В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Елена Ханга, Елена Ищеева, ведущие программы «Принцип Домино» на НТВ. Эфир ведут Ксения Ларина и Ринат Валиулин.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте. Лену Хангу все поздравляют наши слушатели с рождением ребенка.

Е.ХАНГА: Спасибо.

К.ЛАРИНА: Лена сразу на работу, как при советской власти. Ни дня без отпуска.

Р.ВАЛИУЛИН: Да нет, при советской власти позволяли погулять еще.

Е.ХАНГА: Да, тогда можно было. А сейчас уже все.

К.ЛАРИНА: Немножко про передачу расскажите, потому что мы ее лично не видели с Ринатом. Работаем днем.

Р.ВАЛИУЛИН: Я сейчас раскрою все секреты авторов передачи. У меня потерянный одной из Лен сценарий, который я поднял с пола. Сейчас я зачитаю. «Студия номер один. Добрый день! С вами Елена Ищеева и Елена Ханга, каждый день с понедельника по четверг..,» Отдаю.

Е.ИЩЕЕВА: То есть, мы носим с собой сценарии, потому что в понедельник мы будем работать в прямом эфире, сейчас у вас в студии мы обсуждали гостей, с Леной что-то придумывали, решали круглые сутки о работе. И о детях иногда.

Р.ВАЛИУЛИН: Я это подтверждаю, потому что за кадром говорят только об этом.

К.ЛАРИНА: Это женская передача?

Е.ХАНГА: Она в 2.20, и, соответственно, большинство людей, которые могут себе позволить смотреть эту передачу, — это домохозяйки, которые находятся дома, или женщины, которые рожают, беременные женщины или женщины, которые не хотят работать, или мужчины, которые работают ночью...

Е.ИЩЕЕВА: ...или просто заболели.

Е.ХАНГА: Или заболели. Так что темы у нас не связаны с политикой, не связаны с какими-то конфликтами, не очень социальные, но очень интересующие всех, очень бытовые.

К.ЛАРИНА: Например?

Е.ХАНГА: Первый у нас эфир был посвящен тому, как тяжело жить людям в тени звезд, другие родственники, знакомые... Домохозяйка Лолиты рассказала, как ей жить. Но ей очень хорошо как раз живется.

К.ЛАРИНА: Которая стирает все время?

Е.ХАНГА: Совершенно верно. Мне очень понравилось, я ее спросила, кто у нее любимая певица. И она, не мигая глазом, сказала Лолита. Я говорю: «А если бы Вы работали у Аллы Борисовны?» — «Тогда была бы Алла Борисовна». Другая тема у нас «Холостяки» была, очень удачная, на мой взгляд.

Е.ИЩЕЕВА: Да, Лев Шимелов очень колоритный холостяк, он стоял на своем до последнего и сказал: не нужны мне женщины, не хочу, не буду никогда! Это холостяк по призванию.

Е.ХАНГА: Следующая передача у нас была «Дети-вундеркинды», и туда пришла сенсация, пришел папа Майкла Джексона.

К.ЛАРИНА: Это серьезно было, это не артист, исполняющий роль папы Майкла Джексона?

Е.ИЩЕЕВА: Начался эфир, и мне редактор говорит: «Лена, объяви срочно, что к нам едет папа Майкла Джексона». Я понимаю, что не поверит никто.

Е.ХАНГА: «Но он еще в машине, поэтому осторожно объяви, мы не знаем, доедет он или не доедет до нас».

Е.ИЩЕЕВА: Я с квадратными глазами, я даже задохнулась, потому что я думаю либо я провалюсь То есть муж смотрел на работе, он говорит я понял, что у тебя поехала крыша просто. В комнате все перестали работать, говорят — а что это с твоей женой? С ума сошла? Какой Джексон? Она что? Я и понимаю, что если этот человек не доедет, то будет жуткий скандал...

Е.ХАНГА: Нет, он доехал очень смешно, он рассказал.

К.ЛАРИНА: А что он здесь делает?

Е.ХАНГА: У него тут свои проекты, он привез какую-то молодую девушку азиатского происхождения, интересную будущую звезду, у нее мама приехала, у него, видно, какие-то финансовые интересы в России.

Р.ВАЛИУЛИН: Между прочим, да. Отец ведь к шоу-бизнесу имеет самое прямое отношение. Помните, Майкл Джексон начинался с группы «Джексонс Файв».

Е.ХАНГА: Совершенно верно. Но меня другое удивило. Наша аудитория — поскольку прямой эфир, нам можно звонить, — и, конечно, же тут же позвонила женщина и сказала: «как приятно, я вам сейчас такую новость расскажу: вы знаете, что у вас здесь внук»? Он совершенно опешил и говорит: «Как внук, откуда?» Она говорит: «Не поверите. По телевизору была очень интересная передача, и показали вашего внука, он вылитый вы». Он говорит как это вообще могло быть теоретически? Она говорит: «Как, у вас же сын приезжал сюда. Одна ночь в гостинице, там все было, все правда». Он говорит: «А можно посмотреть на внука, доказательства?» Она говорит: «Да что доказательства? Я все видела!» И тот захлопал глазами и не понимал, шутка это или нет. А потом в студии встала еще женщина и сказала: «Да, кстати, я и в «Аргументах и фактах» читала там все», и фотография была якобы опубликована. Он такой подавленный был. И все еще уходил уже из студии и говорил: «А можно посмотреть на фотографию как-то?» Я говорю — да перестаньте, что вы обращаете внимание! Он говорит — ну как, серьезное издание...

Е.ИЩЕЕВА: Вообще он признался, что у него 26 внуков, и поэтому он уже в них просто запутался.

Е.ХАНГА: Ему все говорили: «А зачем Вы привезли чужую девушку? Вы лучше своего внука...» Он говорит: «Какого внука?» — «Своего». Он говорит — у меня их 26.

К.ЛАРИНА: А как ваш тандем образовался? Кто это придумал?

Е.ИЩЕЕВА: Это придумала на сегодняшний день, по-моему, главный продюсер НТВ Сергей Леонидович Чумаков, и звонки раздались абсолютно для меня неожиданно. Я лежала дома на диване, прощалась со своей карьерой на телевидении

К.ЛАРИНА: А Вы на ОРТ работали?

Е.ИЩЕЕВА: Да, я вела полтора года программу «Добрый день».

К.ЛАРИНА: А почему прощались? Вы сами ушли?

Е.ИЩЕЕВА: Сложилась такая ситуация, что я была вынуждена принимать решение: либо оставаться и бездельничать, либо просто уйти. У меня маленький сынок, я готовила мужа, что вернусь в домохозяйки.

К.ЛАРИНА: То есть Вас, грубо говоря, лишили эфира, так я понимаю?

Е.ИЩЕЕВА: Там такая ситуация, если я когда-нибудь узнаю правду, мне самой интересно. Я не знаю, что произошло. Я просто видела, что обстановка очень тяжелая, психологически тяжелая, и просто сидеть в этом возрасте и ждать, когда о тебе вспомнят на родном канале, которому ты отдала 6 лет, я не хотела. Я приняла решение уходить, и я официально сказала: я буду уходить в никуда.

И я прощалась уже с коллективом, у меня был день рождения, я собрала всю свою редакцию, всем все сказала, и вдруг неожиданно... Сказка не сказка, верите — не верите: когда я уже заколотила последний гвоздь в гроб своей карьеры, раздается звонок. Обо мне вспоминает мой бывший руководитель и говорит: «Лена, что делаешь?» Я говорю: ну вот, сын тут бегает. Он говорит — я не об этом, ты что делаешь? — «Лежу». Он говорит: «Работать хочешь?» И тут я поняла, что от моего ответа сейчас зависит все. Я говорю: «Хочу, хочу именно работать, я соскучилась по работе». И постепенно мне стали рассказывать об этом проекте, где уже была Лена, мы друг о друге ничего не знали, от меня скрывали, что вторая половина — это ты, очень долго.

Е.ХАНГА: Боялись, что ты передумаешь.

Е.ИЩЕЕВА: Не знаю... боялись, наверно, что... Понимаете, мы сейчас сделали программу с Сергеем Леонидовичем Шумаковым, с огромной командой, у нас очень хорошие девочки работают — Оля Воронина, Мила Платонова. Мы сделали программу, которую обычно создают на телевидении от полугода до года, мы ее сделали за 2 недели. Мне все сказали вы можете так провалиться, что мало не покажется. Но, судя по рейтингам, а они сейчас увеличились чуть ли не в два раза после первого эфира, планку мы подняли настолько высоко, что теперь вопрос, как ее удержать. А с Леной мне работается. Я боялась...

Е.ХАНГА: Сейчас осторожно, контролируй каждое слово.

Е.ИЩЕЕВА: Я боялась, я не знала, как она меня примет, я встречала ее в Шереметьево, мне очень хотелось побыстрее с ней познакомиться. И вы знаете, мне повезло, мне действительно повезло. Лена настолько умная и мудрая партнерша...

Е.ХАНГА: Лена, я не доплачиваю за лесть.

Е.ИЩЕЕВА: Нет, я это говорю и своим родственникам. Мне действительно повезло. Я очень сложный человек, Лена многое терпит.

К.ЛАРИНА: Лена, а тебе?

Е.ХАНГА: Мне замечательно ведется с Леной. Я не знаю почему, просто замечательно, хорошо, получаю удовольствие. Все легко, эфир пролетает незаметно, и пока это такое удовольствие, что это праздник.

К.ЛАРИНА: А кто главный из вас?

Е.ХАНГА: Я не думаю, что кто-нибудь главный. Просто мы чуть-чуть разные и мы дополняем друг друга.

К.ЛАРИНА: Ну ладно, так не бывает. И никто не тянет на себя одеяло?

Е.ИЩЕЕВА: Ксения, вы посмотрите эфир, и вы все поймете. Там никто не тянет одеяло. А мы меняемся. Гость один разговаривает с Леной, гость другой разговаривает со мной.

Р.ВАЛИУЛИН: У каждого свое одеяло.

Е.ИЩЕЕВА: У нас расписано.

Е.ХАНГА: Ты берешь на себя этого гостя, я беру этого. И задумано-то это было не как Соловьев и Гордон, где один хороший, а другой плохой, один прогрессивный...

К.ЛАРИНА: Противоположные точки зрения.

Е.ХАНГА: Да. А у нас вроде бы...

Е.ИЩЕЕВА: Мы эфирные подруги. Мы не подсиживаем и не подкалываем, мы работаем в эфире для зрителя.

Р.ВАЛИУЛИН: Но вы же стоите там, как же вы можете подсиживать?

Е.ИЩЕЕВА: Некоторые написали уже и об этом, к сожалению, что мы и подсиживаем, и что нам тесно. Нам не тесно, нам очень сейчас там комфортно и хорошо.

К.ЛАРИНА: Это еще пройдет. Судя по вашему темпераменту, очень вы яркие натуры, которые любят работать.

Р.ВАЛИУЛИН: Да, девушки, пора успокаиваться. Вы какие-то нервные к нам пришли сегодня.

Е.ИЩЕЕВА: А можно поставить мою любимую группу, если она у вас есть?

Р.ВАЛИУЛИН: Хорошо, сейчас новости будут, мы ее поищем.

К.ЛАРИНА: Мне кажется, что успокоятся. Какой-то период пройдет времени... Сейчас может быть ощущение тесноты, потому что вы обе работоспособные девушки, энергичные и соскучились действительно по работе. У одной одно, у другой другое.

Р.ВАЛИУЛИН: У меня вопрос в этой связи к Лене Ханге. Вы же уезжали, практически не оставив никаких гарантий здесь, насколько я помню. Вы были у нас в эфире перед отъездом. Как Вам удалось вернуться на какое-то место на работу?

Е.ХАНГА: Как Лене позвонили неожиданно, она лежала на диване — я тоже лежала, когда мне позвонили, но только я лежала в комнате родовой. Я уже готовилась стать мамой, по глупости взяла мобильный телефон с собой. Зазвонил телефон, я взяла... А я была в Нью-Йорке, забыла сказать, я же рожала в Нью-Йорке. И позвонил телефон и мне сказали: «Это Вас беспокоят из офиса генерального продюсера. Где Вы там, почему Вы не приходите на работу?» — «Что происходит?» — «Мы тут шоу новое начинаем». Я говорю: я сейчас не могу говорить, я рожаю. Мне говорят: «Что это такое?» — «Рожаю!» — «Перезвоните нам». Я говорю: «Я вот сейчас рожу и буквально через 15 минут перезвоню».

Я перезвонила, и мне сказали, что вот такой новый проект начинается буквально через 2 недели, так что срочно приезжайте, запускаемся, и уже все... Я говорю — как, а можно ли...? — Уже ничего нельзя. Уже объявили в газете, и все развесили, уже фотографии свели, у Вас будет такая ведущая, Ваша подруга, и хватит глупостями заниматься, собирайтесь, вылетайте.

Р.ВАЛИУЛИН: Мужа нового Вам там не определили?

Е.ХАНГА: Осторожно, я боюсь, что муж слушает, и больше он меня к вам не пустит с такими шутками.

К.ЛАРИНА: Нравится, короче?

Е.ХАНГА: Конечно. Это такое удовольствие, и я так соскучилась по эфиру, если честно.

К.ЛАРИНА: А в разработке идеи, я так понимаю, Вы не принимали участия? То есть этот факт, Вам предложили именно такое шоу, и никаких идей не высказано было?

Е.ХАНГА: Мне показалось это очень интересным. Нет, мне рассказали, о чем это будет речь, но в очень общих чертах, но мне показалось это интересным, тем более что дневное шоу — это совсем другая аудитория для меня, я привыкла, в принципе, к другому, как вы догадываетесь. Я привыкла эпатировать, шокировать. А это спокойно, это мило, это замечательно.

К.ЛАРИНА: Белого парика нет?

Е.ХАНГА: Нет. Парик я иногда беру — посмотреть на него, вспомнить.

Р.ВАЛИУЛИН: Пока носили, не видели его?

Е.ХАНГА: Нет, а мне все говорят, что в парике мне было гораздо лучше.

Е.ИЩЕЕВА: А мне нравится. Лена очень элегантно выглядит в кадре. У нее строгая прическа.

Р.ВАЛИУЛИН: Опять лесть.

Е.ХАНГА: Наверно, надо все-таки доплачивать.

Е.ИЩЕЕВА: Ну почему лесть? Если мне действительно нравится? Сейчас я начну вытаскивать всякие гадости, тогда начнут уже с меня вычитать за эти гадости.

Е.ХАНГА: В эфире мне сделали затянутые волосы назад, строгий консервативный костюм.

К.ЛАРИНА: Когда мы узнали об этой программе, о том, что именно ведете вы, Лена и Лена, мы подумали с Ринатом, что это такой привет «Опра»? Такого типа шоу?

Е.ХАНГА: «Опра» — она вечерняя. Она ведет одна, она ведет 4 часа. Но я совершенно с вами согласна. У нее тоже такие темы, которые интересуют в основном женщин, обывателей, я не боюсь этого слова.

Р.ВАЛИУЛИН: Кормильцы же, что же бояться, главные телевизионные кормильцы.

Е.ХАНГА: И я очень многие темы, наверно, даже подсмотрю у нее. Потому что я ее с удовольствием смотрела, когда беременная лежала.

Р.ВАЛИУЛИН: А не скучно делать то же самое? Не хочется чего-то нового?

Е.ХАНГА: Вы имеете в виду то же самое, как Опра?

Р.ВАЛИУЛИН: Повторять. В каких-то моментах вы же повторяете.

Е.ХАНГА: Я вам скажу, что не Опра это придумала, этот формат во всем мире, вы посмотрите, темы все пересекаются, все зависит от того, как это делать. Я сейчас вам назову 5 или 6 шоу, которые идут примерно в это же самое время в Америке, и меня поражает, насколько там, хотя темы пересекаются, разные взгляды. Кто-то чуть пожелтее. У Опры посыл, она больше говорит о духовности, ее больше беспокоит та же самая тема, но с духовной точки зрения. А у Рики Лейк та же самая тема, но со скандальной точки зрения. Поэтому все зависит от исполнения. Меня другое поражает: откуда у них столько героев. У нас такое впечатление, что герои кочуют из одной передачи в другую, в тот же самый день они успевают побывать. Вот это плохо.

К.ЛАРИНА: «Лена, скажите, чем Вы занимались до программ «Доброе утро», «Добрый день», «Принцип Домино»?» — спрашивает Андрей.

Е.ИЩЕЕВА: Я работала на радио. Я пришла курьером, я не буду это скрывать, я была обычным курьером, когда поступила на журфак, в Гостелерадио СССР в литературно-драматическую редакцию на улице Качалова.

Р.ВАЛИУЛИН: Бывали там, знаем.

Е.ИЩЕЕВА: Носила там папочки, поэтому знала Останкино, знала Пятницкую. А потом меня заметили, пригласили в детскую редакцию сначала редактором, потом корреспондентом, потом спецкором, потом в 18 лет я поехала представлять наше радио в Швейцарию, потом в Лондон... 

Р.ВАЛИУЛИН: Что значит представлять радио?

Е.ИЩЕЕВА: Я участвовала в международных конференциях от радио, российского радио, советского, постсоветского. То есть кто-то поверил, кто-то послал. Я сама удивляюсь. 

К.ЛАРИНА: Наверно, красивая девушка тогда была очень.

Е.ИЩЕЕВА: Но я английский тогда еще хорошо знала. А закончила журфак — можно похвастаться? С красным дипломом, это звучит как приговор. И в этот же момент меня взял на ОРТ в программу «Телеутро» Павел Владимирович Каспаров, и тут же он меня отправил как свадебный подарок в Японию, и оттуда я привезла 15-серийный репортажный сериал «Письма на рассвете», от которого устала вся редакция. И сказали — эту девочку больше никуда не посылать, она всех японцев... До сих пор звонят и говорят — боже, кого вы прислали? Это робот, а не человек. 

К.ЛАРИНА: А потом сразу «Доброе утро» пошло.

Е.ИЩЕЕВА: «Доброе утро», и там корреспондент, спецкор, ведение, постепенно, а потом крышка захлопнулась.

К.ЛАРИНА: Так и не скажете, почему? Что там? Интриги?

Е.ИЩЕЕВА: Я не знаю. У меня очень много подруг там и сейчас работает. Я знаю, что психологически что-то происходит, что-то носится в воздухе, мне очень хочется, чтобы у ОРТ все было хорошо, но я переживаю за ребят. 

К.ЛАРИНА: «Большой привет Лене Ищеевой от Гриднева Юрия».

Е.ИЩЕЕВА: Мой одноклассник. С ума сойти!

К.ЛАРИНА: Юра, оставьте телефон, Лена Вам позвонит.

Е.ИЩЕЕВА: У меня был Гриднев один в классе, а другой был Гриднев как раз на «Радио-1». Может быть, это оттуда.

К.ЛАРИНА: Теперь вопрос Лене Ханге. «Можете ли Вы на примере своей семьи проиллюстрировать ситуацию жизнь в тени звезд? Или у вас не так?» спрашивает Борис.

Е.ХАНГА: Во-первых, я не считаю себя звездой. Совершенно серьезно. А во-вторых, в тени Я даже не совсем понимаю вопроса, кто в чьей тени.

Р.ВАЛИУЛИН: Лена провела большую часть жизни на солнце, по-моему, а не в тени... 

Е.ХАНГА: Вам надо в КВН. Конкурс капитанов — ваш. У меня там есть знакомые, я могу замолвить словечко.

К.ЛАРИНА: Теперь про неприличную программу спрашивает Ирина. Вот это интересный, кстати, момент. Был Коля Фоменко у нас в гостях на прошлой неделе, ему такой же вопрос приблизительно задавали. Его обвиняли в том, что он «Империю страсти» свою показал, и она являлась тем открытием этой дороги в никуда под названием «полное застеколье». Вот с этого, мол, все и началось. Вас Ирина обвиняет в том, что Ваша программа «Про это» подготовила приход еще более бесстыдной программы «За стеклом».

Е.ХАНГА: Не согласна. У нас никто не подглядывал, я не считаю, что у нас была неприличная передача, она совершенно никого не возбуждала, во всяком случае, не была задумана, как подобная передача. Мы делились впечатлениями, ощущениями, и люди все были одеты, никто не выражался, а если выражались, то только литературно. У нас были эксперты, у нас были врачи.

Я думаю, что у нас, скорее, была образовательная передача и немного развлекательная. Но тема секс. Но это не значит... Вообще, секс и «застеколье» — совершенно разные вещи, я не совсем даже понимаю связи того, что в одной передаче люди подсматривают за тем, как другие сидят и от нечего делать просто пухнут, а в нашей передаче у нас как раз было что делать...

Р.ВАЛИУЛИН: А насколько сама тема, которую Вы ставили, вела к тому, что люди откровенничали? Насколько тема их подводила к этому?

Е.ХАНГА: Я думаю, что человеку очень важно, особенно когда у него какие-то проблемы, уметь сформулировать эту проблему и поделиться с кем-то. Проблемы начинаются тогда, когда тебе некому сказать, у тебя в голове все это кружится, и ты думаешь, что ты ненормальный, ты не естественный, и люди могут пойти на что угодно, когда они чувствуют, что они одиноки. Да, наша программа располагала к откровениям, но, главное, наша программа советовала обратиться к специалистам, если у тебя была какая-то проблема. Я считаю, что это правильно.

К.ЛАРИНА: Теперь вопрос по поводу этики на телевидении. Несколько есть слушателей, которые с этим вопросом к вам обращаются — и к Лене, и к Лене. Знаете ли вы предысторию появления вашей программы, что на этом месте было шоу Марины Юденич, которое было закрыто в связи с тем, что низкий рейтинг? Насколько мы знаем, там какая-то была трагедия, связанная с ее здоровьем.

Е.ХАНГА: У нее инсульт был.

К.ЛАРИНА: Насколько это связано с ее уходом или неуходом — это уж я не знаю, но, тем не менее, насколько вам это важно, и общались ли вы с Мариной Юденич?

Е.ИЩЕЕВА: Когда я пришла, я первым делом спросила, что с Мариной. Потому что я в тот момент работала на ОРТ, я вела «Добрый день», и я не видела программу Марины, иногда, по чуть-чуть, я вообще даже не знала, что это. Про низкие рейтинги я тоже ничего не знала, некогда следить за конкурентами, когда ты постоянно в эфире. Я говорю — а что с Мариной? Мне сказали — официально программу закрыли не из-за низких рейтингов. Она очень плохо себя чувствует. Случилась трагедия с человеком. И весь коллектив, я видела, они смотрят на меня и не знают, как ко мне сначала подходить. Я говорю ребята, вы поймите, я хочу только работать и хочу, чтобы все получилось.

К.ЛАРИНА: А та же группа работает с Вами?

Е.ИЩЕЕВА: Та же команда. Андрей Комаров, он меня встретил, и он со мной долго разговаривал, пытаясь понять, что я за человек. И я поняла, что они не знали, получится или нет. И этот груз, что произошло с Мариной — сейчас я... Предположим, Лена меня часто успокаивает. Я настолько близко принимаю все к сердцу. Она говорит: Лена, ты закончишь в Кащенко. Потому что мы играем в реальное телевидение, мы работаем в прямом эфире. Это единственное ток-шоу подобного образца в прямом эфире. У нас все непредсказуемо. Я тогда споткнулась посреди студии, и это видела вся страна.

К.ЛАРИНА: Почему единственная? Есть же «Свобода слова» Савика Шустера, «Глас народа»?

Е.ИЩЕЕВА: Я имею в виду ток-шоу такого уровня, когда выходят разные герои, экшн, дневное, я не буду называть наших конкурентов, но развлекательное в прямом эфире.

К.ЛАРИНА: Давайте назовем, потому что есть, в конце концов, «Большая стирка», записанная, есть комиссаровское всякое вот это вот... 

Е.ИЩЕЕВА: Есть «Чего хочет женщина», опять же, записанная.

К.ЛАРИНА: И потом Юля Меньшова — тоже в записи идет программа.

Е.ИЩЕЕВА: А вы сами сказали: у нас прямой эфир, это выгодное отличие. Мы вместе с Леной устаем, как все российские женщины. Мы в понедельник выходим такие свежие, отдохнувшие, к четвергу я смотрю потом запись и думаю: боже мой, какая я уставшая... То есть у нас так же не спят дети по ночам, мы вместе с женщинами устаем и работаем, они все это видят, вот еще отличие.

Р.ВАЛИУЛИН: То есть, вы простые российские гражданки.

Е.ИЩЕЕВА: А что в нас непростого? У нас также голодные дети и некормленые мужья, которые уже от всего устали.

Е.ХАНГА: Нет, мой ребенок не голодный. Потому что я по несколько раз в день сцеживаю молоко и посылаю свекрови.

Р.ВАЛИУЛИН: Хочется вспомнить песню Пугачевой «Я так же устаю»... 
 

К.ЛАРИНА: ...«Так же, как все, как все». Теперь спрашивают, видимо, про вашу программу, по поводу аукциона. Есть у вас аукцион? «Настоящий или шутка?» спрашивают слушатели.

Е.ИЩЕЕВА: Аукцион холостяков у нас был. А что, кто-то понравился?

К.ЛАРИНА: Спрашивают, это настоящий аукцион или была шутка?

Е.ИЩЕЕВА: Почему? Настоящий.

К.ЛАРИНА: Вы продавали мужчин?

Е.ХАНГА: Предлагали.

Е.ИЩЕЕВА: Предлагали холостяков наших телевизионных, которые говорили, что они хотят получить от женщины, кого встретить. Письма, я надеюсь, пойдут, прошло только три дня. Но звонков была масса действительно.

К.ЛАРИНА: И, естественно, спрашивают, кто впереди, как вы подбираете героев, есть ли какая-то концепция программы, спрашивают наши слушатели, тема какая-то.

Е.ИЩЕЕВА: Тема есть на ближайшую неделю, раскрывать не будем. Смотрите эфир. Еще мы будем биться до последнего, чтобы в нашей студии были реальные герои, не подсадные утки. Мы сейчас здесь, а редакторы обзванивают, телефоны у редакции беспробудно заняты, я до часу ночи не могла дозвониться. Сейчас я пришла, я искала реальных гостей — трагические истории, люди которые могли и умели за себя постоять. Мы в режиме поиска, поэтому все раскрывать не будем.

К.ЛАРИНА: Как часто бывают непредсказуемые ситуации на программе? Кстати, к вопросу о прямом эфире.

Е.ХАНГА: У нас всего несколько эфиров было, и единственная для меня была непредсказуемая ситуация, это когда сказали, что сейчас привезут папу Майкла Джексона, и надо было быстро в уме менять. Потому что мы же все задумали, естественно, расписано было, надо было быстро сориентироваться, как с переводом быть, например. Там очень интересно: его переводчица почему-то отказалась переводить, сказав, что она сегодня плохо выглядит. Причем, по идее, переводить она должна была в ухо. Она говорит нет, сегодня не получится с переводом, сами переводите. Вот такие вещи.

Е.ИЩЕЕВА: Но мы очень хорошо сработали. То есть, Лена по-английски, я тут же стала переводить ее английские вопросы на русский, и получилось действительно ток-шоу, слово за слово — было очень весело, поверьте нам на слово.

Р.ВАЛИУЛИН: Кстати, приемы ведущего каковы, для того, чтобы поднять рейтинг? Может быть, раскроете немножко секреты ваши? Как сам ведущий может способствовать поднятию рейтинга программы?

Е.ХАНГА: Я не думаю, что ведущий может, я думаю, что все зависит от героев. Один герой может сделать передачу, причем совершенно необязательно, чтобы это была звезда, главное, чтобы была интересная история или чтобы он рассказывал о неинтересной истории интересно, чтобы блеск в глазах был.

Р.ВАЛИУЛИН: Лена, по-моему, с Вами не согласна.

Е.ХАНГА: Я согласна, я хотела бы дополнить, что рейтинг делает искренность и ведущих, и героев. Когда ты не врешь, когда у тебя горят глаза, народ платит тем же.

К.ЛАРИНА: Не согласна с Вами. Или врут все эти календари... Говорят, что у Комиссарова бешеный рейтинг. Я не могу уличить его в искренности, его программу.

Е.ИЩЕЕВА: Не знаю, свечку не держала над его рейтингом.

Е.ХАНГА: Темы.

К.ЛАРИНА: Мне кажется, что это не показатель.

Р.ВАЛИУЛИН: Но при этом ведущий же держит динамику программы.

Е.ИЩЕЕВА: Держит не ведущий. Держит режиссер, который сидит у нас в ухе и говорит: ты чего перебиваешь, а ну быстро замолчать!

К.ЛАРИНА: Вы же не делаете себя глупее, чем вы есть на самом деле. Нужно четко представлять аудиторию, которая тебя сейчас смотрит, и все равно каким-то образом себя совместить с этим. Насколько это искренне, вот вопрос.

Е.ИЩЕЕВА: Я задаю вопрос, который мне интересен не как журналистке с 15-летним стажем, а как обычной женщине. Я представляю, что я сейчас яичницу жарю на кухне — вот о чем бы я ее спросила. Моя задача угадать, чего хочет зритель получить от этого героя, какую информацию. И когда ты угадываешь, они смотрят вместе с тобой и им так же интересно, как и тебе. Ты должна предчувствовать и чувствовать зрителя спинным хребтом.

Р.ВАЛИУЛИН: А у этой женщины есть высшее образование, или это не имеет значения?

Е.ИЩЕЕВА: Абсолютно не имеет значения. Я хоть и с высшим, я порой задаю жутко смешные вопросы, и, как мне кажется, тупые, но я понимаю, что они интересны и мне, в том числе. Я женщина, и мне интересно.

Р.ВАЛИУЛИН: Я говорю о портрете аудитории. Какого человека вы видите?

Е.ХАНГА: Мне кажется, есть темы, которые интересуют абсолютно всех, и говорят они на одном языке. Если вы говорите о детях, тема разводов, тема холостяков — чтобы обсуждать тему холостяков, нужно высшее образование? Нет. А я, кстати, думаю, что люди без высшего образования в бытовом отношении гораздо мудрее, чем человек с высшим образованием, над которым довлеет это высшее образование.

К.ЛАРИНА: Мы так привыкли говорить о темах «Холостяки», «Меня бросил муж», «Я и моя соперница» — титры которыми испещрены экраны. Это настолько все абстрактные вещи, нельзя здесь какой-то рецепт для всех найти.

Е.ХАНГА: Конечно же. Поэтому мы с Леной обсуждаем тот факт, что мы не имеем права обобщать, во-первых, во-вторых, высказывать свою точку зрения. Я всегда очень против того, чтобы ведущий высказывал в конце точку зрения и говорил ты прав, а ты неправ. Мне кажется, людям просто интересно посмотреть, какие бывают истории. Как доктор, к которому вы пришли на прием, и он смотрит вас и говорит: «О, как хорошо, и это хорошо, и это хорошо...» — «Что, у меня все хорошо?» — «У вас плохо, я говорю, хорошо, что у меня всего этого нет!» Так и здесь: человек смотрит и думает надо же, моя жизнь все-таки сложилась, если у меня не так...

Р.ВАЛИУЛИН: Я, опять же, к этому вопросу хочу вернуться. Телевизионные продюсеры все-таки несколько принижают ту аудиторию, на которую ведется вещание. Я немножко соприкоснулся в свое время с телевидением, и там коллективный портрет аудитории, часто довольно это имя называется, это баба Маня из какого-то далекого городка. Вы согласны с такой позицией?

Е.ИЩЕЕВА: Нет. Мы только сейчас узнаем свою аудиторию. Предположим, мы думали, что у папы Джексона будет сумасшедший рейтинг, казалось бы, школьники пришли из школ, около 3 часов. А вчера пришли рейтинги последнего нашего эфира, где звезды и не звезды рассказывали, как они рожали детей в 14 лет, в 42 года, суррогатное материнство, вот это все! Папа Джексона отдыхает. Рейтинг был почти в полтора раза выше. И вот тут мы поняли, кто наша аудитория, мы начинаем ее постепенно ощущать. То есть мы следим за цифрами, и наш продюсер Сергей Шумаков говорит: я понял, кто нас смотрит. Теперь осталось и нам до конца понять.

К.ЛАРИНА: Ну, кто же смотрит?

Е.ИЩЕЕВА: Если эта тема интересна — как забеременеть, как родить, кому подсадить, сколько это стоит, кто нас смотрит? Молодые девушки, женщины, которые либо ждут ребенка, либо вынашивают, либо няни, которые кормят ребенка, домохозяйки вот она наша аудитория. То есть женская тематика победила поп-идола отчасти.

Е.ХАНГА: Я пыталась понять, насколько рейтинги отражают действительность. Ведь может быть и то, что кто-то посмотрел на папу Джексона и решил: «о, как интересно, надо бы посмотреть завтра». Тоже не факт, что эта передача была интереснее предыдущей. Или, может быть, просто на улице похолодало, люди сидят дома. Я не знаю, надо почитать, кстати, литературу и узнать, там какая-то статистика есть, как рейтинги отражают объективную реальность.

Е.ИЩЕЕВА: Нас еще смотрит богема, которая в этот момент завтракает или обедает, которая собирается в театр на репетицию. Я просто знаю, что люди приходят о, мы вас знаем, представляться не надо, мы вас все время видели в «Добром дне» на ОРТ. И я уже ощущаю, кто меня смотрел Мама Баскова нас всех прекрасно знала, говорит — я знаю вашу программу, объяснять ничего не надо.

К.ЛАРИНА: У вас и Басков был?

Е.ИЩЕЕВА: Мама Баскова.

Р.ВАЛИУЛИН: Вы что-то по родителям ударяете больше.

Е.ИЩЕЕВА: Так это было «Окружение звезд».

К.ЛАРИНА: Ну и как мама Баскова себя чувствует в тени звезды?

Е.ИЩЕЕВА: Мне очень понравилось. Хорошая тетя.

Е.ХАНГА: Темпераментная, эмоциональная.

Е.ИЩЕЕВА: Очень хорошо говорит и на любые вопросы. Она и журналиста отбрила, который пытался ее в лужу посадить. Молодец. Хоть видно, что жизнь прошла по гарнизонам, но за себя может постоять.

К.ЛАРИНА: А Басков спел?

Е.ИЩЕЕВА: Его не было.

Е.ХАНГА: У нас пела Сабина.

Е.ИЩЕЕВА: Мы устроили такое небольшое соревнование. Папа Джексона представил восходящую звезду Кристал, и Лена, молодец, она говорит: ну может быть ты споешь? А девочка отказывалась категорически петь без фонограммы. А все, прямой эфир, никуда не денешься. Она спела. Я стою и думаю чего-то не хватает в программе. Вопросы, вопросы... И тут Сабина сидит, девочка-вундеркинд, которая сейчас жена Лысенкова, тоже с маленьким бебиком, и куда-то исчезла.

К.ЛАРИНА: Она вундеркинд?

Е.ИЩЕЕВА: Была. У нас программа была «Одаренные дети».

К.ЛАРИНА: В чем она была вундеркиндом?

Е.ИЩЕЕВА: Так писали в газетах. Когда она в 10 или в 12 лет выиграла «Утреннюю звезду», она писала музыку...

К.ЛАРИНА: Лена, перестаньте! Вы же взрослая женщина!

Е.ИЩЕЕВА: Нет, я еще ребенок.

К.ЛАРИНА: Наивная! Вот искренний человек. Вот Ханга сидит, все понимает.

Е.ИЩЕЕВА: Короче, Сабина спела, и потом мне говорит — такое классное соревнование. И всем было интересно, кто лучше споет американка или наша. И все, конечно, болели за нашу. И вот получилось шоу маленькое, вот прямой эфир.

К.ЛАРИНА: Но пока не скучно вам?

Е.ХАНГА: Нет. Всегда надо менять. Вы делаете столько лет... Но вы не одно делаете, у вас есть телевидение, вы переключаетесь. Нужно все время нервничать, нельзя привыкать. Потому что когда это уже делается на автомате, тогда тоскливо. А когда ты еще не знаешь, как это получится, думаешь об этом после эфира, разговариваешь, достаешь знакомых, заглядываешь в глаза, суетишься, — вот тогда, наверно, получается интересная передача. А когда ты привыкаешь, тогда уже все это чувствуют.

Р.ВАЛИУЛИН: А близкие? Какая реакция от ваших родных, друзей?

Е.ХАНГА: Близкие не смотрят, кроме моей свекрови, которая самый надежный человек, которая смотрит все передачи внимательно и потом советует что-то, очень тактично. Ей что-то нравится, что-то не нравится, и она, чтобы не обидеть меня, говорит — ну, да, хорошо. И я понимаю, что, конечно, не так хорошо, как хотелось бы. А когда очень хорошо, она говорит да, я тобой гордилась! Поскольку она человек скупой на похвалы, для меня ее мнение очень важно. По-разному.

К.ЛАРИНА: А если помечтать? Идеальная модель Вашей программы, программы Елены Ханги? Чего бы Вам хотелось, невзирая ни на что? 

Е.ХАНГА: Не хочу рассказывать.

К.ЛАРИНА: Но есть? Почему не может осуществиться сейчас?

Е.ХАНГА: Наверно, надо прийти к этому. Придет время, и буду делать что-то другое. Когда я делала «Про это», мне говорили: «Ну вот, ты себе подписала приговор. Больше никто не будет тебя приглашать ни на что другое». Да, конечно, на «Спокойной ночи, малыши» маловероятно, что меня пригласят или на дневное шоу, но, может быть, что-нибудь будет еще вечернее. А вот так повернулась судьба — позвали на дневное шоу. Так что я верю, что можно изменить свою карму, изменить то, что к тебе привязалось на какое-то время.

Р.ВАЛИУЛИН: Что делать для того, чтобы ярлыки не приклеивали?

Е.ХАНГА: Не бояться пробовать другое.

К.ЛАРИНА: А мне кажется, еще все-таки саму себя не обманывать. грубо говоря, оставаться самой собой. Потому что я вспоминаю эту программу неприличную «Про это», все-таки тогда даже было видно, что Лена другой человек, потому что ей было неловко, неудобно, она сама это преодолевала в кадре, это было видно Поэтому там невозможно было ярлык прилепить.

Е.ХАНГА: Спасибо.

К.ЛАРИНА: Лена, а у Вас есть мечта, такая программа идеальная для Вас?

Е.ИЩЕЕВА: Не провалиться в следующем эфире.

К.ЛАРИНА: Нет, серьезно. Какой Вы видите программу, которую можете Вы делать целиком как автор, ведущий?

Е.ИЩЕЕВА: Я сейчас ни о чем не мечтаю. Я очень сильно обожглась. Когда ты мечтаешь и люди видят, что у тебя крылья за спиной, не хочу говорить на эту тему, они подрезают очень быстро и одним ударом. И ты понимаешь, что твоя судьба зависит не от тебя. Мне все время говорил мой папа Лена, сначала ты работаешь на авторитет, а потом авторитет работает на тебя Я всегда все делала постепенно сама, и я поняла, что, к сожалению, этот рецепт выживания на нашем телевидении на сегодняшний день не действует. Всегда найдутся люди, которые и скажут, и нанесут удар в спину. Я сейчас не мечтаю ни о чем. Я мечтаю о том, чтобы у меня вырос нормальный ребенок, чтобы у меня дома все было хорошо. А телевидение сегодня пришла, завтра ушла. Я слишком трезво понимаю, что свою судьбу там навряд ли буду решать я. Будет решать пресловутый рейтинг, руководство и люди, которые либо в меня поверят, либо нет. Я слишком трезвая стала, хоть и наивная.

Р.ВАЛИУЛИН: И при этом не воспринимайте так близко к сердцу всякие телевизионные интриги и перипетии.

Е.ИЩЕЕВА: А я этим и отличаюсь, что слишком близко.

Р.ВАЛИУЛИН: Я думаю, оно того не стоит.

К.ЛАРИНА: У нас пошло вступление к песне, которую попросила нас поставить Лена.

Е.ИЩЕЕВА: Я очень люблю «A-ha» с детства, являюсь ее заядлой поклонницей, я попросила поставить в тему нашей программы «Sun always shines on TV», чтобы всегда светило солнце в нашей программе «Принцип Домино» на НТВ.