Телекомпания «Живые новости» находится по соседству с редакцией «Российской газеты», но встретиться с ведущим программы «Дог-шоу „Я и моя собака“» Михаилом Ширвиндтом оказалось непросто. Побеседовать удалось лишь в промежутке между его поездками в Сочи на фестиваль «Кинотавр». 

Конечно, первым делом хотелось узнать, как обстоят дела в любимой многими зрителями программе «Дог-шоу», хотя телекомпания «Живые новости» производит еще передачу «Путешествия натуралиста», документальные фильмы и другие программы. Михаил категорически заявил:

— В своем традиционном виде «Дог-шоу» на экране больше не появится. Летом пройдут повторы лучших выпусков, а с сентября концепция программы изменится и она выйдет в обновленном виде.

— Что же останется от наработанного в «Дог-шоу» за эти годы? Тем более что передачу снова выдвинули на премию «ТЭФИ»? 

— Нас уже 6 раз выдвигали, 5 раз мы выходили в финал, но ничего не получили. Поэтому относительно «ТЭФИ» у меня нет никаких иллюзий. В жюри ведь немало продюсеров, которым нужно поддержать своих номинантов, тут уж не до симпатий к чужим программам. Но дело в том, что программа «Дог-шоу» сама «устала». Это как шесть лет ходить в одной рубашке. Хотя на НТВ она сейчас одна из самых рейтинговых программ вечернего эфира. Мы собираемся снимать «Дог-шоу» в новых декорациях, в другом месте. Передача должна стать более телевизионной и менее театральной. Ведущий остается прежний. Песенка «Если хозяин с тобой», которую, кстати, написал Саша Коняшов, тоже сохранится. Но мы ее «перепоем». Был такой опыт — звезды, которые участвовали у нас в жюри, по куплетику спели нашу песню. 

— Михаил, за эти годы вы больше полюбили собачье племя или разочаровались в своих «героях»?

— Я никогда не был, как мне частенько приписывают, фанатиком-собаководом, хотя собак люблю с детства, как другие кошек или рыб. Я уверен, что залог многолетнего успеха программы «Дог-шоу» в том, что делают ее не профессионалы-собаководы, а театральные и кинорежиссеры. На заре существования программы мы обратились к консультанту за советом: получится ли у нас конкурс «Одиссей», когда хозяин надевает маску, а собака должна его узнать. Нам сказали: забудьте, они «смотрят носом» и никогда не перепутают хозяина. Послушайся мы, не было бы этой забавной игры. Собаки «прекрасно» путаются, не узнавая хозяев. Мы относимся к своим «героям» совершенно по-обывательски. Программа нарушает все правила и не демонстрирует почтения перед какими-то неслыханными породами.

— Но как удается сохранять мирное собачье сосуществование во время записи программ?

— У нас все эти годы работает единственный кинолог — Оля Нечаева, которая одной ей ведомым способом умеет этого достигать. В крайнем случае она ухитряется засунуть в пасть «бузотеру» кулак. Недавно меня впервые за 6 лет на передаче укусила овчарка. Сдуру рванула в сторону, а потом вернулась и цапнула за ногу. Хозяева иногда говорят: «Мой пес — просто кошечка». Если так хочется кошечку, лучше ее и завести, а не переделывать под нее злобную собаку.

— А у вас есть собака?

— Наша группа дилетантов в результате долгого созерцания вывела для себя абсолютную симпатию — лабрадоров. У меня и режиссера-постановщика Сергея Урсуляка братья-лабрадоры, а у Саши Конышева — золотистый ретривер.

— Как вы совмещаете работу над программой с продюсированием?

— Быть ведущим — творческое занятие. В продюсировании я обманулся раз и навсегда — звучит возвышенно и завлекательно, но на самом деле это унылая работа: платежки, договора, встречи с чиновниками, переговоры, конфликты... После этого укус любой собаки воспринимается как подарок. Но планы продюсерские все равно увлекают — собираемся делать новую программу, возможно, с моим участием. Есть другой проект: история русской эстрады от Юрьевой до Пугачевой.

— Михаил, по образованию вы — актер. Не хочется сниматься или играть на сцене?

— Нет, уж очень зависимая эта актерская профессия. Вести программу и играть — совершенно разные вещи, хотя работа в кадре не исключает элементов актерства. Но ты здесь сам себе хозяин, говоришь то, что думаешь, и при этом своими словами.

— А время на какое-нибудь хобби у вас остается?

— Когда оно есть, уже 5 лет вяло играю в теннис с Денисом Евстигнеевым. Ни у него, ни у меня другого партнера нет, поэтому мы совершенно равны. У нас есть внутренний рейтинг с очень сложной системой подсчета, кажется, сейчас я веду со счетом 2845 на 2746. Вообще спортом всерьез заниматься мне скучно, даже в лучшем фитнесс-клубе. Другое дело — ездить на машине: находишься в собственном мирке, этакое «публичное одиночество».