Войны, террористы, заложники... Ежедневно мы с тревогой ждем очередного выпуска теленовостей. Но странно: когда в кресле ведущего сидит невозмутимый и чуточку ироничный Михаил Осокин, даже самые страшные вести не воспринимаются как катастрофические.

— Михаил, вы так спокойны всегда, что кажется, если в студии запылают декорации, вы и бровью не поведете. Откуда в вас нордический характер? 

— А у меня корни немецкие. Подробностей не знаю, но родители немного рассказывали о моей германской прабабушке Иоганне Робертовне и ее муже по фамилии фон Эльцберг. Прадед был генералом по лесному хозяйству и даже в какой-то энциклопедии упоминается как создатель лыжной мази. (Смеется.) Правда, сам я этой книги еще не видел, все мечтаю найти. Но я, признаться, даже немецкого языка не знаю. Английский, французский выучил, а вот немецкий попробовал — не пошел... Надо было с детства заниматься. 

— Наверное, ваша сдержанность — причина того, что во время апрельских событий на НТВ вас не было видно в рядах «революционеров», вы не делали громких заявлений, не митинговали...

— Зачем? Я спокойный человек и не хочу ни с кем конфликтовать. Просто жаль, что раскололся замечательный коллектив. Но значит, так судьба повернулась, как в классическом примере с МХАТом. Просто в один прекрасный день у нас стало больше театров. А сейчас в стране стало больше новостей.

— Неужели по родному каналу, на котором проработали семь лет, не скучаете?

— А я и сейчас на ТВ-6 не чувствую себя в инородной атмосфере. Со мной перешла вся выпускающая бригада: от администратора до шеф-редактора. Как будто ничего и не менялось. Что же касается новой студии, столов и стульев, то, когда сидишь перед эфиром, об этих вещах думаешь меньше всего...

— А с бывшими коллегами здороваетесь?

— Конечно. Работаем же в одном здании. У каждого были свои причины, чтобы уйти или остаться. Я тоже покидал первый канал, когда создавалось НТВ. Вся жизнь состоит из переходов... Нет, поверьте, я не ощущаю атмосферы войны.

— Вы всю жизнь старались избегать конфликтных ситуаций? Наверное, и биография ваша складывалась относительно гладко и спокойно?

— Да, если не считать, что меня выгнали со второго курса истфака МГУ.

— Вас выгнали! Вот уж трудно поверить! А за что?

— Со зловещей формулировкой: «За антикоммунизм в общественной жизни». Дело было на уборке картофеля в колхозе. Нам вовремя не подвезли то ли еды, то ли денег, и мы устроили забастовку. Представляете в те времена подобную акцию?! Я оказался одним из «заводил». Ну и исключили меня из комсомола, а затем «автоматом» вышибли из университета. Правда, намекнули, что если я отслужу в армии, мол, «кровью искуплю свою вину», то смогу надеяться на восстановление. Так и загремел в солдаты.

— И даже не пытались «закосить»?

— Нет. Более того, скажу банальщину, армия — отличный жизненный опыт. Когда ты молод, со здоровым организмом — это дает массу впечатлений и хорошую закалку. После армии уже ко всему можно относиться спокойно и снисходительно. Хотя сейчас понимаю ребят, которые пытаются увильнуть от призыва. В стране — война. Страшно. Может, и я в наши дни попытался бы «закосить» — все-таки сугубо гражданский человек. Приклеиваю ус — и бегом на митинг.

— Михаил, слышал, что коллеги называют вас «книжным червем»?

— Чтение — моя страсть. Всегда шучу, что у меня работа замечательная: читаю газеты, а за это еще деньги платят. (Смеется.) А после штудирования периодики с удовольствием погружаюсь в книги.

— Во что-то умное? До фантастики и детективов не опускаетесь?

— Зря так думаете. Хорошие авторы — Сименон, Кристи — позволяют расслабиться. Но, конечно, больше люблю абсурдистско-модернистскую литературу. Есть замечательные писатели — Милорад Павич или Эжен Ионеско. Из наших — перечитал всего Пелевина. С интересом беру в руки исторические мемуары, тем более факты из этих книг здорово помогают в работе.
Еще собираю редкие марки. По моей коллекции можно проследить территориальные изменения в мире, когда какая часть страны была оккупирована в ходе войн. Например, есть марка фашистской Германии с печатью Украины. Сейчас, правда, пыл поугас, филателией так не увлекаюсь.

— А что Осокин любит смотреть по ТВ?

— Ничего, кроме новостей! Считаю, что нормальный человек не должен смотреть телевизор.

— Даже фильмы?

— То, что сейчас показывают, меня совсем не привлекает. В крайнем случае я возьму видеокассету и посмотрю классику.

— А футбол?

— Нет, я не болельщик. Скорее, практикующий спортсмен — на роликах катаюсь. Правда, сейчас уже холодно, до весны с ними попрощался.

— Что же вы делаете в выходные?

— В свою свободную неделю стараюсь сделать так, чтобы меня никто не нашел, в том числе и по телефону. Я не любитель компаний, гулянок, шумных застолий. Закрыться дома, сесть с книжечкой на диване, а если в отпуске, то на берегу моря в Крыму — вот лучший отдых. Раскрою вам секрет: у меня для выходов на улицу даже хранятся дома... усы.

— Шутите...

— Правда. Ну, обычные усы из театрального реквизита. Правда, редко их использую — берегу для особых случаев. Например, доставал их, когда ходил на митинги. Не важно, к демократам или коммунистам — это же любопытное зрелище! Так вот, чтобы, грубо говоря, не побили, приходилось наклеивать усы, снимать очки. Все! Меня никто не узнавал, не замечал. Правда, и я без очков никого не видел.

— А как же вы, такой скромный человек, 14 января будете отмечать полувековой юбилей...

— Страшно подумать! Нет, не цифра пугает, а вся эта суматоха, поздравления. Отмечать буду скромненько, а самый лучший вариант — уехать куда-нибудь с семьей. Говорят, у меня есть чувство юмора.

У меня уже второй брак. С нынешней женой Еленой познакомился в 1990 году, когда пришел на первый канал в программу «Доброе утро». Она там работала шеф-редактором выпусков новостей. Переходил на НТВ — предложил и ей пойти туда, она согласилась.

— Чем покорили ее сердце?

— Думаю, чувством юмора. Утверждают, что оно у меня есть. А уж у Лены — оно еще большее. Так и сошлись. Моей дочке Ане от первого брака 22 года. Она уже окончила журфак МГУ, работает в пресс-службе Академии интернет-образования.

— Общаетесь?

— Она замужем, живет отдельно, но на моей свободной неделе обязательно встречаемся.

— Я слышал от ваших коллег, что вы убежденный пешеход. Так до сих пор не купили автомобиль?

— И не собираюсь! Во мне живет странное предчувствие, что вождение машины рано или поздно заканчивается либо катастрофой, либо убийством человека. Никогда не сидел за рулем и даже не хочу пробовать. На работе нам выделяют транспорт с водителем, а если буду опаздывать с женой в театр или кино, возьму такси. Я доверяю интуиции — и лучше останусь пассажиром по жизни...

Комментарии (0)
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь