал на продавленных пружинах с книжкой фантастики в руках. С книжкой, где описываются чьи-то свершения, но не твои.

Однако я увидел «Взгляд». Спасибо вам, Анатолий Григорьевич Лысенко!»

— фрагмент комментария публициста Матвея Ганапольского

23 июня после прощания в телецентре «Останкино» Анатолий Лысенко был похоронен на Троекуровском кладбище.

На посту директора ОТР его сменил Председатель Наблюдательного совета Виталий Игнатенко, бывший гендиректор агентства ТАСС (1991-2012). Среди прочих постов и должностей в прессе он занимал (1998-2001) пост и Председателя совета директоров ОРТ (Первого канала).

«Мне надо полностью соответствовать наследию, которое оставил Анатолий Григорьевич Лысенко, мой друг, наставник, соратник. Канал занимает достойное место, и мне кажется, что его добрая стилистика, светлость, близость к телезрителю очень подкупает. И сохранить эту близость к телевидению, чтобы каждый человек понимал, что его тревоги вопросы в этой жизни услышаны, увидены»

- комментарий Виталия Игнатенко в интервью Первому каналу

Дочь и внук, три федеральных канала, множество наград и регалий, бессметное количество часов хроники – немногие оставляют после себя такое наследство. И нам теперь предстоит беречь его - в назидание.

– История отечественного телевидения и мысли о его развитии могут быть полезны не только профессионалам-асам, но и молодым журналистам?

– Конечно, надо читать воспоминания для того, чтобы понять, кто был до тебя. Молодости свойственно чувство, что до нас вообще ничего не было, все начинается с нас. А эти старикашки, во-первых, глупые, во-вторых, ничего не понимают, в-третьих, не знают слова «контент» и говорят «редактор», а не «менеджер». Я всегда утешаюсь гениальной фразой Марка Твена: «Когда мне было 14 лет, мой отец был так глуп, что я с трудом переносил его, но когда мне исполнился 21 год, я был изумлен, насколько этот старый человек за истекшие семь лет поумнел».

После того как я ушел работать на телевидение, отец долгие годы со мной не разговаривал. Он был убежден, что от моего приятеля Владика, ставшего корреспондентом ТАСС, хотя бы останется газетная заметка или статейка, а после меня – пшик! Телепередача прошла – и поминай как звали. И, действительно, раньше, когда не было записи, от прямых эфиров доходила лишь эфирная справка: участвовал такой-то, говорил то-то... Поэтому для написания и сбора воспоминаний необходим целый коллектив!

- из интервью «Кубанским новостям» (11.11.2015)

30 июля 2021, 01:40 9681 CDS-Sovenok-2017 staroetv.su
Комментарии загрузка...
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы добавить комментарий