В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» генеральный директор телекомпании РТР Александр Акопов. Эфир ведет Нателла Болтянская.

НБ (Нателла Болтянская): В нашей студии Александр Акопов, генеральный директор телеканала РТР.

АА (Александр Акопов): Добрый вечер!

НБ: Я хотела бы начать нашу сегодняшнюю встречу с поздравления, так как Вы были в эфире «Эхо Москвы» последний раз под Новый год и тогда еще ни один Павел Глоба не мог предположить, что не пройдет и четырех месяцев, как многое в жизни Александра Акопова так радикально изменится. Пропал видный холостяк Москвы!

АА: Спасибо за поздравление. Действительно это приятное событие произошло и, надеюсь, это отразится не только на моей личной жизни. Ведь когда с руководителями происходит что-то приятное, пользу от этого получают не только они, но и, надеюсь, наши телезрители.

НБ: Слушая Вас, я невольно вспоминаю один из любимых моих советских фильмов — »По семейным обстоятельствам». Помните, там играет замечательная актриса Галина Польских. Она там руководитель, мать. И в один прекрасный момент, она, убегая с работы и видя круглые глаза своего заместителя — дескать, почему вы уходите с работы без пяти шесть? — ему отвечает: «Раньше я была кто? Теща. А теперь я — молодая жена, и в моей жизни многое изменилось».

АА: Ну, что я могу сказать. Многое действительно изменилось в моей жизни. Работа не всегда позволяет изменить темп настолько, чтобы быть в семье, но мои сослуживцы заметили, что сейчас я уезжаю с работы на час раньше. Вот так.

НБ: Ну, значит больше успеваете за предложенное время.

АА: Я надеюсь.

НБ: Как живет канал? Вот последний раз мы виделись, я повторю, под Новый год. Тогда мне очень понравилось, как Вы здесь, в эфире, вели диалог с Константином Эрнстом. Много было планов. Как они реализовались?

АА: На самом деле все наши планы связаны с наступлением нового телевизионного сезона, который начинается у нас в сентябре. Сезон, как всегда, связан с запуском больших новых проектов, программ, поэтому август — очень напряженное для телевизионщиков время. Сейчас все в работе, никто не находится в отпусках. Это — время реализации длительно вынашиваемых планов. И вот буквально с 30 августа, когда мы запускаем новую сетку вещания, телезрители смогут убедиться, что канал в течение года работал.

НБ: Знаете, вчера, когда анонсировали Ваш сегодняшний визит, на пейджер «Эхо Москвы» пришло сообщение буквально из трех слов: «Даешь Санта-Барбару!»

АА: Понятно. «Санта-Барбару», к сожалению, уже «не даешь». Время ушло. Если помните, она уже один раз у нас прерывалась, и тогда это была почти национальная трагедия с демонстрацией на Шаболовке и так далее. Но потом народ потихоньку как-то свыкся с мыслью, что мы остаемся без нее. И когда она уже совсем прекратила свое существование в эфире РТР, вот сейчас мы остатков этой национальной трагедии не наблюдаем. Тем более, что у нас есть, чем ее заменить, поскольку мы начали большой проект под названием «Русская серия». В этом проекте наши зрители увидят, наконец, большое количество наших отечественных многосерийных полнометражных телефильмов.

НБ: Скажите, у Вас есть знакомый по имени Гарик?

АА: Даже несколько!

НБ: Ну вот один из них, видимо, вам прислал такое сообщение на пейджер: «Внимательно слушаю. Рад за тебя. Поздравляю». Телефон начинается на 300.

АА: Понимаю. Спасибо, Гарик!

НБ: Давайте немножечко подробнее поговорим о начале нового телевизионного сезона. С одной стороны, хочется, наверное, многое поменять. С другой стороны, такая штука как сетка — вещь, наверное, жесткая и плохо изменяемая.

АА: Да, тут все правильно. Правда, понятие «хочется — не хочется» к нашей работе не очень подходит. Мы неоднократно говорили о том, что работа по формированию телевизионного канала все-таки отличается от деятельности художника. Мы не придумываем ничего такого сами, а, в основном, спрашиваем об этом у телезрителей путем тщательных длительных исследований предпочтений аудитории. Потом возникает задача, как эти предпочтения привести в конкретный проект. Главный проект, который мы сделали, это то, что мы смогли запустить крупномасштабное производство отечественных телевизионных фильмов, первый из которых выходит в эфир уже 30 августа. Называется он «Простые истины». И, что естественно для этого периода, он посвящен школе. Я думаю, что за последние 10 лет это первый новый фильм, посвященный этой тематике. Его герои — учителя, ученики, родители. Но это — сегодняшний фильм, о сегодняшней школе.

НБ: А кто его режиссер?

АА: Снимает его Юрий Беленький, Вы его наверняка знаете по ряду других больших телевизионных работ...

НБ: «Клубничка»?

АА: ...да, совершенно верно. Буквально завтра мы увидим первую серию этого фильма, уже до конца смонтированную, а в среду у нас состоится пресс-конференция, на которой мы будем представлять этот и ряд других наших телефильмов. Что касается радикальных изменений в нашей сетке, то, в общем, после длительного анализа — на это ушло почти год — принято некое радикальное решение, что у нас меняется сетка информационного вещания. И вечерний выпуск программы «Вести», впервые с момента своего возникновения, будет теперь выходить в 21:00 по московскому времени, то есть вместе с программой «Время».

НБ: Не боитесь ли конкуренции?

АА: Нет, не боимся. Это решение вполне продуманное. Некий риск в таком решении, конечно, есть. Но оно продиктовано, опять таки, не каким-то нашим таким порывом души, а это то, к чему склоняет нас анализ мнения аудитории, которая, к большом нашему счастью, склоняется потихоньку от информационно-политических форматов в сторону художественного вещания. Для нас это — свидетельство снижения политической температуры общества. Несмотря на грядущие выборы, люди все меньше и меньше интересуются политическими новостями, особенно в том виде, в котором они сегодня на телевидении существуют, и все больше и больше хотят видеть отечественное кино.

НБ: Фантастика, Вы знаете!

АА: Да, да. Как ни странно, но это факт. По всем нашим опросам аудитории, на первом месте — комедии, отечественные комедии, куда входят такие вещи как «Городок», «Сам себе режиссер», «Аншлаг», которые уже идут на нашем канале. Эту семью развлекательных юмористических программ на РТР в новом сезоне пополнят «Белый попугай», украинская программа «Фонтан»...

НБ: А куда денутся «Два рояля»?

АА: «Два рояля» остаются. Будут выходить в субботу вечером. Так что все это — главное, чего хочет аудитория. На втором месте — мелодрама, на третьем — детективы, на четвертом и пятом вдруг всплывает информация и все, что с ней связанно. Если смотреть на перспективу, то, я думаю, что это, вообще говоря, большой вызов для наших информационщиков на канале РТР, вызов для наших коллег и соперников на канале ОРТ. Я очень надеюсь, что в это соревнование вступит и канал НТВ, и, я надеюсь, когда-нибудь новости на всех трех каналах будут выходить в одно и то же время, чтобы зритель действительно мог бы сравнивать их по их реальным информационным качествам.

НБ: Как же они смогут их сравнивать? Если сегодня люди включали в 19:00 НТВ, в 20:00 — РТР и в 21:00 — ОРТ и, таким, образом, у них формировалась некая картина....

АА: И в течение 8 лет убедились, что разница в изложении информации у этих программ потихоньку стирается, профессионализм растет, оперативность — дальше уже некуда: войны в прямом эфире, все, что хотите — в прямом эфире. Я позволю себе сделать рискованное заявление: я думаю, что через год, если прогнозировать определенное развитие ситуации, новости из прайм-тайма вообще уйдут. То есть на всех каналах через год, когда закончатся еще и президентские выборы, новости будут выходить где-то в районе 19:00, а потом где-нибудь в 23:30. Основное же телевизионное время с 20:00 до 23:00 будет отдано под русские художественные форматы.

НБ: Хорошо, я приглашаю Вас в эфир в первое воскресенье августа 2000 года. Я прокручу Вам этот прогноз. И мы посмотрим, что будет дальше. Очень много сообщений на пейджер такого плана: «Назовите несколько многосерийных картин». Это, кстати, подтверждает Вашу концепцию.

АА: «Простые истины», мы уже о них говорили, 12 серий. Вслед за ним выйдет мелодраматический сериал, который называется «В зеркале Венеры». Снимают его в Петербурге, продюсер Виктория Корхина, она же играет там главную роль. Там очень интересный коллектив петербужских актеров. В нем опять же 12 серий. Затем выйдет детективный многосерийный фильм, пока у него есть только рабочее название — »Директория смерти». Рабочее, потому что мне оно субъективно не нравится, по моему, оно какое-то жестковатое. Но, опять таки, фокус-группе, то есть когда мы его показывали представителям нашей будущей аудитории, оно нравится. Поэтому я пытаюсь держать себя в руках и не исключаю того, что фильм выйдет в эфир именно под этим названием. Далее у нас пойдут 24 серии, которые будут называться «Московские окна». Это будет исторический сериал, ну, если можно назвать историческими события, которые происходили 30 лет назад. Заканчивается его действие в октябре 1964 года.

НБ: Хрущев?

АА: Да. Это Хрущев. Это то время, когда — физики, лирики, космос, но при этом и все остальное: коммунистическая партия, профсоюзные характеристики для выезда за границу, бардовская песня будет широко представлена. Это такая, в общем, «Москва слезам не верит», с большей степенью, может быть, жизненной правды. Вот пока все названия, которые находятся сегодня в производстве. Еще порядка восьми названий сегодня рассматриваются.

НБ: Когда это будет выходить в эфир? Время выхода в эфир?

АА: Сейчас я могу рассказать конструкцию нашей сетки, она уже больше не является большим секретом. «Вести» у нас будут выходить в Москве в 19:00 и в 21:00. Выпуск в 19:00 — против НТВ-шного выпуска новостей, а в 21:00 — против ОРТ. В 19:30, после окончания «Вестей», каждый день будет комедия: «Городок», «Сам себе режиссер», «Аншлаг», «Белый попугай», другие комедийные программы. В 20:00 каждый вечер — »Русская серия», одна из серий наших отечественных многосерийных фильмов. В 21:00 — »Вести», в 21:30 — кино. Далее у нас стоят два новых формата. Один называется «Как жить будем дальше?», он как раз отвечает нашей сегодняшней потребности разобраться в предвыборной обстановке: за кого мы, что предлагают различные политические партии и течения. Дальше у нас «Дежурная часть» и в 00:00 у нас будет набор таких телевизионных информационных журналов. Называются они «Спорт + ТВ», «Кино + ТВ», «Музыка + ТВ», «Театр + ТВ», «Мода + ТВ». По пятницам будет выходить большой такой тележурнал, который будет называться «РТР — панорама». Так что вот конструкция нашей сетки по будням. По пятницам, кроме многосерийных телефильмов, мы будем показывать снятые, опять таки, по заказу РТР, полнометражные телефильмы, телеспектакли. Ряд этих спектаклей мы берем у московских театров. Это будут самые популярные спектакли. Будет несколько детективных полнометражных телефильмов и будет несколько экранизаций русской классики.

НБ: Вы знаете, слушаю Вас, и все больше удивляюсь. Не далее, как вчера, в программе «Без посредников», «Эхо Москвы» проводило опрос слушателей, и тема была такая: «Устраивает ли Вас соотношение информационных и развлекательных программ на волнах радиостанции «Эхо Москвы?» Мнения разделились примерно пополам, чуть больше народа устраивало. Ну, наша любовь к информации известна, пожалуй, уже на всех уровнях.

АА: Ну, мне вообще казалось, что «Эхо Москвы» — это информационный формат. Так воспринимается.

НБ: В следующую субботу мы послушаем, что будет дальше, потому как обещают спросить слушателей, куда надо перекосить. А я обращаюсь к пейджеру, который уже переполнен сообщениями для Александра Акопова. Так, сообщение следующее: «Почему вчера программа «Старая квартира» была прервана заставкой РТР?» Пришло 4 таких вопроса.

АА: Это могло быть по техническим причинам. Меня вчера не было в Москве и информации на эту тему у меня тоже не было. Но, я думаю, ничего страшного в эфире не было, иначе бы я об этом обязательно узнал. Скорее всего, это была какая-то техническая причина.

НБ: Вопрос: «По-моему, ваша семья развлекательных программ на РТР устарела. Выходят одни и те же».

АА: Кто-то называет это словом «устарела», кто-то называет это традицией, некоторые вообще называют это классикой. Ну, сложно представить, например, канал РТР без программы «Городок» или без программы «Сам себе режиссер». Они идут уже по 6-8 лет, и существенная часть нашей аудитории ассоциируют наш канал с этими программами, а эти программы — с нашим каналом. И в таком разрыве отношений ничего хорошего не было бы для нас, как для канала. Но здесь появятся и свежие форматы, поскольку мы сейчас начали снимать и комедийные многосерийные художественные телефильмы. Но это формат, как ни странно, более сложный, чем телефильмы драматические, поэтому я не думаю, что новые названия появятся здесь ранее середины осени. Когда они будут готовы, мы обязательно проинформируем об этом наших зрителей.

НБ: Вопрос: «На РТР слишком много развлекательных программ и слишком мало программ информационных, касающихся жизни села, страны в целом. Требуем восстановления «Крестьянского вопроса», «Человека на земле», «Пилигрима».

АА: Понятно. Что касается вещания для жителей села, мы не собираемся его сокращать. Мы как раз его расширяем. У нас теперь утром, в самом начале программы «Доброе утро, Россия», которая, кстати, теперь будет выходить в эфир не в 7:00, а в 6:30, будет информационный блок как раз для тружеников села, сельских жителей. Что касается программ типа «Пилигрим» — это программа о путешествиях, я не готов сказать, что у нас сегодня готов к эфиру какой-то подобный формат. В смысле познавательных программ мы собираемся расширить научнопопулярное вещание на тему медицины. У нас выйдет этакий спутник программы «Моя семья», который будет называться «Здоровье моей семьи». Это будет часовое ток-шоу на тему здоровья, которое будет выходить по субботам.

НБ: Кстати, претензии: «Почему программа «Здоровье» совпадает с такой же программой на ОРТ?» Как я понимаю, это сознательная политика?

АА: Вообще говоря, у нас нет программы «Здоровье». Видимо, здесь не совсем верные ассоциации. Но тематика такая, что хочешь — не хочешь, а она массовая, люди интересуются этим и с удовольствием будут смотреть о здоровье, по-моему, даже если говорить о нем ежедневно. Другое дело, что здесь есть грань в разговорах о медицине через телевидение. Есть такая склонность: немедленно применить по жизни то, что мы увидели на экране, поэтому в наших программах есть титры на экране о том, что все, что вы увидели, можно применять и испытывать на себе только после консультации с лечащим врачом. Так что взаимоотношения телевидения и медицины вещь весьма непростая, в отличии от программы «Сделай сам».

НБ: Лозунги: «Даешь «Великолепную семерку!», «Долой региональное вещание в рамках РТР».

АА: Так, политически неверное мнение. Дальше.

НБ: Пожалуйста: «Реклама на вашем канале тяжелая».

АА: Реклама на нашем канале практически не отличается от рекламы на других каналах. Мы, кстати, сейчас проводим одно очень интересное исследование. Если, например, нужно разместить 12 минут рекламы, то что лучше для телезрителей: 4 блока по 3 минуты или 3 по 4 минуты? Эта задачка сейчас решается социологами.

НБ: Еще вопрос: «Какова судьба программы „Ищу тебя“?»

АА: Программа «Ищу тебя» будет выходить, надеюсь, еще на нашем канале. Это формат, который не может быть еженедельным, регулярным. Он сильно зависит от того, насколько подобран материал, который интересует зрителей, поэтому она будет выходить, как и раньше, в режиме специального проекта. То есть, как только будет подготовлен очередной выпуск, программа будет выходить в эфир.

НБ: Вопрос: «Куда девался многосерийный фильм «Самозванцы»? Будет ли он продолжен?» 

АА: Пока мы не работаем над его продолжением. Причина прозаическая: он снимался в годы, когда можно было себе позволить более крупные сметы, чем сейчас.

НБ: Вопрос: «Возродите ли Вы программу «Живая коллекция»?»

АА: Пока нет.

НБ: Вопрос: «Будут ли сохранены футбольные репортажи и показ фильмов по новой сетке?» То есть, как я понимаю, не передумаете ли Вы?

АА: С футбольными репортажами — это большая проблема. Все-таки, несмотря на такое укоренившееся мнение, все-таки футбол интересует далеко не все население. И наши контакты с организациями, которые занимаются спортивным маркетингом, пока не привели к взаимопониманию и очень может быть, что от футбольных трансляций в конце этого года мы откажемся, поскольку все это очень сильно и вредно влияет на нашу сетку вещания.

НБ: Вопрос от Иванова: «Каково Ваше отношение к конфликту медиа-магнатов?»

АА: Я очень поддерживаю конфликт медиа-магнатов, поскольку он приводит к увеличению аудитории нашего канала. Я ничего не хочу сказать плохого о наших коллегах на ОРТ и НТВ, на самом деле ситуация не простая, но, на самом деле, пока все это увеличивает нашу аудиторию.

НБ: Вот еще просьба: «Нужна научно-популярная программа о современной науке».

АА: Да, нужна. И нужны люди, которые смогут сделать современно современную программу о современной науке. Пока мы таких людей не знаем. Если у Вас есть предложения, мы с удовольствием их рассмотрим.

НБ: Еще: «Верните программу «А» или хотя бы «Живую коллекцию»!»

АА: «Живую коллекцию» вернуть пока не можем в силу целого ряда обстоятельств. Вот на Шаболовке демонстрации за «Санта-Барбару» были, а насчет этих программ — нет. Я не к тому, что надо выходить на улицы. Просто аудитория подобных форматов несколько уже, чем может себе позволить национальный федеральный канал.

НБ: Еще вопрос: «Скажите, пожалуйста, какова судьба сериала „Да, господин министр“?»

АА: Он завершается в эфире. Он мне очень нравится своей тонкой политической сатирой. У этого сериала есть свои фанатики, которые не пропускают ни одного выпуска. Но он относится к той замечательной категории, которую в народе называют «английский юмор», и это пример еще одной достаточно узкой аудитории. 51% населения, скорее всего, не стали бы смотреть такую программу. У нас есть план сделать отечественный сериал такого же типа. Но это, я думаю, дело следующего года.

НБ: Будут ли продолжаться встречи с Урмасом Оттом и «Музыкальный ринг» из Питера?

АА: Обязательно. Урмас Отт будет выходить теперь по субботам в 14:00. «Музыкальный ринг» будет раз в 2 недели, вечером, как всегда, в прайм-тайм.

НБ: Вот такой вопрос: «Будут ли сохранены любимые бразильские и аргентинские сериалы?»

АА: Более чем. Теперь у нас будут идти одновременно 4 сериала бразильско-аргентинского типа. Вот сейчас пойдет «Лето нашей тайны» в 18:00.

НБ: Какова судьба программы «Зеркало»?

АА: Программа «Зеркало» остается на своем месте и выходит в 20:00 в воскресенье, как всегда.

НБ: Будут ли продолжены «Песни нашего века»? Этот вопрос пришел на пейджер.

АА: Да, следующий проект этой серии выйдет в эфир осенью. И вообще, мы постараемся сделать еще какой-нибудь проект с бардовской музыкой. Этим действительно очень интересуется наша аудитория.

НБ: Будет ли как-то заполнена ниша программы «Совершенно секретно»?

АА: Будет. Как я говорил, мы сейчас развиваем ряд других журнальных форматов, появится по воскресеньям «Документальный экран», классический журнальный формат, где будут фрагменты лучших документальных фильмов как русских, так и зарубежных. Будут специальные репортажи, сделанные корреспондентами «Вестей», программы «Доброе утро, Россия», а также людьми, работающими на всех программах нашего канала. Другое дело, что там не будет, наверное, такого количества расследований, но, я надеюсь, сам формат будет интересен аудитории.

НБ: Когда грянул кризис, многим телекомпаниям и вообще очень многим под коленки это ударило. Но есть такой непроверенный слух, что телевидение от этого только выиграло: перестали закупать дорогостоящие проекты, а сами стали производить более дешевые.

АА: Да. Так и есть. Как я смотрю, кризис пошел на пользу не только телевидению, но и другим отраслям экономики. Мы говорили об этом. Кстати, год назад, если бы Вы записали, Вы бы увидели, что прогноз наш сбылся. Сильно упала себестоимость производства, и это сделало возможным крупномасштабное производство отечественных телевизионных фильмов.

НБ: Слезная просьба к Вам: «Сделайте, пожалуйста, коммерческий блок, состоящий из одной рекламы и укажите его время в программе. Моему внуку 1 год и 9 месяцев, его можно кормить, только когда идет реклама. Теперь мы все ее поклонники».

АА: Без комментариев! Дети действительно очень хорошо воспринимают рекламу, значительно лучше, чем взрослые. Видимо, растет какое-то новое поколение людей. Общество потребления, что ли. Желаю приятного аппетита Вашему внуку!

НБ: Будет ли сохранена передача «Секретные материалы»?

АА: На ОРТ, надеюсь, будет.

НБ: Не появится ли снова замечательная передача «Анонимные собеседники»?

АА: Прием, который использовался в программе «Анонимные собеседники», сегодня растиражирован во многих ток-шоу, и я не думаю, что этот прием сам по себе способен оправдать существование отдельной программы.

НБ: Скажите, пожалуйста, на сегодняшний день деятельность РТР можно сформулировать как деятельность больше производителей или заказчиков?

АА: Мы не разделяем эти вещи. Канал — это целостное 19-ти часовое представление, и все программы, которыми мы занимаемся, мы делаем вместе с каналом. Мы все организовали так, что все внешние фирмы, с которыми мы работаем, находятся у нас на Шаболовке, имеют свое помещение, работают на нашей технике и так далее. Вот, например, Олейников и Стоянов не являются штатными сотрудниками РТР. Делает ли это их чужими для канала? Нет, конечно! Они нам родные. То есть сегодня нет такой разницы между собственным производством и внешним. Мы работаем все вместе на один канал.

НБ: Вопрос: «Где Флярковский?»

АА: Флярковский, по-моему, ищет сейчас какую-то новую программу, новое применение своим силам.

НБ: «Спасибо за прямые передачи в Интернете» — пишут из Чикаго.

АА: Спасибо Чикаго, что они нас слышат и видят. Я могу сказать для тех, кто любит находиться в Интернете, что мы будем сейчас радикально расширять свой сайт РТР. Я думаю, через некоторое время это будет крупнейший сайт из всех российских телеканалов. Там будет и информационная бегущая строка, и информация о наших программах, и даже сценарии, фотографии и, естественно, видеопоток.

НБ: Скажите, пожалуйста, как взаимосвязаны РТР и телеканал «Культура»? Кстати, в последнее время часто ругают «Культуру».

АА: Эти каналы — это брат и сестра. А на счет ругани — ругают и «Культуру», и РТР, и все телевидение. Прошлый год был непростым для телевидения и для нас в частности, и для телеканала «Культура». Мы финансировались на 10-15 % от наших потребностей. Я могу сегодня об этом спокойно говорить, потому что мы получили большой кредит, обеспеченный государством, который полностью покрывает наши расходы на производство. Все, что мы замышляем, обеспечено с финансовой точки зрения. Точно такая же ситуация и с телеканалом «Культура», для которого прошлый год был тяжелейшим.

НБ: Такой вопрос: может ли закончиться «Старая квартира»? Проект то конечный, в общем-то?

АА: Да, к сожалению, проект конечный. Финиш его намечен на конец 2000 года. Но, я надеюсь, сама идея и форма этой программы не пропадут, и мы увидим новое воплощение этой программы.

НБ: Вопрос с пейджера: «Телевидение тесно связано с компьютерной техникой. Волнует ли Вас проблема-2000?»

АА: Да, в определенной степени волнует. Мы провели ряд мероприятий и поняли, что нам грозит. Новогодний эфир, я гарантирую, будет непрерывным. В 00 часов ничего, кроме традиционного выступления президента, не произойдет. Зато произойдет наш традиционный РТР-овский «Голубой огонек», который, как всегда, будет лучшим в новогоднюю ночь.

НБ: Еще вопрос: «Когда будет восстановлен телетекст на РТР? Он был самым лучшим и информационным».

АА: Я думаю, в самое ближайшее время.

НБ: Скажите, будет ли расширяться на экране образ Ивана Дыховичного, который, кстати, недавно был на «Эхе Москвы» в качестве отца?

АА: Не считая того, что он занимается всем: дизайном, оформлением всего канала, Иван будет делать один из журналов в качестве продюсера. Также он будет делать еще одну программу, в которую мы будем приглашать, скажем так, духовных лидеров нации: писателей, ученых. У нас давно не было на экране людей, которые тихо и спокойно разговаривают о будущем.

НБ: Канал РТР был первым, который вернул себе институт дикторов. Оправдало ли себя это нововведение?

АА: Безусловно, оправдало. Раскрываю некие секреты. По нашим исследованиям, это дает существенный рост аудитории.

НБ: Как Вы считаете, выполняете ли Вы функции, возложенные на государственный телеканал?

АА: Я надеюсь, что в сентябре я смогу дать ответ на этот вопрос. Есть лицензия на вещание — формальный документ. Здесь мы все выполняем. Но есть, как мы ее называем, неформальная лицензия — это то, что зрители ожидают увидеть на национальном государственном канале. Именно с этим нам было сложно в прошлом году. Сейчас, я надеюсь, с запуском в сентябре этой «Русской серии», люди увидят фильмы. Мы, конечно же, будем расширять ее от часа в день до 3 часов через 2-3 года. Я думаю, что это — наша миссия, поскольку принципиальное различие информационных и художественных программ в том, что, к сожалению, информационные программы, по сути своей, тревожные. Они, как правило, сообщают о проблемах и конфликтах. Почему — сериал «Простые истины», почему сериал об учителях? Мы слышим об учителях только то, что они не получают зарплату, где-то бастуют и так далее. А ведь это 1,5 миллиона людей, которые каждый день приходят на работу и каждый день выполняют свою миссию. Мы, общество, знаем о них только то, что они не получают зарплату. Поэтому мы хотим с помощью художественного формата показать другие стороны их жизни. Этого никогда не расскажут в новостях. Но это интересует сегодня общество в гораздо большей степени, чем информация о том, что кто-то где-то бастует или не получил зарплату. Общество в гораздо большей степени интересуется своей повседневной жизнью, пытаясь осмыслить, кто оно есть на самом деле. Информационные программы исчерпали свои возможности в этом плане.

НБ: Тогда возникает такой вопрос. Если брать тот же канат НТВ, который имеет сам по себе крепкую информационную базу, то у него существует тарелочка, на которой есть и НТВ-кино, и НТВ-триллер и прочие варианты. То есть они не замещают, а дают возможность. Возможна ли ситуация, когда Ваше усиление развлекательной части программ себя не оправдает?

АА: Это невозможно, в ближайший год — точно. Мы можем ошибаться в каких-то конкретных программах, но мы не можем ошибаться в тенденции. Она выявлена абсолютно точно. Зрители хотят свежее сегодняшнее русское кино. Все остальное находится на 8-ом, 10-ом и 15-ом месте в их предпочтениях, и все остальное в нашем телевидении уже есть.

НБ: Очень много говорят о том, что РТР — не самый богатый в семье российских телеканалов.

АА: Да, среди наших конкурентов наш бюджет несколько меньше, чем у ОРТ и НТВ, но у нас есть другие преимущества. Например, своя производственная база, чего нет у них. Поэтому реально мы абсолютно конкурентоспособны.

НБ: Тогда возникает следующий вопрос. Приближаются выборы. К Вам начнут приходить люди и будут пытаться как-то внедриться в сетку канала. Я аккуратно сказала?

АА: В сетку внедриться невозможно. Мы будем действовать абсолютно на общих основаниях, как и другие каналы, за исключением того, что закон обязует нас предоставлять бесплатное время в объеме, который отнесен к объему платного времени. Так что на РТР политической рекламы будет больше, но зритель должен понимать, что существенная часть ее будет бесплатной.

НБ: Ваши коллеги с ТВ-Центра на вопросы о судьбе канала «Московия» тяжело вздыхают и разводят руками. Есть ли у Вас на канале такого рода «узкие места»?

АА: У нас нет узких мест в этом плане. Вы знаете, что на нашем техническом канале во многих городах вещают свои местные телекомпании. Мы наш недостаток превратили в преимущество. В этом году мы опробовали систему совместного вещания, когда утром идут новости местные и федеральные, и в каждом городе включается своя государственная телерадиокомпания. Они все сейчас входят в холдинг ВГТРК. В этом году мы будем пробовать этот же прием и вечером. Скажем, осенью в Петербурге начинается вещание программы «Вести». Также будут вещать «Вести» в Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Владивостоке. В течение года мы по всей стране создадим систему, где местные и федеральные новости будут сочетаться под одной торговой маркой, и наоборот — зрители России увидят общемировые выпуски новостей, но сверстаны они будут не в Москве, а, скажем, в Екатеринбурге. Например, в Испании местные новости популярнее федеральных. То есть сейчас все будет наоборот: сначала публика будет смотреть местные новости, а потом уже на их хвосте и федеральные.

НБ: Как Вы отнесетесь к идее показа небольших тележурналов, типа тех, которые показывались раньше в кинотеатрах перед сеансами?

АА: Это очень милая идея. Я считаю, что таким вот киножурналом является, например, наша утренняя программа «Доброе утро, Россия», которая будет выходить в новом формате.

НБ: Чьи интересы Вы будете представлять в предвыборной кампании?
АА: Мы, по определению, отражаем интересы государства Российского и всего общества. Мы находимся на одинаковом расстоянии ото всех политических партий, и у нас есть свои технологии, как обеспечить этот нейтралитет.

НБ: Не факт, что на данный момент государственные интересы известны кому бы то ни было!

АА: Это достаточно интересный момент. Государственный интерес сегодня прежде всего заключается в информировании общественности обо всех, например, предвыборных программах кандидатов. Мы должны больше рассказывать сегодня о том, чего хотят те или иные партии и группировки. Дать максимум информации общественности, чтобы она могла принять важное решение — за кого голосовать на выборах.

НБ: Вы сами довольны, как функционирует канал РТР?

АА: Мне больше нравится канал, который будет. У меня есть любимая фраза: «Когда я думаю, чем могла бы быть моя книга, меня невольно охватывает восторг». Это я о нашем следующем сезоне.

НБ: В прямом эфире «Эхо Москвы» был Александр Акопов, генеральный директор телеканала РТР. Спасибо Вам! До свидания.

АА: До свидания!