10 лет прошло со времени разгрома частного независимого телеканала и команды журналистов, которые каждый день показывали стране, какая это профессия — журналистика. 14 апреля полностью сменился менеджмент НТВ. Именно с этого момента, говоря по-крупному, в России началась цензура.

Ключевое событие нулевых

Разгром НТВ был событием не просто знаковым. Я думаю, именно он стал той «точкой невозврата» в развитии путинской системы, переход которой определил развитие страны на все нулевые — до сегодняшнего дня, со всеми событиями, которые эти годы вместили — Норд-Остом, разгромом ЮКОСА, Бесланом, отменой выборов губернаторов, фальсификациями голосований, перекройкой Конституции, операцией «преемник», разгоном мирных демонстраций... Всё началось с разгрома НТВ.

А самое главное — тогда всё можно было если не закончить, то развернуть ситуацию так, чтобы о гражданском обществе и его позиции власть не забывала ни на секунду.

Вместо того чтобы, как сейчас, собирать по российским углам осколки гражданственности и плакаться о политической пассивности народа.

Та реальность, так и стала нашим настоящим из-за того, что в ключевой момент защитники НТВ оказались в меньшинстве даже среди «либералов», тех, кто сегодня называет себя борцами с режимом.

Тогда они были у режима подручными, потому сегодня и не любят вспоминать о том времени.

А мы вспомним, назвав поименно, кто тогда боролся.

И главное — за что.

Гусинский

Владимир Гусинский был олигархом и в 90-х часто использовал свой канал как инструмент выяснения отношений — в том числе и с другими олигархами.

Это было большой, принципиальной ошибкой.

Правда, от многих других олигархов Гусинский отличался тем, что не участвовал в залоговых аукционах — наиболее позорном этапе распила России в 90-х.

И не все то, что финансируют олигархи, является олигархическим.

Особенно, если речь идет о телекомпании, соревнующемся с другими за зрителя.

Выделялся среди других Гусинский еще и тем, что его таланты имели не только криминальный уклон.

Режиссер по образованию, он действительно вложил в создание НТВ немало собственных творческих способностей.

Если сравнить размер вложений и результат — эффективность запредельная.

Её никакими цифрами не выразишь, потому что не в количестве дело, а в новом качестве. Гусинскому и его команде удалось создать действительно новое телевидение для новой страны.

Центром этого телевидения была идея журналистского профессионализма.

То телевидение тащило страну вперёд, задавая очень высокий стандарт отношения к своему делу, своей стране, своим зрителям.

Чтобы понять заслуги Гусинского, достаточно сравнить то НТВ с телепроектами других олигархов, например, с разящим желтизной ОРТ Березовского.

Да, он брал кредиты, в том числе, у «Газпрома», но тут уж не его вина, а экономика того времени.

По-другому сделать профессиональное ТВ в то время было невозможно.

Путинские прокуроры занялись Гусинским раньше, чем его детищем.

Вынудили его покинуть страну через посадку в СИЗО.

Журналисты

На фоне всеобщего стона на тему «зомбоящика», гламура, пропагандистской лжи и цензуры, вспоминать о том НТВ сейчас не модно.

Да и кому ностальгировать? Большинство журналистов старого НТВ как-то устроились, вписались в законы жанра «телевидения нулевых» — те, кому «очень хотелось поработать» (Леонид Парфенов) вместо гражданского протеста — первыми, остальные — потом.

У этих журналистов появился и свой манифест.

6 апреля Парфёнов написал письмо Евгению Киселёву: «Мне даже не интересно, по приказу ли ты, уходя, сжигаешь деревню до последнего дома или действуешь самостоятельно. Ты добиваешься, чтобы „маски-шоу“ случились у нас в „Останкино“, ты всеми средствами это провоцируешь. Ты держишь людей за пушечное мясо, пацаны у тебя в заложниках, потому что не знают другой жизни, кроме как быть привязанными пуповиной к „Итогам“, и значит, то, что делаешь ты, — это растление малолетних».

Впрочем, не только Киселёву, а всем тем десяткам тысяч людей, которые приходили к Останкину, было адресовано это письмо.

За него Парфенов получил место на новом НТВ.

Интересно, вспоминает ли он этот момент своей биографии сегодня, давно выгнанный оттуда, когда страстно обличает телевизионную цензуру?

Нежелание подчиняться правилам современной телеиндустрии и сохранить тот самый идейный профессионализм первого НТВ сегодня упрямо демонстрируют Владимир Кара-Мурза (старший), Андрей Норкин, Виктор Шендерович.

Извиняюсь перед теми, кого забыл — не со зла, а потому, что настоящие «люди из телевизора», не желающие от себя и своей профессии отказываться, вынуждены существовать в таких «нишах», с которыми не всегда и пересечёшься.

Путин

НТВ с его лозунгом «Новости — наша профессия» стояло костью в горле Путина.

Чем яснее оформлялась путинская система, тем ощутимее становилась кость. После «Курска», репортажей из Чечни и «Кукол» стало понятно, что продолжать «триумфальное шествие путинизма» при наличии такого федерального телеканала не получится.

Политическое телевидение надо было заменить пропагандистским.

Но как? Телевидение ещё не управлялось вручную, ещё странным был прямой звонок выпускающему редактору от куратора из Администрации Президента.

Задача ликвидации популярного канала требовала креатива, опережающего время, заглядывающего в будущее.

Вот как раз такой креатив Путину и придумали.

А кто придумал?

Роль СПС

В то время СПС представлял собой Союз пропутинских сил. Еще не изгладился из памяти (как сейчас) сокрушающий 5 % барьер лозунг: «Путина в Президенты, Кириенко — в Думу!».

Да, были противоречия в руководстве партии. Ирина Хакамада с самого начала искренне выступала против атаки на НТВ. Но, пожалуй, только она одна. Идеологом разгрома был теневой лидер СПС Чубайс. По его рекомендации практическую работу «заплечных дел мастера» Путин поручил будущему начальнику избирательного штаба СПС, оператору залоговых аукционов Альфреду Коху. Он думал, что в благодарность за хорошую работу Путин отменит уголовное дело о квартирном мошенничестве, фигурантом которого Кох являлся.

Возглавить подконтрольное Путину НТВ было предложено ближайшему приятелю Чубайса и Немцова американцу Борису Йордану.

Про последнего Немцов в разгар НТВ-шных говорил только хорошее:

Могу вам сказать, что абсолютно неглупое решение со стороны властей назначить Бориса Йордана руководителем или генеральным директором, антикризисным управляющим.
Почему? Он гражданин Соединенных Штатов, его прапрапрапрапрапрапрадедушка был министром по делам образования в правительстве Александра I, его отец учился в Кадетском корпусе в Белграде. Сам он с очень хорошей дворянской родословной человек…
И кроме того, я не могу себе представить, как, например, государственный департамент Соединенных Штатов будет кричать о том, что в России зажимается свобода слова после того, как гражданин Соединенных Штатов, формально или неформально, возглавил эту компанию.

(экстренный выпуск программы «Итоги» 3 апреля 2001 г., в тот день, когда Йордан был назначен Гендиректором канала вместо Евгения Киселёва).

3 апреля Борис Йордан был назначен генеральным директором НТВ вместо Евгения Киселёва.

Суть действий СПС-ников заключалась в том, что на тот момент они еще представляли с Путиным единую команду.

Они не только поддержали его приход к власти, но и помогли ему с разгромом НТВ, совместно заложив краеугольный камен всей путинской системы — ЦЕНЗУРУ.

Партия «ЯБЛОКО»

Пыталась противодействовать разгрому с самого начала и до самого конца.

Была единственной защищавшей журналистов НТВ от государственного политического рейдерства делом, физически, а не только путем подписания.

Депутаты «ЯБЛОКА» (а наша партия), которые дежурили в коридорах «Останкина», пытаясь прикрыть НТВ депутатскими мандатами, тоже были готовы бороться до конца вместе с командой журналистов.

Нам, конечно же, было проще, чем СПС.

У нас перед Путиным не было никаких обязательств. В Думу мы шли как оппозиция Путину и развязанной им 2-й Чеченской. А в 2000-м оппонировали ему на президентских выборах.

Я до сих пор уверен, что мы могли бы победить, застопорив и само развитие путинской системы, если бы с такой же бескомпромиссностью вместе с нами боролись:

1) Большинство коллектива НТВ,

2) Партия СПС.

Чубайс

Нет сомнений в том, что инструмент разгрома НТВ придумал именно он. «Мочить» решили не тупыми советскими методами, а прогрессивными, «рыночными» — через долги «Газпрому». Так появилась тема «спора хозяйствующих субъектов». Глядя на происходившее в Москве почему-то из Смоленска, Чубайс подчёркивал правильность «рыночного» подхода и хвалил «похоронную команду» за мягкость:

«С самого начала во всей этой истории с «Медиа-Мостом» и Гусинским власть, и, прежде всего, правоохранительные органы, сделала ошибку, вмешавшись в отношения двух хозяйствующих субъектов».

«В то же время абсолютно не считаю действия «Газпрома» незаконными, не считаю, что он пытается «захватить» чужую собственность.
Сегодня "Газпром" в соответствии с российским законодательством восстанавливает свои права собственника».

Немцов

У официального лидера партии и фракции СПС в Госдуме Бориса Немцова позиция была как бы раздвоенной. Сначала казалось, что ему «и хочется (свободу слова защитить), и колется (Путина разгневать), и мамка (Чубайс) не велит».

Он много говорил о необходимости сохранения независимого НТВ, подписал письмо с призывом прийти на митинг в его защиту НТВ.

Но сам не пришёл, сославшись на неотложные дела в Самаре. Кто-то из депутатов «ЯБЛОКА» по этому поводу вспомнил советский анекдот про актёра ТЮЗа, которого в январе пригласили сниматься к Спилбергу, а он отказался, потому что у него ёлки, т.е. детские утренники.

Вечером 31 марта сетка вещания была сломана, в большой студии, откуда транслировался «Глас народа», журналисты устроили экстренный выпуск «Итогов», на который пришли политики, учёные, писатели, все, кто был неравнодушен.

Пришёл и Немцов — для того, чтобы уговаривать вышедших из-под контроля журналистов работать с новым руководством и убеждать их в том, что не так уж страшно новое газпромовское руководство, как его малюют Киселёв, Сорокина, Шендерович.

«Я бы хотел, чтобы мы взвесили. Уход, например, журналистов, в том числе и тех, которые рядом со мной: Таня Миткова, Парфенов, Эрнест Мацкявичус и все, кто вокруг меня. Это хорошо для страны или плохо? Ответ: это ужасно!».

Да, лидер фракции СПС, как и раньше, призывал сохранить канал НТВ, только речь шла уже о канале под новым, газпромовским руководством, о том, чтобы журналисты не уходили от новых менеджеров, кандидатуры которых (кто-нибудь есть сомневающийся?) были согласованы с Путиным.

Эти увещевания ничем не отличались от уговариваний Коха.

Вроде бы тоже защищал НТВ Борис Ефимович, но в какой-то странной стилистике гамлетовских терзаний.

Вот что он говорил на той передаче:

«…Не секрет, что были долги. От этого никуда не деться. И есть две базовые ценности, которые мы как Союз правых сил защищаем. Эти ценности просты и очевидны. Первое. Мы защищаем свободу, и мы защищаем права собственности. И когда эти ценности входят в противоречие друг с другом (а в случае с НТВ, по всей видимости, они входят в противоречие друг с другом), очень трудно четко и ясно ответить на вопрос, что для нас важнее: защищать собственность или защищать свободу слова?».

Заметьте, какое тонкое подыгрывание Путину и Коху. С одной стороны, конечно, свобода, но с другой-то право собственности. Т.е. погромщики обеспечивают законное право и потому не погромщики. Свобода свободой, но закон есть закон.

Хотя, если задуматься, причем тут право собственности? Собственность газпромовская, государственная. Претензия собственника основана на сомнительных решениях российских судов. И потом, государство в представлении Немцова заинтересовано в гарантиях свободы слова или нет? Если заинтересовано, то как собственник должно было реструктурировать долги НТВ к самому себе. И Немцов как представитель государства (лидер фракции в ГД) мог бы от Путина этого жестко потребовать. Но не стал.

При этом, радея за права собственности, Немцов самому собственнику (государству) не доверяет:

«На сегодняшний день картина состоит в том, что НТВ после того, как 19 % заложенных акций перейдут «Газпрому», будет контролироваться "Газпромом", т.е, опосредованно, государством. Мы должны добиться того, чтобы не менее 25 % этих акций должно быть продано».

Схема с продажей акций — очередная попытка впарить народу лозунг «бабло побеждает зло».

Кому должны были быть проданы 25% акций? Коху и Йордану — прямо или, что скорее, через друзей-марионеток? И что бы это изменило с точки зрения цензуры?

Конечно, двойственность Немцова была мнимой. Очень часто подыгрывать «мочению» легче, когда делаешь вид, что любишь и жалеешь «мочимого». В сущности, именно об этом Немцову в том эфире со свойственной ей прямотой и сказала Евгения Альбац:

При всем моем желании я не могу с тобой согласиться. Нельзя соучаствовать в подлости!..
Понимаешь, есть мораль, есть нравственность, и есть абсолютно жесткое понимание. У нас есть дети, поэтому нельзя соучаствовать в подлости!

Касьянов

Позиция тогдашнего премьера была отнюдь не такой «диалектичной», как у Немцова — его нынешнего союзника по ПАРНАСу. А простой и ясной. Вот цитаты.

Речь шла о том, чтобы помешать крупному капиталу использовать СМИ в своих интересах.
То есть, воспрепятствовать той или иной газете или телеканалу защищать интересы той или иной компании. Этот принцип был проведен в жизнь…

Я хочу Вас заверить, что телевидение — независимо. Телеканалы пользуются практически полной свободой. Это касается также печатной прессы, которая может критиковать кого угодно. У государства должны быть свои собственные СМИ, но чем больше будет независимых средств массовой информации, тем лучше. Сам я часто подвергаюсь критике в прессе и нахожу это вполне нормальным...

Олигархов в России больше не существует… больше нет финансистов и промышленников, способных влиять на власть, принцип, выдвинутый Владимиром Путиным два года назад, согласно которому деловые люди должны держаться в стороне от власти, соблюдается.

(Фигаро, Иносми.ру, 04.07.2002)

 

Народ

На московский митинг в защиту НТВ 7 апреля тогда пришли тысячи людей.

Пришли, потому что хотели защитить свободу журналистов и свою свободу.

Вот кусочек репортажа оттуда:

Если помните, в январе мы рассказывали о многотысячных митингах в Праге.
Там всего лишь один из целой кучи независимых телеканалов попытались поставить под контроль одной из парламентских партий. Мы показывали эти митинги, а про себя улыбались: какая уж тут угроза свободе слова, чехи перестраховщики, у нас дела куда хуже. Потом подумали уже не так весело: а ведь в Москве-то никто на улицу не выйдет. Извините, плохо подумали о москвичах. Вышли. Еще сколько.


Кстати, были не только москвичи, но еще жители Владимира, Калуги, Новгорода, Твери, Тулы, Ярославля, даже из Чувашии приехали.
Это только официальные данные организаторов из «Яблока». Заявку подали на 5 тысяч человек и, честно говоря, опасались, что и эти 5 не придут, а тут — ну, вы сами все видите. Всегдашние споры организаторов с милицией, сколько народу пришло. Организаторы говорят тысяч 15-20, милиция — 8-9. Но бог с ними, с цифрами, есть еще и такие числительные: много и мало. Для нас важно, что на митинг пришло не просто много, а очень много людей.

Люди приходили на этот и другие митинги не прощаться со старым НТВ (не зная ещё безнадёжность ситуации), а именно защищать.

Валерий Панюшкин тогда в «Коммерсанте» написал замечательную колонку про то, что идти на митинг надо, не разбираясь в хитросплетениях отношений акционеров, потому что там его друг Леонид Парфёнов и ему нужно помочь. Многотысячные митинги — доказательство того, что ситуацию можно было переломить.

Конец

Часть нтв-шников пыталась сопротивляться до последнего, но 14 апреля в истории была поставлена точка — без «масок».

Да и зачем, ведь в эфир вышли не мужики с дрожащими руками, не вынутые из нафталина советские политобозреватели, а свои, нтв-шники, профессионалы...

Канал НТВ сохранился, включите и посмотрите, коли будет охота, а нет так слушайте известную совсем недавнюю речь всё того же Леонида Парфёнова.

И пару цитат напоследок, чтобы не особенно поддаваться соблазну положиться на прогрессивность нынешних «модернизаторов».

Медведев

На тот момент — Председатель совета директоров ОАО «Газпром».

Т.е. несет прямую ответственность за погром вместе с Путиным. В отличие от Чубайса и Немцова, смотревших на «Газпром» сквозь призму «прав собственности», называл вещи своими именами, рассматривая свою компанию как тупой инструмент в руках государства.

Некоторые представители крупного бизнеса видят свою роль в общественном развитии России довольно странно — путём построения системной оппозиции власти.

Это контрпродуктивный путь. Попытки вмешательства в прерогативы власти должны пресекаться, от кого бы они ни исходили, должны пресекаться в рамках, установленных Конституцией, законами. Люди, выступающие с такими (обвинительными) заявлениями, прекрасно помнят о советских временах, когда малейшего недовольства властей, одного лишь слова власть предержащих было достаточно, чтобы журналист никогда больше не появлялся ни на экране, ни на страницах газеты. Ничего подобного сегодня и близко нет. И не будет.

(Интервью газете «Московские новости» 4 августа 2000 г.)

Для «Газпрома» важно вернуть долги, деньгами, или в иной форме… Как потребитель информационных услуг не вижу ухода НТВ с информационного рынка.

(ТАСС, 15.11.2000)

Не ушло, потребляйте.

Комментарии (2)
avatar
1
2 vanya-krasnoyarov • 14:08, 24 Январь 2013
Канал сохранился, но стал чересчур криминальным.
avatar
3
1 povan • 20:32, 26 Апрель 2012
2001, а не 2000
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь