Для доброй половины необъятной России Леонид Якубович — самый настоящий добрый «фей». Вот уже 15 лет каждую пятницу ведущий «Поля чудес» дирижирует игроками и черными ящиками, раздает призы, принимает соленья, наряжается в самые немыслимые костюмы. Периодически говорит, что устал от этой клоунады. Но барабан продолжает крутиться, а Якубович — ухмыляться. Что же помогает ведущему не сойти с ума от народной любви? Жена Марина, дочь Варя, самолеты... и кое-что еще.

— Сколько барабанов сносилось за годы передачи?

— Один. Это второй, еле крутится — ему уже 4 года. Табло тоже дышит на ладан. Из всех декораций держимся только мы с группой.

— Кто из игроков вам особенно запомнился?

— Помню первую девушку, которая выиграла первый «Мерседес» в 92-м году. Помню замечательную негритянку, которую мне подарили на «Поле чудес» из Африки. Кстати, через много лет случай свел нас еще раз в Танзании… Ветеранов Великой Отечественной, афганцев, чеченцев — помню почти всех. Не знаю почему. Помню, и все. Всех не перечислишь.

Считайте сами: 9 игроков, 52 программы в год, 15 лет. Итого 7020 человек, не считая спецпрограмм и выездных сессий.

— Что чаще всего дарят вам участники программы?

— Разные бутылки. Сами считайте: если практически каждый привозит по три-четыре емкости, то получается несколько десятков тысяч бутылок.

За 15 лет еды привезли столько, что год можно кормить районный центр. К сожалению, СЭС наложила запрет на передачу этих продуктов в детские учреждения или еще куда-нибудь. Мы с Владом Листьевым пробовали. Давно уже, в 92-м году. Не разрешили. Наверное, правильно — неизвестно ведь, как и кто готовил. И главное — сколько это все везли, в каких условиях и в каком виде продукт сейчас. Жаль.

— Приходится съемочной группе закусывать водку огурцами?

— Как правило, все достается зрителям в студии. Опять, если хотите, статистика: в студии примерно 200—250 человек, умножьте на 15 лет, а потом еще на 52 программы в год! Получится примерно 200 тысяч человек, которых мы накормили.

Некоторые предметы мы вообще не берем в музей «Поля чудес». Если привозят иконы, то отдаем их в храмы. Военные реликвии (портсигар, пробитый пулей, гармошка одного из панфиловцев и т.д.) — обратно тому, кто привез.

— Попадались ли подарки, с которыми вам было жалко расставаться?

— Ничего не жалко. Все в музей, а значит, для всех.

— Говорят, что вы могли стать ведущим «Розыгрыша» вместо Валдиса Пельша. Что, не сложилось?

— Меня действительно приглашали вести «Розыгрыш». Но я отказался. Мне кажется, розыгрыш — это все-таки штука веселая, но добрая и вовсе не обидная. Скорее даже ироничная. Может быть, я ошибаюсь.

— Одно из ваших многочисленных хобби — управление самолетом. Как началось это увлечение?

— В 1994-м Юрий Николаев вез меня на свою дачу — учить играть в теннис. По дороге заехали на аэродром, как бы на минутку. И Юра взял меня с собой в полет. Я в буквальном смысле слова обалдел. Во-первых, оттого, что он сам летает! А во-вторых, что у меня не вышло вообще ничего. Я взмок, как мышь. Разозлился страшно. Решил, что это не для меня, что я больше сюда не приеду никогда. И остался вот уже на 11 лет!

— Пришлось в достаточно солидном возрасте садиться за парту?

— Мы с друзьями поступили в Калужское авиационное училище году в 2000-м, по-моему. Закончили и отправились учиться дальше в УТО Быково. Выпустились пилотами коммерческой авиации 3-го класса с правом управления Як-40.

— Есть ли у вас собственный самолетик?

— Нет. Хотя, по слухам, у меня 32 дома только под Москвой, 4 за границей, 3 самолета, из которых один истребитель (то ли МиГ, то ли Су), Ту-134 и — почему-то — Боинг. Еще был пароход, но говорят, что он затонул. Видимо, вместе со мной.

— Кого вы взяли с собой в первый самостоятельный полет?

— Вторую жену, Марину.

— Еще вы известный любитель бильярда. Давно играете?

— С 1992 года. Тогда мы — я, Ярмольник и Листьев — случайно забрели в клуб. Вообще-то зашли погреться. Кончилось тем, что Ярмольник в тот же вечер купил бильярдный стол, а я начал заниматься с Георгием Степановичем Метасовым — легендой бильярдного спорта. Играю средне, но обожаю это до самозабвения. Бильярд для меня третье увлечение, после семьи и самолета.

— Старший сын Артем все еще работает во «Времени» или занялся карьерой банковского служащего — по специальности?

— Он работает на Первом канале в департаменте информации и политики. Сейчас — в группе редакторов по спецпроектам.

— У каждого родителя есть любимый поучительный пример для детей: у вас есть что-то такое для сына и для младшей дочери — семилетней Вари?

— Нет. Большее влияние на сына и на дочь имели бабушки и дед, мой отец.

— Вы человек настроения?

— О да!

— В июле вам стукнет 60 лет. Как отмечать собираетесь?

— Пока понятия не имею.

— Периодически ваше имя появляется на театральных афишах. О какой роли вы пока лишь мечтаете?

— С тех пор как я стал играть в спектаклях, мечты о театральной славе исчезли абсолютно и сразу. Я ничего не хочу в плане ролей, поскольку понятия не имею, на что способен. В некотором смысле сцена родила комплекс. И потом, наверное, уже поздно мечтать о громкой карьере в театре.

— Вы успеваете и в кино сниматься. Что вам ближе: театральные или киноработы?

— И то и другое. Обожаю работать! Вне дела я совершенно невыносим. Ни другими, ни самим собой.

— Ваши фирменные рецепты снятия стресса?

— Дочь, самолет, бильярд, баня, водка.

— Было время, когда вы собирали справочники, потом перестали. Что-нибудь еще начали коллекционировать?

— Деньги. Много лет уже коллекционирую старинные бумажные деньги разных стран мира. Не знаю зачем. Во-первых, это так красиво! А во-вторых, может, все вернется, и я наконец стану миллионером.