— Доля российской телепродукции в эфире телеканалов растет. Насколько иностранные фильмы и сериалы еще интересны ведущим телеканалам? 

— Если говорить о прайм-тайме, СТС — единственный канал, у которого в эфире в это время остался зарубежный продукт, да и то в шесть вечера. И конечно, кино в девять часов вечера. Остальные ведущие каналы, «Первый канал» и «Россия» — в большей степени, НТВ —в меньшей, практически отказались от зарубежного продукта за исключением отдельных блокбастеров и популярных западных фильмов. Из западного кино на этих каналах остались только довольно крупные названия, да и те ставятся обычно в выходные. Очевидная тенденция — вымывание западного продукта, в первую очередь сериального. Он получает все меньше места на ведущих каналах и постепенно перемещается на каналы второго и третьего эшелона. На некоторых ведущих каналах соотношение российского и западного продукта составляет 90% к 10%. На СТС — где-то 60% на 40% в пользу российского, причем два года назад российской продукции у нас в эфире было менее 15%.

— Сериалы остаются главным телепродуктом? 

— Это рейтинг-мейкер, во всяком случае в будние дни. В этом плане ничто пока не может сравниться с сериалами. Растут не только бюджеты, но и качество сериалов, они становятся более разнообразными. Особенно сильно сериалы выглядят на фоне увядания исчерпавших себя развлекательных форматов буднего дня, прежде всего развлекательных игр и ток-шоу. В выходные ситуация иная: основу эфира составляют различные шоу, документальные фильмы, большие концерты. 

— Существует ли рынок сериальной продукции независимых студий или большая ее часть производится по заказу и при участии каналов? 

— Как правило, уже на этапе сценария и запуска в производство сериалы делаются в тесном сотрудничестве с каналами. Есть редкие исключения, например такая уверенная в себе компания, как «Централ Партнершип», которая сама решает, что ей запускать в производство. Но думаю, до 90% производства аффилировано в той или иной степени с каналами. Для мировых рынков это нетипично, но в России пока каналы намного сильнее, чем производящие компании, и сами определяют всю инфраструктуру рынка вплоть до кинопроизводства. 

— Насколько широко используются имеющиеся на рынке сериальные библиотеки? 

— До недавнего времени библиотеки использовались достаточно интенсивно. В первую очередь, это было связано с «главной» библиотекой, которая начала складываться раньше всех — с библиотекой «Медиа-Моста», которая сейчас принадлежит «Альфе». Сериалы этой библиотеки выдержали по четыре-пять показов каждый на ведущих каналах. Но по мере роста производства и с усилением конкуренции, конечно, «играют» только премьерные показы, новые сериалы — это очевидно. Использование библиотек, конечно, продолжается. Во-первых, фильмы из библиотек располагаются в эфире вне прайм-тайма, в дневное время, ночью. Во-вторых, они уходят на каналы второго эшелона. В-третьих, размешаются в менее конкурентное время — в летний сезон, части зимнего сезона, когда каналам не так важна борьба за рейтинги. 

— Почему ранее самостоятельное кинопроизводство сейчас все больше уходит под контроль телеканалов?

— Все кино никогда не будет делаться по заказу каналов, но для нас кинопроизводство — это очень важный фактор. Особенно для каналов, чей менеджмент имеет некие сантименты по поводу кино, любит и понимает кино. Это, в первую очередь, «Первый канал», мы и Ren-TV. Это естественный процесс, связанный с ростом рынка и возможностью каналов осуществлять спецпроекты: специальные программы или особые телевизионные события, использующиеся для программирования, прежде всего эфира праздничных дней. Если раньше телевизионным событием являлась исключительно некая концертная программа или праздничный выпуск регулярного шоу, то теперь это может быть фильм, сделанный за те же деньги, что и концертная программа. 

Второй важный момент, спровоцировавший активное участие телеканалов в кинопроизводстве — это развитие кинопрокатного рынка. Когда мы сегодня тратим деньги на кино, мы понимаем, что значительную часть денег мы возвращаем в кинопрокат. Для нас производство кино — принципиальный момент, потому что кино занимало и занимает особую роль в программировании СТС. И нам очень важно, чтобы кинофильмы, как и сериалы, были специально сделаны «под нас». Поскольку на рынке не так много фильмов, попадающих в формат СТС, лучше с самого начала участвовать в их создании. Но объяснять интерес к кинопроизводству только экономическими критериями неправильно, для телеканалов очень важна и имиджевая сторона вопроса. 

— Есть ли примеры независимого производства телешоу или все они делаются по заказу и при участии каналов? 

— Представить себе, что кто-то из продакшн-компаний ни с того ни с сего начинает делать шоу на свой страх и риск, практически невозможно. Обычно даже перед съемкой «пилота» производственная компания проговаривает основные параметры шоу с каналом. Все больше и больше становится лицензионных шоу, и объяснить это довольно просто. Мы стали частью международных контекстов — естественно, происходит процесс циркулирования не только готовых фильмов и сериалов, но и идей, которые в данном случае называются форматом. Форматы, уже апробированные и прошедшие обкатку в нескольких странах, конечно, гораздо менее рискованны, чем какие-то самостоятельные разработки. А аудитория по всему миру, в общем, универсальна. Успех «Миллионера», Survivior (в нашем случае «Последний герой»), Star Academy (наша «Фабрика звезд») показывает, что можно делать очень специфичные и очень адаптированные под собственный рынок продукты, но базовый перечень форматных правил сохраняется прежним. Направление, в котором больше всего пространства для своих идей и форматов — это реалити-шоу. 

— Несколько лет назад студии-мейджоры диктовали свои условия российским телеканалам. Сейчас, с ростом рынка, ситуация меняется? 

— Да. Основная тенденция последних лет — заключение многолетних сделок с мейджорами. Голливудские студии отдают себе отчет в тенденциях развития российского рынка и понимают, что если уже сейчас в переговорах мы занимаем твердую позицию, то через некоторое время уже начнем диктовать. Пусть не будет у нас десяти блокбастеров, но, в конечном счете, из-за десяти блокбастеров покупать 300 часов телевизионных сериалов, которые некуда поставить, никто не будет. Поэтому на том этапе, когда нам всем пока без блокбастеров не выжить, а часть телевизионного западного продукта еще может быть использована, мейджоры приняли для себя стратегию заключения многолетних сделок, output deals, предусматривающих покупку российскими каналам определенного количества названий, часов сериалов, анимации и так далее.

Комментарии (1)
avatar
5
1 ZwerySat • 14:40, 29 Апрель 2012
При Александре Роднянском СТС был для меня классным каналом (второй после REN-TV), а сегодня при Муругове СТС стал мне противен (РЕН-ТВ тоже).
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь