Валдис Пельш, любимец простых тружеников, домохозяек и пенсионерок, не отрывавшихся от телевизора во время эфира программы «Угадай мелодию» и оплакивавших его долгое отсутствие на экране, снова в полете. Теперь он стал: а) большим начальником — Пельш рулит детским и развлекательным вещанием на ОРТ, б) роковым ведущим не менее роковой игры «Русская рулетка». Валдис Пельш в разговоре с обозревателем «Известий» Анной Ковалевой рассказал о том, что с ним было, что будет и чем его сердце успокоится.

— Почему закрыли программу «Угадай мелодию», если она была вполне рейтинговой и любимой народом?

— Она прожила в эфире пять с половиной лет. Возникло ощущение усталости от программы и у производителя, и у канала-вешателя. Казалось, что и зрителям она надоела, хотя последнее время меня все чаще преследует мысль, что, может быть, зря мы это сделали. Но всегда хочется чего-то лучшего и большего, а «Угадай мелодию» перестала развиваться. Может, в этом вся проблема. А вообще, я не могу нарисовать вам полную картину закрытия программы: это решение было все-таки прерогативой руководства канала-вещателя.

— Значит, это была не ваша инициатива?

— Нет, не моя.

— Чем вы занимались до того, как получили «Русскую рулетку»?

— Готовили передачу «Обыкновенное чудо», но она по ряду причин не оправдала наших ожиданий и не пошла в эфир.

— Как насчет тоски без эфира? Или это просто очередной телемиф?

— Да нет никакой тоски. Закрытие программы не означает увольнения. Вы уходите из эфира, но не покидаете работу, а перемешаетесь в самое интересное — в процесс зарождения новой программы. Когда после выхода проекта вы просто поддерживаете его существование, это приятно, мило, но мне лично интереснее запускаться.

— Значит, ваше феерическое выступление на церемонии вручения «ТЭФИ» с главной темой «о дайте, дайте мне эфира» было частью сценария?

— Нет, это чистая импровизация. Я же не знал, что Любимов выйдет со статуэткой в руках, этим обычно занимаются ассистенты. Но поскольку Любимов — мой непосредственный начальник, то мы разыграли сценку «начальник-подчиненный».

— У вас потрясающие актерские способности: выглядели вы исключительно жалко.

— Ну почему жалко? В этом был элемент правды, искренности, наверное, поэтому она так запомнилась. Зал, кстати, очень добродушно за этим наблюдал. А что сказала критика?

— Удивилась.

— Значит, я неплохо сыграл. Я же сказал: сейчас буду пресмыкаться. А если человек пресмыкается, он, без сомнения, выглядит жалко.

— Может, стоит продолжить театральную карьеру, разумеется?

— Честно говоря, нет времени даже подумать об этом. У меня нет ощущения ущербности и нереализованности из-за того, что она закончилась. Телевидение меня вполне устраивает. К тому же нельзя делать профессию из студенческих увлечений. То же самое, например, с КВН. Нельзя быть профессиональным игроком в КВН, ничем хорошим это не закончится. Те люди, которые когда-то были в КВН и сейчас достаточно успешны, они из него ушли. Тех же, кто до сих пор пытается там что-то сделать, вряд ли ждет большое будущее

— Почему вы согласились стать ведущим «Русской рулетки»?

— Все понравилось: идея, правила, антураж, отношения с игроками.

— А какие у ведущего могут быть отношения с игроками?

— На площадке — любые, вне ее — никаких. Если взять ту же «Угадай мелодию», там правила для ведущего были на втором плане: он иногда жульничал в пользу игрока против правил. В «Русской рулетке» игра протекает помимо воли ведущего, он ее только направляет. Сейчас, кстати, мы изменили образ ведущего: я радуюсь победе игрока, позволяю себе подтрунивать над его волнением, будем, наверное, больше шутить после провала игроков. После того как место игрока, хм-хм, освободилось, вполне можно себе позволить заметить, что в полете ему будут предложены прохладительные напитки.

— Основную массу населения волнует только одно: куда ваши игроки проваливаются и что с ними делают. Так куда и что?

— Это — тайна.

— Хотя бы намекните — жить-то будут?

— Ну зачем, зачем вам знать все эти ужасы?!

— Время полета?

— О-о-о! Можно выспаться, что называется. Следующий вопрос?

— В русской версии «Русской рулетки» были сделаны изменения. Какие и почему?

— Потому что мы решили, что так будет лучше. Дело в том, что в американском финале игрок получает шесть вопросов, на которые нужно ответить за 60 секунд. Если он ошибается — проваливается, если не укладывается во время — то же самое. Если он вовремя ответил на все вопросы, он снова приводит в действие механизм рулетки. Не провалился — выиграл миллион. Мы же ввели еще один компонент. Если вы прошли вопросы на 50 и 100 тысяч, получаете бонус: можно не отвечать на вопросы, не лишаясь шанса выиграть. Ведущий становится на одно из мест и... тоже может улететь? У меня уже четыре прыжка. Вот сижу и думаю: вписывать их в свою парашютную книжку или нет. Миллион можно выиграть даже в том случае, если вы дали неправильный ответ, но провалился ведущий.

— Как ОРТ смогло договориться, что мировая премьера «Русской рулетки» прошла в России?

— В этом гений коммерческой дирекции канала ОРТ .

— Так, понятно. А если без фимиама?

— Нет, правда, очень хорошо сработали службы, которые отвечали за переговоры с Columbia TriStar. Скажу больше: ни в одной стране мира никто не смог изменить правила, только мы.

— Вам не кажется, что на ОРТ слишком много игр?

— Сейчас модно играть на деньги, и именно таким образом. Если бы самыми популярными были игры, аналогичные «Форту Байяр», которых очень много в мире, их было бы много и на нашем телевидении. Но людям интересно следить за чужими переживаниями. А в играх типа «Форт Байяр» играет команда: они все время бегают, прыгают, плавают, копают, залезают... Они не персонифицированы. В «Миллионере» и подобных играх интересен не результат, которого добивается тот или иной игрок, а он сам как личность, его переживания, его алчность, альтруизм, интеллектуальные способности — да что угодно.

— Могут ли в России пойти такие игры, как «Камера пыток», «Беглец» или «Кресло»?

— Пойти может любая программа, весь вопрос в том, как ее адаптировать. А вообще все зависит от денег. На Западе у телевидения больше свободы в плане экспериментирования. Запустить дорогостоящий проект и похоронить его могут и у нас. Но начать пять дорогих проектов, похоронить все и сделать потом шестой, который их окупит, мы не можем.

— Какие рейтинги у «Русской рулетки»?

— Сейчас, конечно, не самый показательный период, но за прошедшие два месяца «Рулетка» заняла вторую или третью позицию. Это хороший показатель для старта. У нас публика ленивая, и очень многие эту игру даже еще и не посмотрели. Так что для получения адекватных результатов нужно время.

— Какие перспективы?

— Вы же понимаете, все программы, которые делает ОРТ, обречены стать первыми.

Комментарии (1)
avatar
0
1 CaniroPRO • 20:50, 16 Сентябрь 2012
Давным-давно читал это интервью. Спасибо, что напомнили) Валдиса незаслуженно вытеснили с телевидения. Неужели сейчас он не достоин ни одной передачи на ТВ?
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь