«Известия» продолжают серию интервью с руководителями крупнейших телевизионных каналов. Антон Златопольский, генеральный директор телеканала «Россия», входящего в государственный холдинг ВГТРК, рассказал корреспонденту «Известий» Миле Кузиной о том, что будет происходить в следующем телевизионном сезоне, и подвел итоги предыдущего. По словам Златопольского, государственный канал «ломает общемировую тенденцию».

— Каким для вас был прошлый сезон? Есть чем похвастаться?

— Хвастаться мы не любим, но точно знаем, что по результатам как прошлого, так и позапрошлого сезона канал «Россия» — единственный федеральный канал, который уже несколько лет увеличивает свою долю аудитории. Ни один другой федеральный канал подобный результат предъявить не может.

— Охарактеризуйте прошедший сезон, как изменилась расстановка сил на телерынке?

— В течение сезона она действительно изменилась. Это было связано с несколькими факторами: резким ростом СТС, падением НТВ и ростом «России». В итоге произошло некоторое изменение конфигурации на рынке. Думаю, что в следующем сезоне в связи с приходом нового менеджмента на НТВ ситуация опять может измениться. Но главное, что глобально «Россия» борется не за определенное место и не с кем-то: «Россия» борется за свою аудиторию. И, как ни считай, тут есть объективные показатели — хоть по социологической выборке «четыре плюс», хоть по «восемнадцать плюс»: прирост доли аудитории телеканала «Россия» составил 10%.

Существует объективная тенденция развития телевизионного рынка: доля общенациональных каналов исторически должна уменьшаться, региональных и сетевых — расти. Эта тенденция общемировая, не мы ее придумали. Пока каналу «Россия» удается ее ломать.

— И как долго, по вашим прогнозам, вы сможете идти против течения?

— Это зависит от многих факторов. Дело в том, что еще несколько лет назад мы по сути не имели общенационального телеканала. РТР был московским каналом с элементами вещания на территории Российской Федерации, где в каждом регионе были свои перекрытия, что и было главным его недостатком. Сегодня мы этот недостаток превратили в достоинство. Наши региональные компании делают местные информационные программы в рамках проекта «Вести-регион», которые в Москве представлены как «Вести-Москва», в Самаре — как «Вести-Самара» и т.д. Зачастую они более востребованы зрителем, чем федеральные программы новостей: «свои» новости ближе и понятнее. Именно унификация перекрытий и обеспечила «России» нынешнюю динамику. Ну и, конечно, качество наших программ и фильмов.

— То есть теперь качество для вас стало основным приоритетом?

— Бесспорно. Для любого канала этот показатель — главный. Качество программного продукта определяет если не все, то многое. Хотя развитие и состояние региональной сети отражается на цифрах смотрения не в меньшей степени.

— Если возвращаться к контенту, то какие программы и фильмы в прошлом сезоне можно назвать успешными?

— Что мы вкладываем в понятие «успешность»?

— То, чем можно гордиться. Вот, скажем, в позапрошлом сезоне это был сериал «Идиот».

— Были несомненные удачи. Это сериалы «Честь имею» и «Каменская». Концерт Дмитрия Хворостовского на Красной площади. Такие необычные документальные проекты, как «Земное и небесное» и «Русский выбор» Никиты Михалкова», цикл Николая Сванидзе «Исторические хроники». Безусловно, проект Виталия Вульфа.

— И все же таких громких премьер, как «Идиот», «Бригада», в прошлом сезоне на канале «Россия» не было. Почему?

— Вы говорите о телевизионных шедеврах. Они не пекутся как блины — это долгая и трудоемкая работа, прежде всего подготовительная. Работа по началу съемок такого сериала, как «Мастер и Маргарита», заняла больше года. То же самое с сериалом «В круге первом», сценарий к которому написал сам Александр Солженицын. В запуске еще несколько, надеемся, рейтинговых и одновременно репутационно безупречных историй.

— А что в этом сезоне не удалось?

— Сработали не все дневные линейки. Мы закрыли программу «Вторая половина» и ток-шоу «Короткое замыкание». Занесли руку еще над несколькими проектами. можно приделать лишнюю трубу, но — зачем?

— Канал стабилен, он потихоньку набирает рейтинг, но явно не идет на эксперимент, выбирает, так сказать, проторенный путь. Хорошо идут сериалы — ставят сериалы, в итоге сетка оказывается довольно пресной.

— Большие телевизионные каналы — не всегда лучшая площадка для эксперимента. Эксперимент — это прежде всего удел телевизионной периферии. Телевидение — мир очень серьезных цифр, большой ответственности, стабильной сетки и аудитории. Безусловно, понимая важность экспериментов, мы всегда тщательно выверяем возможные их последствия. Все крупные мировые игроки на телерынке вообще похожи, как похожи все самолеты и корабли независимо от того, где они производятся. Конечно, иногда существует соблазн для красоты и непохожести приделать лишнюю трубу, но по большому счету — зачем? Что касается экспериментов, то весной мы провели достаточное их количество, запустили новый формат — »Кулагин и партнеры», новую игру «Пирамида», которой очень довольны. Мы поставили в прайм-тайм публицистику и получили очень хорошие показатели.

— Но, ставя так много сериалов, вы автоматически постоянно завышаете планку, и жанр сам по себе может утратить свою актуальность.

— Прорывы на телевидении случаются не так часто. Кстати, жанровая структура нашего телевидения — прежде всего ответ на запросы нашей аудитории. Сейчас телевизионный сериал — самый востребованный жанр на телевидении.

— И все же пять линеек сериалов — это не очень много?

— Было время, когда самыми востребованными были ток-шоу. Было время, когда сумасшедшие цифры собирали реалити-шоу. Сейчас востребованы сериалы, информационные программы, документальные фильмы.

— Есть ощущение, что на «России» довольно тяжело развиваются развлекательные жанры. Попытки делаются каждый год, но за исключением юмористических программ они не очень успешны.

— Не соглашусь. Замечательный проект «Народный артист» — мы точно будем его продолжать. Как нам кажется, мы смогли сохранить именно ту драматургию, которой не хватает массовому шоу и которая изначально присутствовала в лицензионном проекте.

— Стоило вообще замахиваться на проект, который делает «Первый канал», причем претендуя не только на качественный телепродукт, но и на взрыв в шоу-бизнесе?

— Во многих странах два этих проекта успешно сосуществуют, выходя на разных каналах. Мне кажется, что отличие этих форматов очевидно. У каждого из них своя аудитория. Думаю, что «Народный артист» как формат человечнее.

— И все-таки не обидно — два по сути похожих проекта, но у участников «Фабрики звезд» невероятная популярность, хиты, первые места на всех радиостанциях. У «Народного артиста» не было такого широкого резонанса.

— Почему? И Гоман, и Панайотов сегодня настоящие и очень популярные артисты. Вообще же, чтобы не было путаницы, подчеркну еще одно — мы не занимаемся продюсированием в шоу-бизнесе, и это наш осознанный выбор.

— Рейтинг программы «Аншлаг» в этом сезоне начал падать, и теперь у вас нет возможности ссылаться на ее успешность. Что будет с программой в следующем сезоне?

— Мы совместно с продюсерами будем ее переделывать. Это будет просто другой формат.

— Реалити-шоу...

— Это будет новый формат, выходящий с иной периодичностью.

— Реже?

— Реже.

— С переходом Евгения Петросяна с «Первого» на «Россию» произошла весьма странная история. На «Первом» говорят, что вы нарушили внутрикорпоративные договоренности и перекупили программу.

— Начнем с того, что Евгений Петросян принял решение об уходе с «Первого канала», после чего предложил свой проект нам. Его программа — это по сути театральное действо, а не набор номеров. Театр, где каждый выпуск — спектакль с большим количеством актеров. Нам показалось, что это действительно очень интересный проект, и мы с удовольствием приняли в нем участие и дальше будем развивать его именно в этом направлении.

— Нет ощущения, что на российском телевидении с качественным юмором все очень плохо?

— С юмором, особенно качественным, проблемы есть всегда и везде, в том числе и на российском телевидении. Смешить вообще труднее, чем пугать.

— Поэтому, может быть, стоит перейти к каким-то новым форматам и лицам?

— Мы очень активно вместе с Евгением Петросяном и Александром Достманом ищем новые лица, и уже сейчас видно, что они находятся.

Когда телесезон заканчивается, наступает «Юрьев день»

— Что касается информационного вещания, новостей. Сезон был не простым, политическим, два тура выборов...

— Трудно с вами не согласиться.

— Какие изменения произойдут в информационном вещании в следующем сезоне, как будут меняться «Вести»?

— Новости — самый консервативный телевизионный жанр. В «Вестях» завершается технологическое переоснащение. Думаю, это повлияет на оперативность и полноту информации.

— А идеологически? Например, на других каналах говорят, что будут делать меньше сюжетов о президенте, а больше о жизни.

— Они шутят. А если серьезно, то президент в России является главным ньюсмейкером. От него мы узнаем все основные новости. Обещаю, что про остальную жизнь мы забывать тоже не будем. А вообще новости для нас — это разноуровневый телевизионный продукт. Есть федеральная программа «Вести», местные новости в 89 регионах страны, которые называются «Вести-регион». Есть международная версия новостей совместно с «Евроньюс». Мы делаем отдельно новости культуры и новости канала «Спорт». Словом, работаем.

— Как вы отнеслись к переходу Владимира Кулистикова на НТВ?

— С чувством большой потери.

— Можно сказать, что у «России» появится больше возможностей сотрудничества с НТВ?

— Мы сотрудничаем со всеми каналами. У нас достаточно тесный контакт с «Первым каналом», с СТС... С каналом НТВ у нас было меньше отношений. Но в тех моментах, которые не противоречат внутрикорпоративным интересам, естественно, мы будем сотрудничать, как и со всеми.

— Не в большей и не в меньшей степени?

— Это зависит от конкретных условий и обстоятельств.

— Есть ли договоренности с Владимиром Кулистиковым по кадрам и программам — ведь он уже забрал у вас программу «Школа злословия» и Евгения Кучеренко на должность программного директора?

— «Школа злословия» ушла на НТВ до Кулистикова. Что касается заместителя Владимира Троепольского, то он получил предложение, с которым сложно поспорить, оно было очень интересным: Кучеренко стал программным директором федерального канала.

— А есть какие-то договоренности по тому, кого можно забирать, а кого нельзя?

— Ну, это обычная традиция: топ-менеджеры обычно не уходят, обрывая связи, это не принято ни в какой среде, это всегда система консультаций, договоренностей. На телевидении работают свободные, хоть и связанные определенными обязательствами люди. Сезон, как в театре, длится год. Когда он заканчивается, наступает «Юрьев день». Каждый может решать свою дальнейшую судьбу. У каждого профессионала есть выбор — и было бы грустно, если бы его не было.

— На Кулистикова возлагалась большая часть работы в холдинге, создание информационного канала, объединение информационных служб уже существующих каналов.

— Задача не изменилась. Информационный канал будет создан.

— На какой стадии находится процесс его создания? Насколько я понимаю, запустить его можно было уже давным-давно, что мешает?

— Все должно быть вовремя. Условно говоря, мы формировали канал «РТР-Планета» два года: в 1999 году начали, и в 2001-м он был запущен. Информационный канал — отдельная тема. Я уже говорил, что для его подготовки требовалось полное техническое переоснащение. К сентябрю, надеюсь, мы его завершим.

— Преемник Владимира Кулистикова на его посту — Андрей Быстрицкий — будет заниматься тем же кругом вопросов, которым должен был заниматься Кулистиков?

— Бесспорно.

— И никаких других вариантов с тем, кто будет руководить информационным каналом, не обсуждается?

— Нет.

— Почему вы все же решили создавать собственную службу рекламных продаж?

— Для государственного холдинга более естественно самостоятельно осуществлять рекламные продажи. Мы проводим все необходимые для этого мероприятия. Это будет внутреннее подразделение ВГТРК.

— Почему именно государственному холдингу нужна своя собственная служба, за ним ведется больший контроль?

— Просто государственный холдинг должен обходиться минимальными расходами на внешний сервис, если это не противоречит общим интересам.

— По вашим подсчетам, как много это займет времени, сил и, главное, средств?

— Процесс это долгий — займет не один месяц. Самое главное — создать такие условия, чтобы телезрители и рекламодатели ничего не потеряли. Конечно, потребуются определенные расходы на привлечение кадров, обучение, приобретение оборудования и программного обеспечения.

— Которое вы, кстати, будете приобретать у «Видео-Интернешнл»...

— »Видео-Интернешнл» является главным и крупнейшим в стране агентством, осуществляющим подобный вид услуг. Естественно, мы будем это делать в кооперации.

— Что вы думаете по поводу конкурса на телеизмерения? Вы собирались голосовать за Гэллап, но в последний момент поменяли свое решение.

— То, как я буду голосовать, я обсуждал только со своими коллегами с ВГТРК. Решение, подобное этому, как вы понимаете, носит корпоративный характер. Но уверен, что в сентябре ситуация неизбежно разрешится. Спрогнозировать, кто будет победителем тендера, честное слово, не возьмусь ни при каких обстоятельствах.

— Но вы будете придерживаться такой же позиции, как и в прошлый раз?

— Комментировать то, как буду голосовать я или представители ВГТРК, я тоже не готов. Решение никуда не денется. Оно будет принято.

— Но ведь голоса участников «Медиа-Комитета» могут разделиться с перевесом в один голос. Что будет тогда?

— Давайте подумаем об этом осенью.

— То есть объединение телерынка будет происходить через силу?

— К слову, у любого объединения есть только два пути: либо через силу, либо полюбовно. Я предпочитаю второе.

— Как идет реструктуризация холдинга?

— Идет. Но говорить о деталях преждевременно.

— Могут ли на фоне реструктуризации произойти кадровые перестановки?

— Никаких революций не планируется.

— Какие основные проблемы сейчас существуют на телевизионном рынке?

— Главные проблемы всегда человеческие. Отсюда уже следуют проблемы качества продукта, менеджмента, креатива и продюсирования.

— Появятся ли в следующем сезоне на канале «Россия» новые лица?

— Появятся. Хотя это самый непростой для нашего бизнеса вопрос. Считаю, что сезон прошел не зря, если в эфире закрепился хотя бы один новый формат и появилось хотя бы одно новое интересное лицо.

— На каких ведущих держится канал «Россия»?

— На очень разных. С одной стороны — это плеяда людей информационных: Брилев, Ситтель, Антонов, Мамонтов, Хабаров, Грунский, Сванидзе. Безусловно, Жванецкий и Вульф. Конечно, Олейников, Стоянов и Задорнов. Совершенно очевидно — Ургант, Кожухов, Гуревич и Затевахин. Практически в каждом из проектов всегда есть лицо и его идентификация.

— Кстати, будет как-то меняться программа «Городок», нет ощущения, что она уже пережила сама себя?

— Категорически с вами не согласен. Это уникальный проект. Едва ли не самый умный и тонкий на нашем телевидении. Своя аудитория знает каждую серию. И с удовольствием смотрит повторы. Проект Стоянова и Олейникова не устаревает, потому что они сумели поймать грань между талантливым качественным юмором и общим вниманием.

— Какие новые проекты будут в следующем сезоне, на что вы делаете ставку?

— Мы будем делать ставку на то же, на что ставили и раньше. У нас большое количество новых, очень качественных сериалов. Целый цикл фильмов, посвященных 60-летию победы в Великой Отечественной войне. У нас замечательный российский и зарубежный кинопоказ: «Бумер», «Возвращение», «Властелин колец», «Гарри Поттер» и др. Мы будем и дальше развивать документальное и публицистическое направление. В области развлекательных программ у нас есть, помимо «Народного артиста», отличная серия концертов, которая, надеюсь, будет интересна самой разной аудитории, а также новые специальные проекты, о которых вы узнаете в новом сезоне. Так что смотрите телеканал «Россия».