В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Татьяна Миткова (по телефону), эфир ведет Александр Климов.

А.КЛИМОВ: Добрый день, мы продолжаем следить за ситуацией на телеканале НТВ — там скандал, как вы знаете. Члены правления единогласно выразили недоверие новым руководителям: генеральному директору Николаю Сенкевичу и назначенному вчера его первому заместителю Алексею Земскому. Сейчас у нас на прямой телевизионной связи главный редактор НТВ Татьяна Миткова. Татьяна, здравствуйте. 

Т. МИТКОВА: Здравствуйте. Разрешите сразу небольшую поправку. У нас нет главного редактора на телеканале. Есть главный редактор службы информации.

А. КЛИМОВ: Спасибо, Татьяна за уточнение, я пытался этот нюанс... 

Т. МИТКОВА: А то вы мне как-то большие полномочия сразу дали.

А. КЛИМОВ: Спасибо за поправку. Тем не менее, я сейчас не буду вдаваться в подробности. Это достаточно подробно описано и в прессе, и в печатной прессе, и мы следим по новостям. Просто сегодня появились ближе к вечеру предположения анонимного характера, со ссылками на источники в самом телеканале, что управленческий кризис на НТВ спровоцирует уход высокопрофессиональных кадров. Насколько это серьезно, это действительно может произойти?

Т. МИТКОВА: А почему нет? Ведь судите сами, если 11 членов правления НТВ выражают недоверие новому менеджменту в лице и.о генерального директора господина Сенкевича и его первого заместителя господина Земского, эти 11 человек, в общем, первые кандидаты на уход из телекомпании.

А. КЛИМОВ: А как тогда понимать и ваше заявление, и заявление в программе «Намедни», что как работали, так и работаем?

Т. МИТКОВА: Да, мы как работали, так и работаем.

А. КЛИМОВ: И в то же время серьезно рассматривается вопрос об уходе?

Т. МИТКОВА: Нет, не рассматривается вопрос об уходе. Абсолютно. Никто не рассматривает вопрос об уходе.

А. КЛИМОВ: Я еще раз повторяю — «спровоцирует уход высокопрофессиональных кадров». Уход. Агентство цитирует.

Т. МИТКОВА: Сейчас в данный момент агентство цитирует анонимный источник. Вы обращаетесь ко мне, я вам говорю о том, что вопрос об уходе из телекомпании я лично не рассматриваю. Мои коллеги, которые выразили недоверие новому руководству телекомпании, тоже. Но мы же в процессе разрешения этого кризиса, и кризис этот еще далек от финала.

А. КЛИМОВ: Как может сказаться на работе всего телеканала в целом такая ситуация, когда выражено недоверие руководству, а журналисты продолжают... Вы же, как журналист, как подчиненный, обязаны будете выполнять распоряжения своего руководства. А если вы с этим не согласны, да еще выразили перед этим недоверие своему начальству?

Т. МИТКОВА: Вы знаете, недоверие — это как бы выражение отношения к руководству. Поскольку мы профессионалы, и мы озабочены судьбой канала, его рейтингами и всем прочим, мы продолжаем работать, как и работали. Никаких указаний от нового руководства мы не получали, и я не представляю себе, честно говоря, какого рода указания мне, например, может отдать господин Сенкевич. Мы будем реагировать на ситуацию по мере ее развития. На канале ничего не происходит, происходит обычная работа. Вы это видите, наверное, по нашему эфиру. А почему, собственно говоря, что-то должно происходить? Нужны обязательно пустые стулья, что ли, в эфире, пустые студии и флаги из туалета? Этого не будет. Притом я вам хочу сказать, что вы напрасно экстраполируете ситуацию на весь коллектив, на журналистов. Журналисты в этом никакого участия не принимают, потому что все, что связано с выражением недоверия, с формализацией нашего отношения к новому менеджменту это все взяло на себя правление. То есть представители всех направлений в НТВ, всех дирекций.

А. КЛИМОВ: А как быть с тем, что такая структура, как правление, не прописана в уставах?

Т. МИТКОВА: Мы абсолютно не ставили перед собой цель что-то юридически закрепить. Мы все люди грамотные, Правление — это рабочий орган. Это выражение нашего отношения, но ведь, наверное, внутри любой структуры — вот внутри вашей компании, наверное, — отношения строятся не только на каких-то формальных, юридических договоренностях, есть ведь еще и корпоративная этика, профессиональная этика, есть просто отношение, доверие, недоверие. Вот и все.

А. КЛИМОВ: Я просто хотел, чтобы слушатели поняли, что в данном случае недоверие, которое выразило руководство правления, — это совсем не то, как если бы Государственная дума выразила недоверие правительству. Вот что я хотел, чтобы слушатели поняли.

Т. МИТКОВА: Как вы высоко берете.

А. КЛИМОВ: У меня вопрос, который, может быть, вам провокационным покажется. Вот сегодня ТЭФИ — кстати, на ТЭФИ пойдете?

Т. МИТКОВА: Я в эфире.

А. КЛИМОВ: А ваши коллеги пойдут — которые приглашены, естественно?

Т. МИТКОВА: Ну, кто-то пойдет, я за коллег ручаться не могу. Савелий Михайлович Шустер тоже в эфире, соответственно, он и кто-то из его команды тоже не придет. Это же работа.

А. КЛИМОВ: Я бы очень хотел надеяться, чтобы ТЭФИ, сам праздник, не был омрачен какими-то демаршами. Допустим, кому-то из НТВ, я от всей души желаю, будет вручен этот приз — и вдруг кто-то возьмет и откажется.

Т. МИТКОВА: Я не знаю, что вы имеете в виду.

А. КЛИМОВ: В знак протеста.

Т. МИТКОВА: А против чего протестовать? Извините, это наша внутренняя ситуация.

А. КЛИМОВ: Протест есть. Ситуация внутренняя, я согласен, но протест-то тоже есть.

Т. МИТКОВА: Нет, протест абсолютно внутренний, и это не протест, а именно выражение недоверия кадровой политике «Газпром-медиа», последними назначениями и так далее, вы сами понимаете. Какой тут протест-то? Тут люди ходят с лозунгами, что ли?

А. КЛИМОВ: Ну, слава богу. Скажите, известно что-нибудь о судьбе открытого письма членов правления НТВ, которое было отправлено...

Т. МИТКОВА: Я знаю только то, что написано в агентствах, что письмо получено, принято к рассмотрению. У господина Миллера сегодня день рождения, соответственно, сегодня рассматривать его вряд ли будут. Завтра и послезавтра выходной день.

А. КЛИМОВ: Если честно, чего вы ожидаете, какого ответа и будет ли он вообще?

Т. МИТКОВА: Я думаю, что ответ в любом случае должен быть, согласно правилам той самой этики, о которой я говорила. Я полагаю, во всяком случае. Какой может быть ответ я не знаю, простите меня, акционеры должны решить, что отвечать. Но полагаю, что нет никаких препятствий для того, чтобы обсудить эту ситуацию. Обсуждать-то всегда можно, правда, ведь?

А. КЛИМОВ: Лучше обсуждать.

Т. МИТКОВА: Лучше обсуждать, конечно.

А. КЛИМОВ: Сейчас не помню кто, но кто-то из ваших коллег сказал, что телеканал целенаправленно убивают. Вот такое слово прозвучало — убивают.

Т. МИТКОВА: Это мнение коллеги, он имеет право высказать свое мнение.

А. КЛИМОВ: А вы как считаете, здесь больше политики, творчества или бизнеса?

Т. МИТКОВА: Тут все вместе переплелось. В данный момент, в данной конкретной ситуации, я считаю ее административной глупостью и кризисом чисто управленческим и по бизнесу. Все.

А. КЛИМОВ: То есть, никакой руки Кремля в данном случае нет?

Т. МИТКОВА: Вот в данном конкретном случае нет. Я сомневаюсь, чтобы Кремль санкционировал назначение на третий федеральный канал профессионального врача. Можно было бы расправиться с каналом каким-то более элегантным способом, это уж больно такой топор...

А. КЛИМОВ: Я думаю, вы сейчас не будете давать готовые рецепты.

Т. МИТКОВА: Нет, не собираюсь, у меня их, к тому же, нет в виду отсутствия опыта в этой области.

А. КЛИМОВ: Спасибо, Татьяна. В прямом эфире «Эха Москвы» была Татьяна Миткова. Мы обсудили текущую ситуацию на телеканале, будем надеяться, что все разрешится и на самом деле здесь больше бизнеса, нежели политики.