СТС — типично американская штучка. Канал, который показывает исключительно американское кино и сериалы, где самая заметная программа — об американском же шоу-бизнесе. На СТС каждый четко выполняет свою функцию. Главный продюсер (в миру — кинорежиссер-авангардист) рассказывает, например, только о программах, но избегает отвечать на вопросы об идеологии канала. В ноябре СТС исполняется 3 года. Корреспондент ТТ встретился с продюсером канала Александром Дулерайном, чтобы узнать, что это такое — американское ТВ в России.

ТТ: СТС намеренно создает себе имидж «американского канала»?

А.Д.: Нет, просто на российском телевидении происходит специализация — начинается разделение на музыкальное, развлекательное, политическое, школьное телевидение. Мы первыми заняли нишу развлекательного молодежного телевидения, и поскольку до нас с таким явлением зритель был не знаком, может показаться, что мы — нерусское явление. Никакого «имиджевого» крена в сторону американского TV нет. Поскольку конкуренция между каналами и их специализация начались, скажем так, «историческую секунду» назад, то, я думаю, мы еще увидим разные виды телевидения, которых сейчас еще и не существует.

ТТ: Как вы представляете своего зрителя?

А.Д.: Написать портрет среднестатистического зрителя с точностью до места работы или учебы непросто — это ребенок, или молодой человек, или девушка 18—34 лет, работает или учится — разброс крайне широк.

ТТ: Какова программная политика канала?

А.Д.: Наша сетка складывается из американских сериалов, которые обрели статус культовых и развлекательных программ. Есть особое место — рубрика «Кинокафе», в которой культовый полнометражный фильм сопровождается викториной на тему этого фильма.

ТТ: Основа эфира — американские сериалы. Вы не собираетесь показывать что-то более свежее, чем «Мелроуз Плэйс» и «Беверли Хиллс»?

А.Д.: Эти сериалы уже почти что стали «маркой канала». Они идут давно и потому имеют свою постоянную аудиторию. И будут идти дальше. Но классикой жанра наш эфир не ограничивается. В новом сезоне появился сериал «Бухта Доусона». Сценарий написал модный Кевин Уильямсон, перу которого принадлежат «Я знаю, что вы делали прошлым летом» и «Факультет». Началась лента «Большой ремонт», которая получила приз за лучший комедийный сериал прошлого года. Идет фантастический сериал «Квантовый скачок», также имеющий статус культового в Америке и Европе.

ТТ: О СТС говорят как о канале сериалов...

А.Д.: Это не совсем так. Программа «Шоу-бизнес», которую ведет Татьяна Ключевская, по рейтингам опережает многие ленты. 30 минут в субботу и воскреснье и по два минутных включения в будни — итого больше часа эфира и 9 историй о том, как шоу — кино, мода, музыка — становится бизнесом. Наш принцип: никогда не рассказывать о красотке, а рассказывать о ее карьере, не пересказывать сюжет фильма, а спрашивать, как он снимался. Этим «Шоу-бизнес» отличается от подобных программ российского ТВ.

ТТ: Сейчас на ТВ — интерактивный «бум»: ежедневно в эфире проводится множество опросов. Вы следуете за модой?

А.Д.: Да. В нашем эфире есть передача «Скажи, что ты думаешь» — на Старом Арбате установлена будка, куда заходят люди и говорят, что думают. В эфир вышла новая программа «Один за всех» — развлекательное политическое ток-шоу, как бы странно это ни прозвучало. В студии — два ведущих и два гостя, политик и молодежный герой. Они в прямом эфире общаются со зрителями, которые собираются на Пушкинской площади.

ТТ: Молодежь, на которую вы ориентируетесь, является самой активной и восприимчивой частью общества. У СТС есть четкие политические симпатии?

А.Д.: Говорят, что в предвыборную эпоху само ощущение на телевидении меняется. Должно быть, это чувствуется где угодно, только не у нас — мы политикой не озабочены. СТС задумывался и создавался как коммерческое телевидение, которое должно приносить прибыль, а не выполнять идеологическую функцию. Последнее убыточно по определению, поэтому у нас никакой политики нет и никогда не будет. Даже в случае с «Один за всех» главное — не политические взгляды гостей, а диалог, который занимает зрителя.

ТТ: Но социальная позиция у телеканала есть?

А.Д.: Наша социальная позиция — косвенная пропаганда всякого рода здоровья: душевного, физического. Здоровое позитивное развлечение — это и есть наш «мессадж». У нас нет своих социальных программ, но мы с радостью сотрудничаем с теми, кто к нам с этим обращается.

ТТ: СТС — канал для массового зрителя, рассчитанный на массовые вкусы?

А.Д.: Я не считаю, что массовая зрительская аудитория состоит из идиотов. Ее вкус — отнюдь не образец дурновкусия. Мы регулярно показываем Хичкока, Кроненберга — это массовый вкус? По-моему, весьма неплохие режиссеры.

ТТ: Как вы совмещаете профессию кинорежиссера и телепродюсера? Почему стали заниматься ТВ?

А.Д.: Я узнаю о медиа много нового. По моим наблюдениям, нет никакого противоречия между кино и ТВ, между массовым вкусом и моими собственными пристрастиями. Было очень интересно познакомиться с формой телесериала — меня как режиссера это обогатило. Может быть, я сделаю нечто многосерийное. По крайней мере, я теперь профессионально разбираюсь в том, как их делать.

Комментарий ТТ:

СТС спокойно может претендовать на звание самого странного телеканала в российском эфире. Начавший три года вещание в России, он продолжает оставаться явлением, параллельным нашей телевизионной действительности. Поставленный рядом с другими отечественными сетевыми каналами — ТВ-6, ТНТ, REN TV, — он выглядит диковиной, не поддающейся анализу или оценке, потому что абсолютно не соответствует тому, что мы привыкли понимать под аббревиатурой ТВ. СТС полностью следует шаблону «американского развлекательного канала» — сериалы, мультфильмы, кино плюс новости шоу-бизнеса, ведущая которых — единственная персона, концентрирующая на себе зрительское внимание (в нашем случае — Татьяна Золочевская), автоматически становится лицом канала. Хорошая, в том числе и отечественная, киноклассика, приберегаемая на уик-энд, здесь перебивается бесконечно тянущимися рекламами суперножей и супертренажеров и мельканием заставок с преобладанием неестественных цветов. Усредненный бесполый тинейджер, сидящий перед телевизором (символ СТС), погружаясь в бесконечное марево сменяющих друг друга однояйцевых сериалов, ощущает себя не вовлеченным в безумную, веселую клиповую суету Нью-Йорка, а погруженным в тихий и прогнозируемый омут жизни американской провинции, где если и стреляют, то по окнам школьных учителей и от катастрофической нехватки отрицательных эмоций. В общем, не Нью-Йорк, а Твин Пикс. Наше ТВ и их TV с самого начала были устроены по-разному, и наш телевизионный порядок оказался строже американского: всякий желающий стать конкурентоспособным на ТВ был обязан подстроиться под наши эфирные традиции. Даже MTV, придя в Россию, было вынуждено внести в свой облик черточки русского колорита. СТС как был, так и остается «уголком Америки» в дециметровом диапазоне, который как критику, так и зрителю трудно определить и классифицировать. Подходя к своему трехлетию, СТС по-прежнему не понят и не принят большинством российских телезрителей и празднует свою годовщину в кругу верных фанатов, которых влечет к экранам надежда на то, что когда-нибудь они сменят холодные трубы Капотни и неприветливые улицы Марьина на цветущие и сияющие «Мэлроуз Плэйс» и «Беверли Хиллс».

Комментарии (1)
avatar
2
1 olgatrg97 • 15:56, 04 Август 2013
Исправь, пожалуйста, Алексея на Александра в заголовке.
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь