Что Савик Шустер думает о закрытии прямого эфира на РБК-ТВ и о своих перспективах на российском телевидении?

13:22, 19 Ноябрь 2011      iq      1510 0     http://www.openspace.ru
 
На этой неделе был закрыт «Прямой эфир с Савиком Шустером» на РБК-ТВ. Бывший российский, а ныне украинский тележурналист объяснил Глебу Мореву, что не стоит заниматься конспирологией.
 
— Ваш проект на РБК-ТВ остановлен. Что было озвучено вам в качестве причины?
 
— Мне было сказано примерно то же самое, что было и в официальном пресс-релизе. Ничего дополнительного мы не обсуждали. Я бы хотел сказать, что [российская] предвыборная кампания достаточно вялотекущая и высокого интереса не вызывает. Но этот цикл из пяти программ не был тесно приурочен к предвыборной кампании. Это была встреча бизнеса и политиков, где нам хотелось понять, что надо бизнесу и что могут предложить политики. Учитывая предвыборную атмосферу, политики не всегда воздерживались от предвыборных обещаний. В принципе сказать, что это вызывало огромный интерес обеих сторон, — сложно. Хотя с точки зрения телевизионной оценивать формат сейчас очень трудно, потому что две программы ничего не значат. Люди, которые разбираются в телевидении, знают, что сроки, необходимые для оценки того или иного формата, — гораздо более длинные. Проект был недешев для канала, хотя я согласился делать его за символическое вознаграждение, понимая, что это своего рода эксперимент.
 
— А почему вам вообще захотелось вернуться на нынешнее российское ТВ?
 
— Прежде всего — это журналистское любопытство. Я ж как-никак журналист. И в момент предвыборной кампании, когда обостряются политические ощущения, интересно было наблюдать за тем, что происходит, в непосредственной близости. Это, несомненно, добавляет, а не убавляет опыта. Поэтому с профессиональной точки зрения у меня не было никакого сомнения в этом проекте. 
 
— Вы с 2004 года не появлялись на российском ТВ. Сейчас вы ненадолго вернулись, пусть не на один из главных каналов, а на нишевый канал. Каковы ваши впечатления? Успели ли вы почувствовать разницу между нашим нынешним ТВ и тем, на котором когда-то работали вы?
 
— Вы знаете, я не успел создать себе никаких впечатлений — слишком короткий срок. Я не могу даже по-настоящему сравнить украинскую действительность с российской — это очень сложно за такой срок. Что же касается каналов, то между НТВ и РБК есть большая разница, потому что НТВ [где Шустер работал в 2001—2005 годах. — OS] — это огромная аудитория, а РБК — это, прежде всего, деловые активные люди. Это канал нишевый, но обращен он к среднему классу. И это очень интересно. Не всегда интересно разговаривать с огромной аудиторией, иногда интересней разговаривать с целевой аудиторией. Я не могу сейчас углубленно размышлять на тему, что изменилось, а что не изменилось на российском ТВ — это было бы высокомерно с моей стороны. Но у меня есть ощущение, что прямой эфир для России очень нужен. 
 
— Следите ли вы, просто как зритель, за российским ТВ сейчас?
 
— Должен признаться, что те три недели, что я работал с РБК, я тщательнее следил за российским ТВ. Вообще же я не очень за ним слежу — из него очень мало что узнаешь. И о происходящем в России, и о происходящем в Украине. Получаешь много оценок, но не получаешь информации. Поэтому я слежу за другими каналами.
 
— После получения известия о закрытии вашей программы в фейсбуке Анны Качкаевой, обозревателя «Радио Свобода», состоялась интересная дискуссия. Кажется, Ирина Петровская провела параллель между вами и Светланой Сорокиной, у которой вышло две или три программы на канале «Домашний», после чего ее передачу закрыли. Можно вспомнить и третьего корифея ТВ 1990-х — Леонида Парфенова, также не вернувшегося полноценно в телеэфир. Как вам кажется, нет ли здесь закономерности: люди, профессионально состоявшиеся в эпоху свободного ТВ, не могут существовать в нынешних условиях?
 
— Не знаю. Мы все состоялись и начинали по-разному. Мне сложно делать такие общие заключения. Обобщать — всегда неблагодарное дело. Я думаю, что в каждом случае это нечто индивидуальное. Для того чтобы отвечать на такие вопросы, надо знать, что происходит в тех местах, где принимаются решения. А так как туда не всегда можно проникнуть, то очень сложно делать какие-то выводы. 
 
— Новый генеральный директор РБК-ТВ Александр Любимов заявил только что, что не исключает продолжения вашего проекта «Прямой эфир с Савиком Шустером».
 
— Когда мы разговаривали с Александром Любимовым, он и мне об этом говорил. У РБК есть желание продолжить сотрудничество, но после выборов. Сейчас об этом говорить преждевременно — еще предстоит обсуждать и формат, и все детали, как это будет выглядеть. Это в будущем. Пройдут выборы, и посмотрим, что будет происходить в телевизионных кругах. 
 
— О каких, кстати, выборах шла речь? Думских или президентских?
 
— Вы мне задаете политологический вопрос. Как я уже сказал, в те центры, где принимаются решения, не всегда просто проникнуть, поэтому сложно анализировать. Я не знаю, идет речь о думских или президентских выборах, как они рассматриваются — в тандеме, не в тандеме. Но мне кажется, что это не имеет великого значения в контексте моего разговора с Александром Любимовым. Это рабочая тема. Александр Любимов хочет, чтобы я работал на РБК, я не против. Так получилось, что сейчас мы сделали две программы, и сорвалось. Может быть, когда мы будем делать новый проект, у нас будут какие-то новые подходы. 
 
— За то время, что вы не работали для российского ТВ, воспитана и сформировалась, мне кажется, новая аудитория, отвыкшая или никогда не знавшая стандартов бесцензурного ТВ. Не является ли это проблемой, с вашей точки зрения? В том числе для вашей программы.
 
— Я не думаю, что это проблема аудитории. И я вообще не думаю, что это проблема восприятия. Потому что говорить об этом после двух программ просто не очень серьезно. Я занимаюсь телевизионным производством, и я знаю, что для того, чтобы оценить формат, нужен по крайней мере один телевизионный сезон. По меньшей мере. Поэтому я бы сейчас в эти частности не входил. Мы сделали что-то в некоторой спешке, мы не до конца продумали это, не до конца проанализировали и не до конца решили — и так оно получилось. Я бы не искал здесь ничего потаенного. А что касается аудитории, то вы понимаете, что воскресное время, 17:45, без особой пиар-кампании — это не самое лучшее время для такого канала, как РБК. Деловые, активные люди в 17:45 в воскресенье отдыхают. 
 
А канал начинают смотреть в понедельник. Я вас уверяю, что телеканал Bloomberg в воскресенье не вызывает огромного интереса. Факторов очень много. Но я бы хотел сказать другое. Вот мы всегда обсуждаем, европейцы ли россияне и что такое европейский подход и неевропейский подход. Неевропейский подход — это когда мы сразу начинаем с отрицательного. А если бы мы начали с положительного — что прошли две программы в прямом эфире. Такие они были или сякие, но они прошли. И это хорошо. И что затрагивались проблемы, которые реально волнуют людей. И это тоже хорошо. А начинать с отрицательного и искать конспирологические теории — это не по-европейски. ​
Комментарии (0)
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь