Лет 5 назад Лариса Кривцова была первой телеледи — возглавляла дирекции утреннего и дневного вещания первого канала, превратила Андрея Малахова благодаря «Большой стирке» в «лицо канала», затеяла новое ток-шоу «Город женщин» сразу с тремя ведущими... А потом вдруг исчезла. Месяц назад Кривцова вернулась — с 29-серийным документальным циклом «Встань и иди» о сильных людях.

«Страшно быть в простое»

— Как после развлекательных программ, таких как «Большая стирка» или «Город женщин», вы решили обратиться к серьезной документалистике?

— Во-первых, я начинала на телевидении с того, что делала документальное кино, поэтому не «обратилась», а «вернулась». Когда делалась «Большая стирка», это был дебют «Первого канала» в развлекательном ток-шоу.

Свою задачу «Стирка» выполнила, и я, как человек, который держит нос по ветру, почувствовала, что обществу необходим более серьезный разговор. Мне показалось, что зрителю можно предложить что-то другое. Кстати, первый фильм — о Володе Левкине — показал, что это так: рейтинг у него был выше, чем у художественного кино, которое шло параллельно на других каналах.

Но есть и еще одна причина — личная. В моей жизни произошло нечто такое...

— Хоть намекните, что случилось.

— Для творческого человека самое страшное — быть в простое. После того как закрылись все проекты, я, можно сказать, заболела. И в этом болезненном состоянии в какой-то момент родилась идея. Я просто вспомнила библейское «Встань и иди. И вера твоя поможет тебе».

— Значит, вы не были готовы к закрытию «Города женщин»?

— Нет, это было неожиданно. Вообще, женская тема, не только в виде телевизионной программы, меня интересует очень давно. Надо сказать, что именно с ней я пришла на Первый канал: первая проба в жанре ток-шоу называлась «Женская территория». Я сделала пилотный выпуск, но в то время затевался «Женский взгляд» Оксаны Пушкиной — она пришла раньше, поэтому запустился ее проект. Но женская тема не давала мне покоя. Думаю, что самые талантливые, умные, перспективные люди на земле — это женщины: они меньше болеют, более организованны, они дают жизнь другим, более адекватно оценивают происходящее, они не так агрессивны, как мужчины, раз в сто трудолюбивее, но незаслуженно отодвинуты на вторые места...

— Вы так не любите мужчин?

— (Смеется.) Я люблю мужчин точно так же, как и они меня...

«„Молодого Познера“ из Малахова не получится»

— Как вы расстались с Андреем Малаховым и что думаете о его «Пяти вечерах»?

— А вы как сами считаете, этот проект сильно отличается от «Большой стирки»?

Сделать из Андрея «молодого Познера» — так ставилась задача — невозможно: у него органика другая. Ему тяжело в галстуке, потому что он другой — легкий, эмоциональный, если хотите, гламурный. Видимо, поэтому после Нового года формат «Вечеров» максимально приблизился к формату «Большой стирки». Даже названия тем они иногда используют «стирочные».

— Вы сейчас директор только дневного вещания, а как оцениваете то, что делается в «Добром утре» без вас?

— Не буду оценивать — приведу единственный факт. Когда ко мне подходят люди, думая, что я еще руковожу «Утром», и спрашивают: «Что у тебя там происходит? Ты с ума сошла?!» — я говорю: «Да вы что, прекрасная программа! Вы ничего не понимаете».

— Скажите, во время своего творческого отпуска вы только мучились и болели или чем-то еще занимались?

— Делала журнал «Город женщин» — мы хотим создать целый медиахолдинг под этим названием... И снимала новый проект «Встань и иди» на свой страх и риск, потому что он не был утвержден...

— А деньги?

— (Смеется.) У меня много друзей, которые мне помогают, верят в мои способности, поэтому дают в долг. А когда проект начинает существовать, я им отдаю. Так было всегда.

— Не считаете, что пересекаетесь с тем же «Женским взглядом»? Пушкина тоже любит слезу пустить.

— Там же рассматриваются любовные истории, а здесь главное — событие, которое сломало жизнь, и борьба человека с обстоятельствами. А по ходу может быть рассказано обо всем, в том числе и о любви.

В проекте «Встань и иди» мы рассказываем историю не закадровым текстом, а с помощью самого героя и свидетелей его истории. Работаем на грани художественного и документального кино — это очень трудоемкая работа. Если необходимо, реконструируем события.

— А вы сами согласились бы сняться со своей личной историей в программе «Встань и иди»?

— Да, у меня есть события в жизни, которые позволили бы стать героиней цикла...
 

Комментарии (0)
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь