Сериалы — они не только в телевизионном эфире, они еще и в воздухе. Их скачивают из интернета, покупают на Горбушке, привозят из-за границы. А потом на многие часы люди выпадают из жизни, замирая перед телеэкранами и мониторами компьютеров, просматривая по двадцать серий за день. Накануне нового телесезона журнал «Большой город» пригласил режиссера и продюсера многих сериалов, исполнительного продюсера канала СТС Вячеслава Муругова и кинорежиссера и продюсера, заместителя генерального директора канала ТНТ Александра Дулерайна, чтобы поговорить с ними про их самые любимые телешоу.

Алексей Казаков: Есть такой очень специфический, невыносимо скучный и ужасно непонятный разговорный жанр — беседа любителей джаза. «А вот помнишь, кто стучал у Майлза Дэвиса на барабанах в предпоследней сессии записи альбома 1963 года». Именно в таком жанре и хотелось бы устроить нашу беседу. Вам по долгу службы, а также по зову сердца приходится отсматривать гигантское количество иностранных сериалов. А за последние пару лет сериалы превратились в какое-то помешательство. Их смотрят буквально все. Поэтому чем более густой, непонятной и насыщенной разными неизвестными фамилиями и названиями будет наша беседа, тем она будет интересней.

Дулерайн: Согласен с Лешей. Я, честно говоря, сам некоторое время назад со страшной силой подсел на английские и некоторые сериалы и ситкомы HBO. Я смотрел все это, буквально не вынимая дисков. Обнаружил, что это огромная зрительская радость, которую я раньше никогда не испытывал. Но смотреть все это надо на английском. В какой-то момент я реально подсел на текст — и сразу же на «Friends» («Друзья»). Посмотрел насквозь десять сезонов. Дело было так: я поехал в Рим, взял с собой один сезон. Закончив его, я обнаружил себя бегающим по городу в поисках остальных сезонов «Friends». За какие-то бешеные деньги купил их — там же все это значительно дороже — и не успокоился, пока не посмотрел все до конца. А недавно я еще раз его весь пересмотрел.

Казаков: Да ладно! Это уже какое-то помешательство.

Дулерайн: Клянусь. Просто жена решила тоже посмотреть, я к ней ненадолго присоединился и не смог остановиться. В общем, отсмотрев за последнее время совершенно дикое количество сериалов, я понял, что правда возникает какой-то новый тип развлечения, новый жанр. Ведь что там у них в кино происходит? Кино все больше напоминает аттракцион. Они все больше стараются показать нечто такое, чего дома ты точно не увидишь. Когда я смотрю «Пиратов Карибского моря», я смотрю на невероятный аттракцион. Помните, тридцать лет назад был фильм «Крамер против Крамера». Честная психологическая драма. Она шла в кинотеатрах. Люди приходили и смотрели два с половиной часа, как герои выясняют отношения, как строятся их судьбы. Никакого экшена, никаких эффектов. Сейчас сложно себе представить фильм типа «Крамер против Крамера», который бы успешно прошел в кинопрокате.

Кино все больше напоминает аттракцион. Они все больше стараются показать нечто такое, чего дома ты точно не увидишь... Сейчас сложно себе представить фильм типа «Крамер против Крамера», который бы успешно прошел в кинопрокате.

Муругов: Разве что «Борат»?

Дулерайн: Ну «Борат» — это тоже аттракцион. Хотя это, кстати, имеет непосредственное отношение к тому, о чем мы говорим. Борат — он же агент вот этих территорий, которые возникли, когда целый ряд дико талантливых людей нашли для себя новое поле для развития.

Муругов: Абсолютно точно. Некоторое время назад у них там за границей, в первую очередь в Америке, возник кризис на телевидении. И тогда в телевизор, в телесериалы пришли люди из кино. И из кино привнесли то, что именно так и цепляет, когда мы смотрим «Heroes» («Герои»), который мы сейчас, кстати, купили, «Supernatural» («Сверхъестественное»). Или вот «Prison Break» («Побег») — вообще хитяра. Зачем далеко ходить — тот же «Lost»! Все это очень дорогие истории, сделанные по всем правилам большого кино. Это принесли люди с киношным образованием и мышлением. Они легко смогли адаптироваться и сделать взрослое и серьезное телевидение. Эти профессионалы — плюс совсем другая экономика. Ну и пресловутая вертикальная система программирования позволяет им добиваться совершенно нового качества.

Казаков: А что такое вертикальная система программирования?

Дулерайн: Когда сериал показывают по одной серии в неделю, а не все серии подряд.

Муругов: У них в понедельник в прайме будет идти один сериал, во вторник другой. То есть «Кадетство» или там «Счастливы вместе» шло бы раз в неделю. С одной стороны для зрителей это плюс — каждый день недели можно посмотреть один-два очень качественных сериала.

Казаков: Ну да. Сейчас по всему Нью-Йорку висит сдвоенная реклама сериалов «Californication» и «Weeds» канала Showtime под заголовком типа «В понедельник скучно не будет». Эта разница в программировании принципиально меняет все производство сериалов, то, как они выглядят.

Муругов: Ну конечно. За то время, пока мы сделаем сто серий «Кадетства», они сделают двадцать серий «Побега». У нас из-за этого начинаются сумасшедшие гонки и борьба между качеством и скоростью. А они не спеша запускают одновременно двадцать сериалов. Не все, естественно, доходят до эфира, многие останавливаются на этапе пилотов. Во-первых, они по бюджету дороже, у них серия может и 10 миллионов стоить, а так в среднем миллиона три. И делают они их дольше, качественнее. Все-таки у них рынок так работает.

За то время, пока мы сделаем сто серий «Кадетства», они сделают двадцать серий «Побега». У нас из-за этого начинаются сумасшедшие гонки и борьба между качеством и скоростью. А они не спеша запускают одновременно двадцать сериалов.

Дулерайн: Конечно, это не вопрос программирования. Все зависит от объема рекламного рынка.

Казаков: А что из того, что эта индустрия выпускает, вам больше всего нравится? Каков условный топ-5?

Муругов: Во-первых, соглашусь с Сашей. Бывает, смотришь на все это просто как профессионал, чтобы быть в курсе, что там на других каналах. Но часто просто забываешься, превращаешься в ребенка и уже не думаешь, какой это продукт, подходит он нам, не подходит. Если говорить конкретно, то, конечно, я тоже не смог остаться в стороне от «Friends», но все-таки начал бы с «The Office». Вот от него в какой-то момент я оказался под большим впечатлением. Причем не от американской адаптации, а от оригинальной английской версии. Это невероятно остроумно. Идеальное сочетание блестящего актерского исполнения, драматургии, настоящего английского юмора и безупречного продакшена. Вот как Саша смотрел «Друзей» туда-сюда — это же он явно не из спортивного интереса включил…

Дулерайн: Да не, я фан.

Муругов: Ну вот у меня та же история с «Офисом». Там, конечно, сезонов поменьше.

Дулерайн: В «Офисе», там, насколько я знаю, в чем история? Два британских комика — Рики Гервейс и Стивен Мерчант — пришли на BBC и предложили сделать пилот ситкома, но экспериментального. Суть эксперимента…

Муругов: А ты, кстати, видел «Extras»?

Дулерайн: О! Я их тоже фан. Да и как раз тоже хотел про них сказать, но мы до них дойдем…

Муругов: «Extras» — они же позже сделаны…

Дулерайн: Ну это их был следующий проект. Так вот, возвращаясь к «Офису». Им дали совсем немного денег…

Муругов: Им вообще камеру дали всего на один день. И они за один день сделали пилот. Как можно за один день сделать пилот?!

Дулерайн: В общем, они сделали историю из жизни офиса. Бумажного офиса. Который делает бумагу. Там перебивкой является принтер, который выплевывает пустую бумагу. И это история сотрудников офиса…

Муругов: Там фишка в том, что у них не было ни времени, ни денег. Все это выглядит как настоящее реалити-шоу, там нет смеха за кадром, просто ходит камера с объективом…

Дулерайн: И герои просто ведут монологи о себе. Они гениально играют. Это жесточайшая история про страшного г..нюка — босса, которого играет Рики Гервейс. Он считает себя невероятно обаятельным, считает, что он страшно обставляет всех сотрудников — в хорошем смысле слова. При этом все на него реагируют реально как на страшного г..нюка. И есть сотрудники офиса. Девушка, которая мечтает стать художником, работает на ресепшене и никогда не станет художником. Молодой парень, которому надо куда-то идти, но он никогда никуда не пойдет, какой-то кретин, который подлизывается к боссу… Абсолютно гениальная история, пронзительно талантливейшая.

Казаков: А американская адаптация — это все уже не так?

Дулерайн: «Офис» стал огромным хитом в Британии. Причем интересно, что все у нас смотрят этот «Офис», но никто его даже не пытается здесь показать, потому что очевидно, что это не будет работать. А дальше они сделали следующий сериал, который называется «Extras», то есть «Массовка». В каждой серии у них играет большая голливудская звезда. Гвинет Пэлтроу, Мэтт Дэймон. С Орландо Блумом был замечательный эпизод. Там героиня вместе с Гервейсом играет в массовке у Блума. И все вокруг Блума бегают — кроме нее. Она на него не реагирует. Потому что у нее есть подруга, которая ее вечно третирует: мол, и платье у тебя х..овое, или вот я пришлю твою фотку моему знакомому, познакомишься. Через минуту друг перезванивает — и подруга говорит, мол, знаешь, нет, ты ему не понравилась. Классическая лучшая подруга, которая тебя вечно опускает. И тут к ним подходит Орландо Блум, просто бросается на эту девушку и всячески ее облизывает, убеждая в своем величии: «Вот список самых сексуальных мужчин мира. Я на первом месте, а Джонни Депп на четвертом. На съемках «Пиратов Карибского моря» все любили меня. Меня. А не его». То есть «Extras» кроме всего разбираются с голливудскими мифами. Но при этом в каждой серии — история звезд и история людей из массовки. Это, конечно, британский взгляд — и Британия вообще отдельная глава в этом разговоре. Половина моих любимых историй оттуда.

Муругов: Мне кажется, вот еще в чем прелесть. Он показывает в мире маленького человечка на фоне всего мира…

Дулерайн: Причем страшного г..нюка. То есть если Чехов рассказывал истории о маленьком человеке, который был хорошим, то Гервейс рассказывает истории о маленьком человеке — страшном г..нюке.

Муругов: Да, смысл — донести эти эмоции. В каждом сидит этот человечек, в каждом. Ты узнаешь свои или даже чьи-то комплексы.

Дулерайн: Слушайте, там гениальная серия из второго сезона с Дэвидом Боуи. Но это вообще отдельная тема. В общем, я со Славой согласен, в моем списке хитов и «Офис», и «Friends» есть точно.

Казаков: Хорошо, давайте дальше загибать пальцы.

Муругов: «Prison Break» не могу не отметить. Чумовая, на мой взгляд, вещь. Он сравним с «Lost» по масштабам.

Дулерайн: Ты расскажи сюжет.

Муругов: Сюжет такой. Есть два брата: старший и младший. Начинается сериал с того, что у старшего остается месяц до электрического стула. Его обвиняют в том, что он убил брата президента Америки. Все против него. И младший брат, практически гений, который исчерпал все способы вытащить его оттуда и при этом сам разрабатывал эту тюрьму. Он начинает с того, что инсценирует ограбление банка, чтобы его посадили в ту же тюрьму и он помог брату бежать. Он нанес себе на тело татуировки с планом побега. И весь фильм — сплошное напряжение. Блестящие актерские работы, съемки потрясающие. Очень советую.

Дулерайн: Я вот, кстати, не подсел. Мне «Prison Break» очень советовали, но я не подсел. Я понял, что люблю в сериалах все же другое, чем то, что люблю в кино. Мне кажется, что в «Prison Break» отличный сюжет, но для кино. Вот он не входит в мой список. Для меня в него скорее войдут «Desperate Housewives». Понимаешь, в чем разница: «Desperate Housewives» — он более извращенный, более странный. «Prison Break» слишком честный, он действительно очень мощный, но там все очень понятно. Когда я смотрел «Desperate Housewives», который начинается с того, что женщина пускает себе пулю в голову, и дальше идет ее закадровый голос…

Казаков: Это какой-то прямо «Сансет-бульвар».

Муругов: Если про извращенность, то я бы еще «Nip/Tuck» назвал. У нас на канале это переводилось как «Части тела». Он ночью выходил. Там такая история, что ее раньше показывать было бы затруднительно.

Дулерайн: Я вот эту всю хирургию боюсь ужасно.

Муругов: Там история про двух пластических хирургов в Майами. Но это, конечно, сериал не о пластической хирургии, а о пластической хирургии души скорее. Он в этом смысле именно про то, о чем говорит Саша. Так или иначе мы хотим чего-то непростого, но ищем это, видимо, по-разному. Вот я люблю, например, сельдереевый сок, а кто-то скажет, да ты чего, как его можно пить? А он не такой, как другие, мне интересней — да и выглядит полезно. Вот «Nip/Tuck» я бы занес в этот список.

Дулерайн: Я еще понял, что, конечно, в сериалах, впрочем, как и везде — и в книгах, и в музыке, — важно, чтобы авторов самих страшно перло от того, что делаешь. Только тогда у тебя получается нечто хорошее. Если это не так, ничего хорошего не получится. Это абсолютно закон природы.

В сериалах, впрочем, как и везде, важно, чтобы авторов самих страшно перло от того, что делаешь. Только тогда у тебя получается нечто хорошее... Это абсолютно закон природы.

Муругов: Мы, кстати, сейчас были в Лос-Анджелесе и смотрели там сериал «Everybody Loves Raymond». На мой взгляд, очень смешной.

Дулерайн: Я его знаю, я его со своим ребенком смотрел. Это такой честный ситком, который хорошо смотреть с девятилетним ребенком. Там гениальный этот здоровый полицейский…

Муругов: Ну да он, конечно, такой семейный сериал. Он вряд ли в мою личную десятку входит, но тем не менее. Мы в Лос-Анджелесе разговаривали с автором и исполнительным продюсером этого сериала. И он говорил про те же самые вещи. Долго рассказывал про этот сериал, а потом говорит: вообще, знаете, я его просто про свою семью снял — и все.

Дулерайн: Вот это я понимаю.

Муругов: Дальше я бы назвал «Absolutely Fabulous». <...> Ну чумовой же сериал. Это английский ситком, производство BBC. Тематика BBC — тоже отдельный пласт в сериалах. Там, может быть, нет таких изворотов, как в «Extras» или в «Офисе», но тем не менее. И отдельное удовольствие, когда слушаешь эту британскую речь, все эти «bloody expensive».

Дулерайн: Да, там две взрослые тетки-хиппушки, лесбиянки-наркоманки, и правильная восемнадцатилетняя дочка. Пойдите адаптируйте это для России. <...>

Там [в «Absolutely Fabulous»] две взрослые тетки-хиппушки, лесбиянки-наркоманки и правильная восемнадцатилетняя дочка. Пойдите адаптируйте это для России.

Казаков: Меня немного удивляет, что большей частью беседу ведем о малобюджетных ситкомах. Меня-то вот лично больше занимают сериалы, которые уже ни чем от кино не отличишь. Где настоящие хиты? Где «Numbers»? Где «Life on Mars»? «Рим»?

Муругов: Ну вот «Рим» бы я, кстати, с удовольствием отметил.

Казаков: И главное, меня, конечно, удивляет, что до сих пор еще не упомянут «Lost». Где «Lost»?

Муругов: Мне, если честно, продукция HBO не очень близка. Ну, конечно, «Секс в большом городе». Все понятно, я ради интереса его посмотрел.

Дулерайн: HBO, кстати, это такая ролевая модель ТНТ. Это то, к чему мы стремимся, — делать вот такие «порше», мегакачественный продукт для…

Муругов: Нет, Саш, «порше» — это то, к чему СТС стремится.

Дулерайн: Ну это нормально, мы же поэтому и оказываемся ближайшими конкурентами, что по сути стремимся к одному. Но в чем уникальность HBO и американской ситуации? HBO имеет, извините, 1 миллион подписчиков, каждый из которых платит 20 баксов в месяц, — это 20 миллионов в месяц. Ни СТС, ни ТНТ не могут даже надеяться на такого рода деньги. И при этом HBO — это маленький канал, это же не ABC, не NBC с 15 миллионами зрителей. «Рим», о котором вы говорите, делался совместно с BBC, общественным каналом Британии, который смотрит страна. И HBO — 1 миллион человек. Остальные 159 миллионов человек в Америке совсем не волнует «Рим». Это и есть соотношение британских комедий и американских сериалов. Американский мейнстрим — это что-то отдельное.

В чем уникальность HBO и американской ситуации? HBO имеет, извините, 1 миллион подписчиков, каждый из которых платит 20 баксов в месяц, — это 20 миллионов в месяц. Ни СТС, ни ТНТ не могут даже надеяться на такого рода деньги.

Муругов: Пока не забыл, давай еще запишем туда обязательно «24 часа».

Казаков: Это героин, конечно. Чистый героин.

Муругов: Все пять сезонов мною честно отсмотрены. Сейчас 6-й сезон жду с нетерпением.

Дулерайн: А я вот не подсел. Я вот вообще не видел ни одной серии. Я все-таки больше люблю комедии.

Казаков: Как же ты мог подсесть, когда ты не видел ни одной серии?

Дулерайн: Я боюсь.

Казаков: Это правда. Там достаточно три серии посмотреть и дальше слезть с этой иглы не возможно. То есть, вот если «Lost» — это такой путь к просветлению, благая весть, то «24» — это жесткий наркотик. Оторваться невозможно. А «Californication» не смотрели?

Муругов: Это куда Духовны вернулся после «Секретных материалов»? Я смотрел пилот в Лос-Анджелесе.

Дулерайн: Можно, я уже про свой список? «Californication» в него не входит. У меня номер один, абсолютный number one, гениальнейший ситком всех времен и народов, просто фанфары, барабанная дробь, — «Curb Your Enthusiasm». C великим Ларри Дэвидом. Мой самый любимый ситком в мире. Смотрел?

Муругов: Ну вообще смотрел, но так к нему не относился. Надо пересмотреть его, чтобы лучше понять Дулерайна.

Дулерайн: Это невероятная история. Есть знаменитый комик Ларри Дэвид, который вместе с Джерри Сайнфелдом снял сериал «Сайнфелд» — тоже очень хороший, про него говорили, что «Сайнфелд» вернул к телевизорам умных людей. Когда Ларри Дэвид и Сайнфелд пришли хрен знает в каком году на телевидение, их спросили: а о чем вы собираетесь делать сериал? Они ответили: этот сериал будет ни о чем. И сделали сериал, главный герой которого — это стендап-комик, собственно Сайнфелд. Сайнфелд стал мегахитом. Ларри Дэвид прославился, разбогател и сделал ситком о себе, мультимиллионере, который живет в Санта-Монике. У него 650 миллионов долларов личное состояние, на секундочку. Ситком о жизни мегазвезды-мизантропа, его агента и его друга-невротика. Очень смешная и умная история. Ларри Дэвид — спасшийся человек. И его юмор невероятно светлый. Невероятно умный, и циничный, и злой, и хороший, и прекрасный. Я с огромным восторгом посмотрел просто насквозь все эти 6 сезонов и влюблен в Ларри Дэвида. Недавно был в Лос-Анджелесе и видел его в нескольких прохожих. Он номер один в моем списке.

Казаков: А номер два?

Дулерайн: Номер два — это, наверное, Рики Гервейс. И делят второе место Рики Гервейс и Али Джи.

Муругов: Ну Али Джи немного не отсюда. Это же уже совсем просто шоу. Мы же по правилам игры шоу не называем. Потому что так-то я к Али Джи тоже могу присоединиться.

Дулерайн: Вот в первой тройке Ларри Дэвид, Рики Гервейс и Али Джи. Дальше я бы назвал сразу несколько историй совершенно в разных жанрах. Это и «Friends», и «Desperate Housewives», и «Sex and the City».

Казаков: Ну это совсем уже классика.

Дулерайн: Хорошо, дальше я бы назвал абсолютно экстравагантную, крайне подлую пародию на ситком, которая называется «Bear’s Tail». Можно перевести как «Медвежий хвост» или «Медвежий член». Скорее «Медвежий член», потому что в заставке игрушечный медвежонок, снятый субъективной камерой, и мы видим его член на первом плане.

Казаков: Что это за дикость?

Дулерайн: Там игрушечный медведь сочиняет про себя ситкомы.

У него под лестницей живет сценарист. С ним он обращается очень жестко. У него должна быть мама с большими сиськами. Дальше появляется актриса, которая играет его маму. У него в классическом ситкоме должна быть мама. И дальше он к ней сексуально пристает. Это абсолютно запредельная жесткая пародия.

Казаков: А мама — медведица или женщина?

Дулерайн: Нет, женщина. Он там один медвежонок. Это делал тот же комик, который до этого сделал смешное, но странное шоу, которое называется «Bo’ Selecta!». Это скетчком. Но очень странный. А вот «Медвежий член» — это уже совсем экстремально. Ни один мой приличный знакомый его терпеть не может. Смотрят на меня как на полного фрика. Мне он очень нравится, он очень смешной. Рядом с ним я бы назвал прекрасную работу Стивена Фрая в ситкоме «Absolute Power» про пиар-агентство.

Казаков: Ну вот опять ситкомы. Я, конечно, дилетант, но мне кажется, что там уже наелись немножечко ситкомами…

Дулерайн: Да при чем здесь ситкомы или не ситкомы. Те названия, о которых я говорю, это то, что я смотрю насквозь. И тут неважно, какой жанр, — главное, что эти люди создают новый юмор. Это абсолютно новая культура. Вот есть честный ситком — нормальный сериал для большой аудитории. А есть, условно говоря, тот же «Extras» или «Офис» — в этом смысле это тот же новый юмор, который мы учимся делать на ТНТ… Не знаю, я люблю ситкомы. Я люблю комедии. Из некомедий мне очень нравятся «Desperate Housewives», «Sopranos», «Sex and the City».

Муругов: Я тут с Сашей опять соглашусь. По поводу юмора — мы, вышедшие из одного котла, те, кто был и в КВН, и в Comedy Club… Вообще, давно хотел официально заявить, что с Гариком Мартиросяном спал в одной постели. Был такой случай. Мы когда в КВН играли, друг другу периодически помогали. Настал момент, когда мы должны были помочь «Новым армянам». До трех ночи мы придумывали им какие-то шутки, а потом обессилевшие рухнули в одну постель в гостинице «Измайлово». Это был 2000 год, что ли. Я тогда сказал: «Гарик, представляешь, мы когда-нибудь станем известными, чего-нибудь добьемся — и я скажу: «Я спал с Мартиросяном». Так вот, наконец настал момент, когда я могу это сказать.

Казаков: Спасибо за оказанную нам честь.

Муругов: Мне очень интересна эта проблематика юмора. Любопытно, что оба наших канала сейчас движутся в сторону друг друга. Саша тут как-то говорил: «Вы более респектабельные, а мы более дерзкие». В этом сезоне посмотрим, кто тут более респектабельный.

Саша [Дулерайн] тут как-то говорил: «Вы более респектабельные, а мы более дерзкие». В этом сезоне посмотрим, кто тут более респектабельный.

Дулерайн: Мы такой задачи себе не ставим — быть более респектабельными. ТНТ хочет быть еще более хулиганистым.

Муругов: Разве? Я видел вашу презентацию. Мне прислали.

Дулерайн: Мы хотим быть хулиганистыми. Мы и есть хулиганистые. Мы не хотим быть респектабельными вообще.

Муругов: И вот эти все золотые цвета в логотипах? Это все тоже так, не специально?

Дулерайн: Да нет, золото на логотипе — это как у парней из Бронкса: не знак респектабельности, а распальцовка. ТНТ — это канал no limits.

Муругов: Но они есть, эти limits, дальше Comedy вы же не пошли по дерзости. «Наша Раша» более респектабельная, чем Comedy.

Дулерайн: Ты смотрел «Нашу Рашу»? Ты не смотрел просто. Я тебе пришлю. Вот кстати, но это не для записи…

Муругов: Знаешь, мы конечно где-то пересекаемся. Мы же такие «заклятые друзья».

Казаков: Хорошее, кстати, название для ситкома.

Муругов: Но это же все органично происходит. Невозможно продюсировать то, что ты не любишь.

Дулерайн: Я вот люблю комедии. В продолжение списка: «Black Books», английский ситком. Гениальный совершенно. Талантливейший. Там два очень хороших комика играют. Про книжный магазин.

Казаков: А что еще?

Дулерайн: «Absolute Power» — «Абсолютная власть» — про рекламное агентство, я уже его назвал. Очень смешной. Стивен Фрай играет главу этого рекламного агентства. И каждая серия — это новый заказ. Очень смешной, по-моему. Ну и все. Они у меня все заняли первые три места.

Казаков: Ну вот теперь-то я могу спросить, а где же все-таки «Lost»?

Дулерайн: Ну и «Lost». В моем списке он тоже есть. Мне очень нравится «Lost», преданно его смотрю, жду третий сезон.

Муругов: Нет, «Lost» — это вещь не плохая и не хорошая, это вещь, в стороне стоящая. Есть «Lost», а есть все остальное.

Казаков: Ну если так, то тогда хорошо. Тогда мое сердце спокойно.

Комментарии (2)
avatar
2
2 Soulskinner • 12:43, 29 Май 2013
Так и хочется сказать, что... Но не обманули же? И по тому и по другому каналу, после 2007-ого, шло немало подобных сериалов. Только жаль, что недолго продлилось веселье.
avatar
-3
1 wenkrit • 11:33, 29 Май 2013
Лень читать :D
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь