Ежедневно российские телезрители смотрят десятки телепередач различных жанров. Однако далеко не все из них знают, что лишь немногие из программ сделаны на том канале, который их показывает. Между тем в телепроизводстве в России заняты десятки компаний, а объем этого рынка составляет сотни миллионов долларов.

В России, как, впрочем, и везде, телеканалы могут либо делать программы самостоятельно, либо покупать готовые. В первом случае компании-вещатели придумывают, производят и показывают тот или иной сериал, ток-шоу, развлекательную программу. Среди оригинальных продуктов российских каналов — «Убойная сила» на ОРТ, «Герой дня» на НТВ или «Большой вопрос» на РТР. Каждый канал также считает своим долгом делать новости. Попытки передавать их на стороне себя не оправдали. В этом смысле показательна история новостной компании ТСН, созданной Александром Гурновым: сначала она продавала свои новости ТВ-6, потом Ren ТВ, а затем просто исчезла из эфира.

Однако большую часть программ каналы все же покупают, иногда почти что у себя. Схема такая: компания, зачастую аффилированная с вещателем, производит по его заказу телепродукт, а затем с определенной наценкой продает телеканалу. Но есть и практически независимые производящие компании. Одни, покрупнее, делают много разных программ и предлагают их разным каналам. Так поступают, например, АТВ или Ren ТВ (правда, у Ren ТВ есть свой дециметровый канал, обладающий правом первой ночи, и только потом передачи компании попадают на общефедеральные каналы). Телекомпания ВИД работает только с первым каналом, хотя в принципе прямо с ним не связана.

Другие производители, помельче, по заказу определенного канала делают одну, максимум две передачи. Самые известные компании такого рода — «Игра» (торговая марка «Что? Где? Когда?»), АМИК (КВН на ОРТ и «Планета КВН» на РТР), «Пилот» (»Тушите свет») и т. д.

Мелкие производители известных программ могут привередничать. Например, когда Владимир Ворошилов не сошелся с ОРТ в цене за серию игр, «Что? Где? Когда?» вышла на НТВ. Правда, уже в следующем сезоне знатоки вернулись на ОРТ.

Реального межканального рынка телепрограмм в России, как, впрочем, и в мире, нет. Зато торговля программами между каналами разных стран бойко идет на каннском и лос-анджелесском телерынках. В первую очередь продается и покупается наиболее интернациональный продукт — сериалы и документальные фильмы, меньше — развлекательные программы и ток-шоу.

Кроме уже готовых передач, большим спросом пользуются лицензии на производство. Считается, что передача, добившаяся успеха в разных странах, скажем Ирландии, Египте, Китае и Бразилии, практически наверняка сработает и в любой другой стране. Так появились у нас «Телепузики» и «Улица Сезам». Пример для взрослых — телеигра «Кто хочет стать миллионером?», уже давно получившая международный статус. То же самое и с телевикториной «Поле чудес», которую придумали по образцу «Колеса фортуны», хотя никто права на ее производство не покупал.

Стоимость западных телебрэндов подчас бывает очень высокой. По слухам, несмотря на оглушительный успех, компания Ways, российский производитель шоу «Кто хочет стать миллионером?», до сих пор не окупила расходы на покупку у англичан прав на игру.

Огромное значение для любого вещателя имеет кинопоказ. За счет демонстрации фильмов и сериалов каналам удается закрыть 30-60% эфирного времени. Кроме того, фильмы, несмотря на все ухищрения создателей развлекательных и новостных программ, по-прежнему наиболее любимы российской телеаудиторией. Демонстрируя американские блокбастеры иногда менее чем через год после их выхода в прокат, российские каналы приучили большую часть зрителей к тому, что в прайм-тайм следует смотреть звезд Голливуда, а не Евгения Киселева или Александра Маслякова.

Отечественные сериалы по привлекательность пока уступают западным фильмам. Двухчасовой блокбастер можно купить за $70-100 тыс., а съемки одной 54-минутной серии стоят приблизительно столько же. При этом никто не может гарантировать высокого рейтинга нового телесериала. Со старыми советскими фильмами вообще беда — в 90-е на разных каналах так закатали «золотую фильмотеку», что все меньше и меньше зрителей готовы наслаждаться «Семнадцатью мгновениями весны» или «Белым солнцем пустыни».

Особое место на рынке телепрограмм занимают спортивные трансляции. Права на демонстрацию того или иного соревнования, как правило, покупаются у его организатора. Цены на показ Олимпийских игр или чемпионата мира по футболу иногда достигают нескольких миллиардов долларов. Конечно, бедные покупатели вправе просить о скидках. Например, наши каналы покупают права на трансляцию спортивных соревнований за гораздо меньшие деньги — в пределах нескольких миллионов.

Годовой объем производства телепродукции в России специалисты оценивают примерно в $110-120 млн. На сегодняшний день около половины приходится на телефильмы и телесериалы, остальное — на развлекательные программы и ток-шоу. Однако самым дорогим продуктом современного телевидения считаются информационные программы: расходы на их производство на порядок выше.       

Несмотря на то что российские каналы вкладывают достаточные деньги в производство и закупку программ (с учетом цен на российском рынке труда цифра не выглядит такой уж ничтожно малой даже на западном фоне), отечественное телевидение по целому ряду показателей все же уступает западному. В России нет ни одного общенационального ток-шоу, сопоставимого с шоу Ларри Кинга, всего несколько достойных развлекательных программ. Спортивное вещание скомкано, даже к событиям мирового уровня вещатели относятся пренебрежительно, транслируя их в записи поздно ночью или игнорируя вовсе. В несколько более выгодном положении находится футбол, но и там иногда случаются загадочные вещи. О новостных и аналитических программах и говорить нечего.

В общем, остается только надеяться, что руководители каналов сдержат свои обещания изменить и кардинально улучшить отечественный телепоказ в следующем сезоне. Тем более что финансовые ресурсы для этого есть.

«Огонек» для Португалии        

О перспективах российского телепродукта за рубежом и о том, как формируется внутренний телерынок, корреспонденту «Денег» рассказал генеральный директор РТР Александр Акопов.

— Прежде всего хотелось бы узнать, чего вам удалось добиться на завершившемся недавно каннском телерынке?

— Впервые в истории отечественного телевидения российскому телеканалу удалось продать свою продукцию за рубеж. И для нас главное — даже не конкретная цифра продаж, потому что при первом появлении на рынке добиться каких-то рекордов сложно; важнее другое — виден интерес к нашей продукции и понятно, в каком направлении двигаться дальше.

Если же говорить о конкретном результате, то в этом году мы ожидаем продаж в районе $2,5-3 млн. Конечно, существенную часть этой суммы обеспечивает Украина, но виден интерес и других стран — от Португалии до Японии или от Норвегии до Китая. В подтверждение этого факта мы получили от наших коллег из России несколько предложений о том, чтобы на следующем рынке мы взяли их продукцию на реализацию.       

— Продукция какого рода вызвала наибольший интерес у западных телеканалов?

— Мы представляли новые сериалы, которые выйдут в эфире нашего канала осенью, документальное кино, эстрадные программы. И практически на все находились заказчики. В частности, сериалом «Простые истины» интересуются норвежцы, шведы и финны. Фрагменты из новогоднего «Огонька» почему-то заинтересовали португальскую телекомпанию. Документальные материалы спрашивают очень многие — я говорю в первую очередь о тех фильмах, которые производит Виталий Манский,— и, естественно, был огромный спрос на три фильма, которые мы сделали о Путине, Ельцине и Горбачеве. Был спрос на документальный сериал «Откройте, милиция!», на фильм Ренаты Литвиновой «Нет смерти для меня».

— Что вы закупаете сами?

— За исключением «Вестей» и «Зеркала» все, что показывается на РТР, мы покупаем. Другое дело, что этот процесс организован так, что у каждого направления — кино, телефильмы, документальные фильмы, эстрадные, спортивные программы и т. д. — есть небольшая продюсерская группка, которая, собственно, и занимается разработкой заказанного проекта. И абсолютно все, что для нас производится, делается под контролем нашей группы. Ее задача — разработка тематики, утверждение режиссера, автора сценария, анализ, разработка всего производственного плана, сметы. Но формально это делается внешними юридическими лицами.

— Интересует ли вас заграничная продукциям?

— Что касается доли зарубежного продукта, то она у нас невелика — не более 20% объема эфира. Она может быть достаточно заметна, поскольку в прайм-тайм в вечернее время довольно много зарубежных фильмов или в дневное время — латиноамериканских сериалов. Этим практически исчерпывается объем наших зарубежных закупок.

— Какие требования вы предъявляете к программам и фильмам, которые покупаете?

— Мы обычно покупаем фильмы на два года и два показа. Причем второй показ часто проходит успешнее первого. Мы не покупаем продукцию, которая может носить явно антироссийский характер и которая отвечает голливудским представлениям о России. Наоборот, стараемся брать программы и фильмы, которые являются новым словом в мировом кино и телевидении. Начиная с фильмов Джармуша и заканчивая молодым английским кино. Но в первую очередь мы стараемся скупать все российские фильмы, выходящие на экраны. При том, что их стоимость иногда в 4-5 раз превышает стоимость американских.

— А как вы относитесь к покупке брэндов?

— Я не сторонник идеи, что все надо придумывать самим. Хотя мы очень часто так поступаем. Скажем, программу «Два рояля» мы купили у ирландцев, немного переделали, и получился очень неплохой проект.

Комментарии (1)
avatar
-1
1 maxim9705 • 16:12, 26 Август 2012
Логотип РТР нужно было сделать другой.
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь