Журналистская судьба ведущей канала ТВ-6 Марианны Максимовской была предрешена заранее. Мама привела ее — еще старшеклассницу — к своей подруге-филологу, та, посмотрев на девочку, покачала головой и вынесла вердикт: «Никакого филфака. Это же типичный журфак».

«Колхозный» отдых

— Марианна, у вас каждый рабочий день насыщенный и продолжительный?

— Как правило, да. Хотя эта неделя особая. Я только что из отпуска вернулась, а за это время накопилась куча всяких дел, вот и решаю их в спешном порядке.

— Где силы восстанавливали?

— Мы — с мужем, с ребенком, с друзьями — «колхозом» в 14 человек провели 2 недели на море. Отдыхать все-таки надо, даже от любимой работы. А я, честно говоря, устала, поэтому мне даже 14 дней показалось мало.

— А на даче почему не отдыхаете?

— Мы ее не достроили. И конца-краю этой работе не видно. Дом делаем деревянный, но все равно силы не рассчитали. Получился такой классический долгострой.

— Вы достигли предела мечтаний любой студентки первого курса журфака — популярная ведущая на одном из центральных каналов. Чего еще для счастья надо?

— Мне, как и всем, нужно счастье в личной жизни и успехи в работе. Что касается первого — тут я счастливый человек. У меня — любимый муж, любимый ребенок, любимые родители, замечательные друзья и еще есть любимая собака Трюфель. Со счастьем в работе дела обстоят так: вроде бы что-то уже сделала, чего-то достигла. Но есть еще масса того, что хочется в себе и своей работе изменить, что необходимо делать лучше и лучше. Я, как говорится, не волшебник — только учусь. И это не какое-то политкорректное заявление в интервью, а действительно то, что я думаю. За 10 лет на телевидении работала аж в четырех ипостасях: была и редактором, и корреспондентом, была ведущей как новостей, так и программы в жанре интервью. Каждый раз начинала заново — ведь это совершенно разные работы. Ну почти как из фигуриста стать футболистом, а потом заняться бобслеем. Сейчас мы опять делаем новое дело, и я снова чувствую себя в начале пути. Ну а что касается работы над собой — то она идет своим чередом.

— Свой первый эфир помните?

— Как страшный сон. Все было очень плохо. Потом пошло. Ведь телевизионная журналистика, пожалуй, больше технология или ремесло, чем творчество. И эту самую технологию необходимо освоить. Потом, по сравнению с корреспондентской работой, ведущий — это в гораздо большей степени человек команды. Надо добиться того, чтобы каждый в ней понимал друг друга буквально без слов. К тому же у меня был и остается очень хороший учитель — Михаил Осокин. Известно ведь, что профессиональные и человеческие качества не всегда совпадают. Нередко — совершенно блестящий профессионал, а как человек — даже и говорить не хочется кто. Осокин же — удивительный пример существа практически без недостатков: и в журналистском, и в человеческом плане. Это к нему в бригаду на ТСН я пришла 10 лет назад, а сейчас мы с ним периодически сюжеты делим. Корреспондент привозит какой-нибудь эксклюзивный материал, и с самого утра на летучке мы с Осокиным решаем, кому же он достанется. Я говорю: «Давай мне в 19.00». А он: «Нет, мне в 21.00». Уступаю, как правило, я — как старшему. Но иногда он мне, как представительнице слабого пола. Наверное, со стороны это смотрится очень смешно.

«Телевидение круче, чем армия»

— От обилия информации, причем чаще негативной, наверное, всякие депрессии начинаются?

— Депрессия у меня начинается от накопившейся усталости. А вот без обилия информации не могу — телевизор смотрю и утром, и вечером, и дома, и в гостях, и на работе. Такой образ жизни дисциплинирует лучше, чем армия. К эфиру ведь опоздать нельзя, надо быть все время в курсе событий, всю информацию для выпуска приходится перепроверять. В общем, вырабатывается высокая штабная культура. Дома с тем, что я «новостной» маньяк, все уже смирились. Муж у меня в прошлом журналист-информационщик, сейчас занимается связями с общественностью. Дочь Саша, как любой современный ребенок, чаще смотрит телевизор или работает на компьютере, чем читает. Может быть, это и неплохо. Вот только многие нынешние дети получают все уже в готовом виде. Ну вот, к примеру, читает Саша «Три мушкетера» и пытается представить, каким же он был — д'Артаньян, а так смотрит она фильм по телевизору и видит д'Артаньяна — Боярского, Атоса — Смехова и так далее. Фантазия не развивается, и это, конечно, минус. С другой стороны, наши дети получают гораздо больший объем информации, чем когда-то мы в их возрасте. А это уже плюс.

— Дочка пойдет по родительским стопам?

— Она еще не знает, но уже думает, хотя ей осенью будет только 11 лет. Саша на полном серьезе размышляет над тем, хватит ли ей твердости характера, чтобы стать журналистом. На самом деле, у девочки есть хорошее качество для профессии — ощущение языка, она умеет играть словами, пишет рассказики, стихи и даже рисует. В общем, ребенок творческий. А хватит ли характера для журналистики — посмотрим.

Комментарии (0)
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь