В своей ленте друзей увидела сообщения авторов, связанные с десятилетием со дня окончания вещания НТВ девяностых, и началом вещания НТВ двухтысячных. Больше могу сказать об НТВ девяностых, поскольку многое происходило на моих глазах.

В первой половине девяностых, несмотря на папу-президента, я не была сильно политизирована. Конечно, переживала за него и за то, что происходило в стране, следила за происходящим, но газеты читала не каждый день, и телевизор смотрела редко. И появление НТВ прошло как-то мимо меня. То есть я, конечно, заметила, что на учебном канале стал вещать какой-то новый канал, обрадовалась, как мы все тогда радовались всему новому.

Ситуация изменилась, когда я была приглашена в предвыборную кампанию 1996-го года и познакомилась с ребятами, которые делали НТВ. В первую очередь с Игорем Малашенко, который в нашей аналитической группе отвечал за СМИ, информационную политику и т.д. Вообще, Игорь в истории второй половины девяностых — это отдельная тема. Один из самых сильных, умных, жестких, ярких политиков того времени, но оставшийся, к счастью для него, в тени. Настоящий лидер НТВ. И если Олег Добродеев (и он тоже, безусловно, человек незаурядный), был душой, сердцем телеканала, то Игорь был его мозгом, стержнем. За те несколько месяцев, что мы работали вместе, мы не просто подружились, стали понимать друг друга с полуслова, доверяли друг другу полностью.

Я уже писала о том, что сразу после победы на выборах в июле 1996 года, папа предложил Игорю Малашенко стать главой его администрации. Настолько он его ценил. Честно говоря, у папы не было сомнения, что Игорь согласится, тем более, что работа была понятная и ясная для Малашенко. И, в первую очередь, перед ним возникала огромная возможность с этой огромной по политическим возможностям позиции помогать президенту строить нормальное, честное, открытое, демократическое государство, то государство, о котором НТВ постоянно говорило, и к которому постоянно президента призывало. Игорь, твердо и не раздумывая, отказался. Сразу же. Папа уговаривать его не стал. Но расстроился. Он отказов не любил. В.А.Гусинский, который был собственником НТВ, и, естественно, мечтал, чтобы Игорь пошел в Кремль, и Б.А.Березовский, который тоже ценил Игоря за ум и твердость, и ему эта идея тоже чрезвычайно нравилась, по возвращению Игоря с переговоров с президентом, стали уговаривать его все-таки подумать и согласиться. Но Малашенко, устало выслушивая их, он тоже переживал после этого разговора с президентом, не выдержал, и вдруг как рявкнет на них двоих — да что вы меня уговариваете, вы что, не понимаете, если я приду в Кремль, я первое что сделаю, вышвырну вас отовсюду, и вашей ноги не будет ни в Кремле, ни в Белом доме!.. Два его товарища были в полном шоке, и потеряли дар речи, впрочем и я тоже была поражена, как и с какой интонацией это все Игорь сказал. Борис Абрамович, придя в себя, на это ответил, — Игорь, а почему, если ты глава администрации, то мы тебе не нужны и должны пойти куда-то подальше, а если нет — то все нормально, мы вместе делаем одно общее полезное дело? Что за двойная мораль?.. После этого он перестал уговаривать Игоря, впрочем, как и Гусинский. Главой администрации был назначен Анатолий Борисович Чубайс, который и предлагал кандидатуру Малашенко президенту, и после отказа Игоря, ему ничего не оставалось, как самому пойти работать в Кремль.

Вторая история, связанная с НТВ, произошла в моей жизни совсем скоро. Когда руководство НТВ, и Игорь Малашенко в том числе, вышли с обращением к папе предоставить им полностью канал, на котором в тот момент продолжало не в прайм-тайм вещать учебное телевидение. Силы команды НТВ были уже таковы, что они могли уже полностью обеспечить программами суточное вещание, но возможности такой не было. Папа был за. И тут, неожиданно, стал возражать борец за демократию, справедливость и свободу слова Анатолий Борисович, глава администрации президента. Я опять была поражена. Я, пожалуй, в первый раз стала спорить с Анатолией Борисовичем прямо до упора. Ко мне присоединился Валентин Юмашев, который в тот момент был назначен советником президента по вопросам СМИ. В общем, вдвоем, навалившись, мы Чубайса убедили, он пошел к президенту, сказал, что снимает свои возражения, и указ о передаче НТВ всего времени вещания на канале был подписан. Я помню, Анатолий Борисович, уже когда указ был подписан, сказал нам двоим: «Ребята, вы не представляете, как президент еще настрадается от НТВ. Не представляете, как они будут шантажировать его, дезинформировать своих телезрителей. Потому что будут выборы, и они будут поддерживать своего кандидата. А президент своего. И ради победы они будут готовы на все».

Мудрый Чубайс оказался прав, и не пройдет и трех лет, как вся медиа империя Гусинского во главе с НТВ обрушится на папу. Гусинский решил поддержать на парламентских и президентских выборах Примакова-Лужкова, и чтобы дискредитировать президента, каждый день на телезрителей выливались истории про ненасытную семью, которая управляет мало соображающим президентом, и подписывает у него указы в целях дальнейшего обогащения и т.д. Истории про мои счета, замки, лондонские поместья и т.д. не сходили с экрана НТВ. В «Куклах» появилась противная тетка, на мой взгляд, мало похожая на меня, и строила козни у своего папы-президента за спиной. Наверное, молодые журналисты, которые готовили эти программы, могли верить в то, о чем рассказывали — ну, мог же у нее быть замок в красивом немецком городке Гармешпартенкирхене, или почему бы не украсть что-то из денег международного валютного фонда, раз она на президента влияет, ну, и вообще, раз там оказалась, дура, если не воспользовалась. Но Игорь-то Малашенко знал все прекрасно, знал, что это наглая ложь. Это было такое, сильное человеческое потрясение для меня, эдакая прививка от наивности на всю жизнь. С тех пор я с Игорем не встречалась.

Хотя, через десять лет, время стерло былые страсти и былые обиды. И, думаю, рано или поздно с Игорем увижусь, поговорю.

После того, как папа ушел в отставку, у НТВ начались проблемы. Расстраивалась ли я, что у Уникального журналистского коллектива во главе с Киселевым начались проблемы из-за невозвращенного кредита? Честно — нет. Потому что — заслужили. Узнавала от близких знакомых и не очень, о страстях на НТВ происходящих. Кто-то там работал, кто-то, наоборот, нападал на них. Тогда же впервые узнала о том злосчастном кредите, который взял В.Гусинский у «Газпрома». Кредит по тем временам не просто большой, а огромный, если не ошибаюсь, 650 миллионов долларов. Оказалось, что В.Гусинский уговорил премьер-министра В.С.Черномырдина поддержать телекомпанию НТВ. Уговаривал он, говоря о том, что в 2000-м году на будущих президентских выборах именно команда НТВ поддержит его и сделает из него президента. Как они его поддержали буквально через несколько месяцев, видела вся страна. Это было в сентябре 1998 года, когда Киселев накануне третьего голосования в Думе в своей программе с гордостью и каким-то сладострастием выпустил в эфир Зюганова, который в тот момент договорился с Лужковым, и объявил, что проголосует против Черномырдина. 

Много позже, когда была летом в Крыму и оказалась в гостях у Виктора Степановича, я спросила его, зачем он дал этот кредит НТВ? Тут надо еще иметь ввиду, что он дал команду выдать этот кредит, не поставив в известность президента. Об этих деньгах, выданных НТВ Газпромом в Кремле вообще никто не знал. Виктор Степанович сокрушенно сказал мне, что был уверен в их порядочности, считал, что это надо для дела, НТВ было лучшим телевидением, и хотелось им помочь. А они оказались предателями. Потом добавил, что этот кредит их и добил. Так что сами виноваты.

Вчера прочитала в одной из заметок, что я была среди тех, кто закрывал старое НТВ. Это неправда. Наблюдала за этим со стороны. Не выходила на митинги в их защиту, желания не было никакого. Но понимала, старое телевидение в стране кончается. Начинается новое. Совсем другое. Которое народ полюбит также, как когда-то любил старое НТВ.

Комментарии (0)
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь