Спустя три месяца после того, как на канале НТВ в очередной раз сменился менеджмент, стало очевидно, что канал продолжает менять свой политический и телевизионный курс. О том, что навсегда осталось в прошлом НТВ, и каким теперь будет канал, обозревателю «Власти» Арине Бородиной рассказал главный продюсер НТВ Александр Левин.

Александр Левин уже был главным продюсером НТВ — в 1999-2000 годах. В апреле 2001 года вместе с частью журналистов НТВ, которых принято называть командой Евгения Киселева, он перешел на ТВ-6. После отключения ТВ-6 и создания канала ТВС стал его первым гендиректором. После конфликта с рядом акционеров ТВС в октябре 2002 года покинул этот пост и стал первым заместителем гендиректора и главным продюсером ТВС. В марте 2003 года покинул ТВС (канал просуществовал еще почти четыре месяца) и в том же году создал собственную производящую компанию «Телеформат». 26 июля 2004 года по приглашению гендиректора НТВ Владимира Кулистикова вновь стал главным продюсером НТВ и заместителем гендиректора. Тогда в интервью Арине Бородиной он сказал, что будет готов говорить о планах и задачах НТВ не раньше чем через месяц. Чтобы разобраться с задачами НТВ, главному продюсеру потребовалось почти три месяца.

«Любое телевидение должно быть лояльно своему акционеру» 

— Когда в 2001-м вы ушли с НТВ и создавали абсолютно новый канал ТВ-6, в интервью «Власти» вы амбициозно заявили, что готовы ворваться в «большую двойку», имея в виду конкуренцию с основными каналами — «Первым» и «Россией». За это время два госканала ушли от НТВ далеко вперед. Вы и сейчас готовы конкурировать с ними на равных?

— Пока не готовы, но готовимся. Однако я не буду сейчас столь оптимистичен, как в случае с тем же ТВ-6, по той простой причине, что тогда мы занимали явно свободную и очень четкую нишу — нишу оппозиционного телевидения. На ТВ-6 были и менеджеры, и акционеры, которые были готовы к тому, что канал будет занимать именно такую нишу. И востребованность такого рода продукции тогда была достаточно высока. Это первое. Второе: когда мы перешли на ТВ-6, у нас был достаточно большой пакет качественных сериалов, который был произведен еще при Гусинском. И это дало свои результаты. Что касается сегодняшней ситуации, то говорить о том, что НТВ способно быть оппозиционным телевидением, просто смешно. Хотя бы по той причине, что любое телевидение должно быть лояльно своему акционеру. Это основа бизнеса. 

— Вы имеете в виду сложившуюся политическую ситуацию, когда быть оппозиционным опасно?

— Поймите, я телевизионный менеджер и работаю на акционеров. Предъявлять претензии НТВ, что оно не может быть оппозиционным, по меньшей мере нелепо. Эти претензии надо предъявлять народу, который мирится с ситуацией, когда в принципе не может быть в стране канала, который был бы оппозиционным. 

— Народ не спрашивали, когда разваливали НТВ и тем более когда отключали вещание ТВ-6 и ТВС...

— Народ нигде никто никогда не спрашивает, если народ это позволяет.

— Но, работая на всех этих каналах, где тоже были определенные интересы владельцев, вы им тогда вполне соответствовали.

— Правильно, но эти владельцы были готовы к тому, чтобы канал занимал оппозиционную по отношению к властям позицию. Сегодня у НТВ владелец — «Газпром», крупная государственная монополия, и было бы странно, если бы она была оппозиционна власти, а вместе с ней и НТВ. Если бы это произошло, то на месте власти нужно было бы тут же поменять менеджмент «Газпрома». Поэтому абсолютно естественно и нормально, что НТВ будет занимать нишу не оппозиционного телевидения, а нишу, скажем так, объективного телевидения, которое не занимает какую-то специальную позицию, а дает зрителям максимально взвешенную информацию.

— Когда вы приняли предложение вновь вернуться на НТВ и во второй раз стали главным продюсером канала, каким вы представляли себе нынешнее НТВ?

— Телевидением для думающих, точнее, для разумных.

— Стало быть, последнее время оно таким не было?

— Мне очень сложно говорить об НТВ, каким оно было. Потому что, когда я уходил с канала в апреле 2001 года, во многом это было уже не телевидение, а осажденная крепость. Но, когда я этим летом пришел на НТВ, канал был достаточно эклектичен. На нем присутствовали разные программы, нельзя сказать, что плохие, просто, с моей точки зрения, трудно уживающиеся на одном канале. Например, «Страна советов» — хорошая или плохая программа? На мой взгляд, хорошая, но она не имеет никакого отношения к каналу НТВ.

— А вы считаете, что все программы, которые сейчас выходят на канале, имеют отношение к НТВ?

— Есть программы лучше, есть хуже. Есть программы, которые нуждаются в модернизации, есть — которые мы вынуждены терпеть, потому что нечего пока поставить в эфир, есть те, у которых видна перспектива стать лучше. Но телевидение — это долгий процесс, от которого не следует ждать быстрой отдачи за два месяца и даже за полгода.

«Это пропаганда в худшем советском варианте»

— В какой степени вы влияете на программную политику НТВ, на то, чтобы, как вы говорите, позиция канала была максимально взвешенной?

— Генеральным директором канала является Владимир Кулистиков, он полностью несет ответственность за канал. И принимает все окончательные решения. Я как главный продюсер отвечаю в основном за неинформационные проекты, производство программ, кино, сериалов и с финансовой точки зрения контролирую документальное кино, которое отбирает или производит Шустер (Савик Шустер после закрытия ток-шоу «Свобода слова» принял предложение Владимира Кулистикова возглавить дирекцию документального кино. — «Власть»).

— А такие фильмы, как «Теракт с предоплатой» и «Миша» в рамках программы «Совершенно секретно», — это ваша зона ответственности?

— «Совершенно секретно» — моя зона ответственности. А «Теракт с предоплатой» я не видел — его делала не моя дирекция.

— Анонс фильма «Теракт с предоплатой», в котором утверждалось, что террористов финансируют ЮКОС при участии Михаила Ходорковского, а заодно и Борис Березовский, крутили в эфире НТВ целую неделю. Странно, что вы его не видели.

— Не видел. Меня не было в Москве. Что касается фильма «Миша», я считаю, что это чрезвычайно неудачная работа, и мы обсуждали это с коллегами из «Совершенно секретно».

— Фильм, в котором в оскорбительной манере представлен глава другого государства, президент Грузии Михаил Саакашвили, соответствует имиджу федерального российского канала НТВ?

— Я думаю, что такой уровень журналистики просто недопустим, и надеюсь, он впредь не повторится.

— А до того как фильм «Миша» вышел в эфир, разве это было не очевидно, вы его не смотрели заранее?

— Я увидел фильм за день до эфира и, увы, уже ничего не мог исправить, потому что там нужно было менять все.

— А с Кулистиковым вы обсуждали этот фильм? У него такое же мнение?

— Да, мы обсуждали этот вопрос. Кулистиков был согласен, что с точки зрения журналистики отнести этот фильм к нашим победам вряд ли возможно. В нем, безусловно, была тема, о которой стоило говорить. После прихода к власти Саакашвили осложнились отношения России и Грузии, президент Грузии, с моей точки зрения, во многом проводит империалистическую политику. В общем, повод для разговора был. Но то, как это было сделано,— это пропаганда в худшем советском варианте.

— Анонс фильма «Миша» мне прислали почти за неделю, и странно, что руководство НТВ не обратило на фильм внимания сразу.

— По анонсу судить о фильме было невозможно. Повторюсь, что мы увидели фильм настолько поздно, что ничего изменить было уже нельзя. Тему-то заявили заранее, а кассету принесли перед эфиром. С телекомпанией «Совершенно секретно» есть определенные проблемы. Сейчас их компания находится в стадии становления, потому что прошла сильная ротация журналистских кадров.

«Мне никто не говорил, что Парфенов — это табу»

— Сколько времени вам нужно, чтобы сделать НТВ для думающих?

— Давайте только уточним, что телевидение для думающих — это в какой-то степени художественная задача, а есть еще и коммерческая. Телевидение должно само себе зарабатывать деньги и для этого должно быть нацелено на определенную аудиторию. Нашу аудиторию мы представляем себе так: это горожане, люди образованные, с точки зрения обеспеченности — средний класс. Средний возраст зрителя НТВ приблизительно от 25 до 40 лет. 

— Рейтинги новых проектов, которые уже появились с начала сезона на НТВ, пока невысоки. И такие программы, как «Стресс» и «Школа злословия», трудно назвать брэндами НТВ. А вы их таковыми считаете?

— Несомненно, и эти программы, и «Короткие встречи» с Юлией Бордовских — эта программа появится на НТВ в конце октября — будут в числе заметных. Программы, в отличие от сериалов, снимаются относительно быстро, зато долго раскручиваются. Если вы вспомните любые из программ, которые стали хитами — «О, счастливчик!», «Тушите свет!», те же «Намедни» с Парфеновым,— все они раскручивались и набирали рейтинг около года. Почти два года публика почти не замечала «Жди меня», а сейчас благодаря терпению Эрнста это уже классика жанра и постоянное место в десятке самых рейтинговых программ.

— Именно поэтому вы решили сделать подобную программу на НТВ под названием «Короткие встречи»?

— «Короткие встречи» — совсем иная программа, в ней иная драматургия, и вообще не стоит искать в каждой программе ей подобную. Меня, например, смешит, когда «Стресс» сравнивают с «Окнами». Это как сравнивать отель и бордель — только потому, что туда и туда ненадолго приходят мужчины. Совсем скоро у нас появится еще несколько развлекательных проектов. В частности, веселая шоу-игра, которую будет вести Кирилл Набутов, под условным названием «Один за всех». Она тоже будет идти вечером — в линейке 22.40. В выходные будет выходить новый проект Владимира Соловьева под условным названием «Золотой соловей». Это будет такое большое, роскошное вечернее шоу выходного дня. С ноября у нас появится новая лицензионная игра, совершенно оригинальная межпрограммка, выйдет и очередная версия шоу «Фактор страха», которое также будет вести Набутов. Только съемки велись уже не в ЮАР, а в России. Когда я пришел на НТВ, то подумал, что «Фактор страха» и Россия — вещи вполне совместные. И мы перенесли съемки в Сибирь — в Ханты-Мансийск и Красноярск.

— Развлечения — это хорошо. А как все-таки с НТВ для думающих?

— Для думающих — это не значит для скучных моралистов. Под словом «думающие» я не имею в виду унылого, бледного юношу, задыхающегося в пыли библиотек.

— То есть возвращать ночной проект «Гордон» вы не собираетесь?

— Я не был его поклонником. Я не люблю слушать то, что не понимаю. Тем не менее, скорее всего, этот формат вернется. Потому что я делаю телевидение не для себя. Если есть публика, которая хочет видеть этот проект, если есть спонсоры, готовые за это платить, значит, его нужно делать.

— А не собираетесь ли вы привлекать к сотрудничеству с НТВ Леонида Парфенова — если не в качестве ведущего программы, то как автора документальных циклов и фильмов?

— Ничего не исключено.

— Какие-то переговоры на этот счет уже велись или тема появления Парфенова на НТВ — это табу?

— Мне никто не говорил, что Парфенов — это табу.

«Я так устал от мордобоя, что здоровая конкуренция для меня уже идиллия»

— Еще один момент в нынешней ситуации на НТВ обращает на себя внимание всего телерынка. Владимир Кулистиков работал на «России», его связывают дружеские и партнерские отношения с Олегом Добродеевым, который возглавляет ВГТРК. У вас же всегда были партнерские отношения с «Первым каналом» и дружеские — с Константином Эрнстом. Как это отразится на программной политике НТВ? Есть ощущение, что НТВ будет объединять свои усилия с «Россией», в том числе чтобы ослабить позиции «Первого».

— Приведите пример объединения «России» и НТВ.

— Хотя бы недавняя сделка между «Россией» и НТВ с фильмом «Бумер». Фильм был куплен «Россией», но недавно ваш канал его обменял на кинопремьеру из пакета НТВ. Такого раньше не было.

— Хочу сразу закрыть эту тему, и вот почему. Во-первых, за «Бумер» со стороны НТВ последовал для «России» вполне равноценный обмен. Во-вторых, возможно, нам отдали «Бумер», потому что сочли, что показ фильма криминальной тематики повредит имиджу государственного канала,— мы помним, как «Россию» критиковали за постановку в эфир сериала «Бригада». И последнее: телепремьера основного российского кинохита «Ночной дозор», производством и прокатом которого занимался «Первый канал», скорее всего, будет на НТВ. Уже есть согласованные сроки, я пока не могу их назвать. А в остальном... Да, Кулистиков работал на «России». Да, его связывают дружеские отношения с Олегом Борисовичем. А меня связывают товарищеские отношения с Константином Львовичем. Это лишь говорит о том, что ситуация на телевидении изменилась. Нет уже такой оголтелой вражды между каналами, которая была. Отношения стали более ровными и партнерскими.

— Неужели?!

— Во многом. Мы понимаем, что у всех нас разная аудитория, и что мы можем по каким-то вопросам договариваться. Но при этом мы понимаем, что все равно являемся конкурентами друг другу. И что наши акционеры (а у нас разные акционеры) спросят с нас за наш канал, а не за канал наших друзей.

— Просто идиллия какая-то.

— Знаете, Арина, я так устал от мордобоя, что здоровая конкуренция для меня уже идиллия. За призовую «тройку» с «Первым» и «Россией» мы будем биться. Амбиции у нашей команды — а на НТВ сейчас все-таки собирается неплохая команда — есть, и немалые. Если нам удастся работать так же долго и стабильно, как нашим коллегам с федеральных каналов, то мы, конечно, будем биться не с СТС — при всем моем очень уважительном отношении к Александру Роднянскому. Он нашел правильную нишу для своего канала, но его ниша — это и его же ограда. Мы должны увлечь нашу целевую аудиторию — ее я вам уже обозначил,— а потом сможем слегка раздвигать локти и в сторону СТС, и в сторону наших больших во всех смыслах друзей с «Первого» и «России».

Комментарии (0)
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь