Предыдущая статья: 1999–2000. Что транслировало российское ТВ? Информационная война (продолжение). Нерусское российское ТВ

Часть четвертая. ТВ по-путински, или «одноканальное» ТВ

Как поднять страну с колен. Накануне распада. Добродеев покидает НТВ. Горькая пилюля к дню рождения Ельцина. Путин: «про» и «контра». Коммунисты за нравственность. Антинародное ТВ. Путин — президент, или Как поднять страну с колен. Ворошилов за цензуру. «Зачистка» медиаимперии Владимира Гусинского. Борис Березовский — новая мишень. От «Бандитского Петербурга» до «Убойной силы», или Начало бума российских сериалов. Миллион «О, счастливчика!». Выборы на ОРТ — пока в пользу Березовского. Есть ли виллы у Путина? Союз «гусят» с «подберезовиками». Контрпрограммирование. «Рынок рабов». Лесин хочет сжечь «тифозную деревню» — ТВЦ. Трагедия «Курска», или Пляски на костях. Зачистка ОРТ. Березовский против Путина и наоборот. Либералы за олигархов. Путин у Солженицына. Старый новый гимн. Парфенов — ненавистник советского гимна. Кредит для ОРТ. Накат на НТВ продолжается. Путин против Доренко. НТВ — смена рулевого. ОРТ в лидерах. Из «гомо советикуса» в «гомо капиталистикуса». Обезьянник «За стеклом». Выборы на ОРТ — падение Березовского. Киселев амбициозный. Конец ТВ-6

[...] Сразу после того, как Путин стал официальным преемником Ельцина и фактически главным претендентом на пост будущего президента страны, «накат» на него со стороны оппозиционных СМИ только усилился (среди последних оказалось и НТВ, поскольку Гусинскому и людям, стоявшим у него за спиной, выбор Ельцина не понравился). В то же время приближенные к нему информационные структуры бросились его защищать. Короче, война в массмедиа продолжилась. В самый ее разгар оппозиционеры понесли весьма ощутимую потерю: в стан врага — на РТР — перешел генеральный директор НТВ Олег Добродеев.

Этот человек считался не просто отменным менеджером, он был мозгом своего телеканала. Как писала в «Новой газете» Е. Афанасьева:

«Это только для непосвященных зрителей НТВ представало с лицом Киселева или Митковой. Профессионалы всегда знали, что из множества лиц, собранных в телекомпании самим же Добродеевым, его лицо — главное и именно оно составляет ту суть, которая отличает НТВ от других каналов. И коллеги, и конкуренты всегда называют его «обыкновенным гением», «богом информации». Его первенство в этой сфере не подвергается сомнениям…»

Поскольку сам Добродеев стоически молчал о причинах своего ухода с НТВ, его коллеги из разных телеканалов и изданий бросились самостоятельно строить всевозможные версии, объясняющие этот поступок. В итоге все сошлись на одном: что Добродеев разошелся с Владимиром Гусинским в вопросе критики Кремля. Дескать, первый выступал за прекращение ее, второй — за продолжение. Судя по всему, эта версия была близка к истине. Кроме этого, сам Добродеев в одном из интервью признался, что чашу весов в его решении перевесила личная встреча с Владимиром Путиным. Видимо, на ней будущий президент сумел убедить Добродеева, что правда на его стороне и что под его началом Добродеев имеет все шансы раскрыть свой талант телевизионщика еще полнее и шире. Как выразился сам Добродеев относительно своего визави:

«Путин, безусловно, человек жесткий, волевой, решительный. Он не хочет таким казаться, это тоже существенно. В России очень много внешней показной крутизны, на этом замешено наше общество. Важно, когда эти качества есть, они — составляющая натуры, но они не демонстрируются. Он, безусловно, честолюбив, в чем я не вижу ничего плохого. Он сам до конца, я думаю, только сейчас осознает ту роль, ту миссию, которая выпадает, скорее всего, на его долю…»

Отметим, что к тому моменту, как Добродеев принял свое решение (а на дворе стояла середина января), практически всем было понятно, что новым президентом страны станет именно В. Путин. Понимал это и Добродеев и, видимо, в глубине души хотел вместе с Путиным разделить его «великую миссию».

Что касается действующего президента Бориса Ельцина, то его и народ, и большая часть журналистского сообщества уже дружно списала в утиль. Например, 1 февраля, в день рождения Ельцина, на ТВ только один (!) канал вспомнил о нем: это было НТВ, передача Евгения Киселева «Глас народа», где был показан двухсерийный английский фильм производства компании ВВС «Царь Борис», где был дан весьма неприглядный образ Ельцина. Подобная трансляция на канале, который, по сути, и появился на свет благодаря помощи еще действующего президента, выглядела на первый взгляд странно. Но только на первый. Ведь с тех пор (с осени 93-го) утекло много воды и отношения энтэвэшного руководства к своему создателю успело десять раз перемениться.

Однако эта забывчивость вызвала возмущение у коллег энтэвэшников с других каналов. Эти люди с Ельциным в конфликт никогда не входили и по-прежнему испытывали к нему хорошие чувства. Например, на REN-TV чуть позже будет показан панегирический фильм про Ельцина и его эпоху под названием «Десять лет, которые…». По словам руководителя канала Ирэны Лесневской:

«Для меня эта эпоха — точно со знаком «плюс»… А фильм ВВС, основанный на книге Коржакова (речь идет о мемуарах бывшего руководителя Службы охраны Ельцина Александра Коржакова «Борис Ельцин: от рассвета до заката», вышедших в 1997 году и показавших всему миру не сусального, а реального Ельцина, со всеми его пороками и недостатками. — Ф. Р.), — это клюква абсолютная. Когда его показывали, мне было больно за коллег. Абсолютно бестактный подарок, сделанный Ельцину ВВС, Коржаковым и НТВ…»

Несмотря на то что многим уже стало ясно, кто станет новым президентом страны, споры вокруг его персоны не затухали. Вот как описывала их в «Общей газете» Е. Рыковцева (номер от 10 февраля 2000 года):

«…Весь январь в прессе прошел под рефреном: мы не знаем, кто такой Путин.

Вот и в минувшем «Зеркале» РТР Григорий Явлинский заявлял: «Я — оппонент Путина, потому что в нем нет ясности». Михаил Горбачев восклицал в «Секретных материалах» ТВЦ: «Кто он такой?! Нет, я-то как раз его хорошо знаю… Он хороший человек… — Тут Горбачев делал паузу, пытаясь сообразить, что именно хорошего он знает о Путине. — Не болтун, — нашелся наконец Горбачев. — Но — кто он такой?! Он проработал в разведке, в мэрии у Собчака, он ужасно удивился, когда его на руководство ФСБ назначили, даже от звания генеральского из стеснительности отказался…»

Неясного Путина в очередной раз зазывал в эфир Евгений Киселев, в надежде так ущипнуть, такое спросить, что Путин вскрикнет именно «Ауч!», то есть покажет наконец истинное свое нутро.

Если бы Путин был обычным человеком — он сошел бы с ума. Начал бы под ежедневным напором прессы впадать в размышления: «А вправду, кто я такой? Какой я?»

Но Путин не простой человек, а политик. Значит, не задается навязанными извне вопросами, а пытается сделать так, чтобы эти вопросы возникать перестали — он отдается на двухсерийный сеанс пощипывания (интервьюирования) Михаилу Леонтьеву с ОРТ. Но это не спасает…

Путин занимал воскресных аналитиков не только своей большой загадочностью, но и большим рейтингом. «У Путина такой отрыв от конкурентов, что выбирать становится неинтересно, значит, народ на выборы может не прийти», — примерно так с видимой радостью говорил Евгений Киселев в «Итогах». «У Путина такой большой отрыв от конкурентов, что выбирать становится неинтересно, значит, народ на выборы может не прийти», — напротив, впадал в отчаяние Николай Сванидзе в «Зеркале». Сванидзе обозначил ответственных за возможный срыв выборов. Это, во-первых, Евгений Примаков, который снял свою кандидатуру. («Без Примакова теперь скучно. Не та конкуренция».) Во-вторых — губернаторы. («В областях впали в раж в прославлении Путина. Представьте, как это надоело жителям! Своим административным холуйством губернаторы могут отпугнуть от Путина избирателей. Результат — срыв выборов».)

Нет, ну обалдеть можно. Это Сванидзе говорит, который много старался для того, чтоб отбить у Примакова охоту участвовать в президентских выборах, а своим журналистским угодничеством (в отношении вот как раз Путина В. В.) давно отпугнул приличных телезрителей и от Путина, и от программы «Зеркало»! Вопрос в том, какую тактику предложит нам теперь «Зеркало», чтобы выборы все-таки состоялись. Теперь Николай Карлович, по всей видимости, обязан поработать на снижение рейтинга Владимира Владимировича, подкинув на и. о. свежий, впечатляющий компромат. Евгений Алексеевич, напротив, должен прекращать «подкалывать» и. о., зазывать его в эфир на предмет «выяснения личности», а приглашать, наоборот, губернаторов, славословящих В. В., чтоб избирателей тошнило все качественней!

Но в целом волнения на предмет большого путинского рейтинга возникли лишь потому, что два уважаемых ведущих двух уважаемых каналов не смотрят третий канал — ТВЦ. Там, на ТВЦ, Андрей Караулов из «Момента истины» сообщил телезрителям: «Все врут. Весь рейтинг Путина, по данным независимых экспертов, — 14 процентов. Меньше, чем у Зюганова». Караулов и ТВЦ, таким образом, одним махом обеспечили явку избирателей на президентские выборы — ведь теперь, при реальной конкуренции, избирателям скучно не будет!»

Другой известный телеведущий с ТВЦ — Леонид Млечин — пытался отвратить народ от Путина, выпячивая его чекистское прошлое. В итоге на свет родился документальный сериал о руководителях ВЧК — ОГПУ — КГБ под весьма характерным названием «От Дзержинского до Путина». Но телеведущий спутал времена: на дворе был не конец 80-х, когда либералы буквально запудрили людям мозги «жуткими гулагами», а начало нового тысячелетия, когда ВЧК — КГБ уже воспринимались большинством россиян не как ужасные пыточные учреждения, а как ведомства, стоящие на страже прежде всего государственных интересов (чего так не хватало ельцинским силовым ведомствам, в том числе и правопреемнице КГБ — ФСБ).

В те дни оппозиционнные Кремлю СМИ даже прибегали к мнению… астрологов, дабы отвратить население от Путина как будущего президента. Например, в газете «Собеседник» 28 января было опубликовано интервью с астрологом Татьяной Борщ, которая заявила следующее:

«Вы не делайте Лужкова и Примакова ответственными за все зигзаги нашей политики. Лучше обратите внимание на их оппонентов. У Лужкова и Примакова гороскопы созидателей, чего никак не скажешь об их противниках…

Я смотрела гороскоп Путина очень внимательно. Правда, увы, не знаю точного времени его рождения — это дает большую возможность ошибки. Но он родился 7 октября 1952 года, и у него стеллиум планет в Весах, во главе с Сатурном. Это признак человека ответственного и упрямого. Так что сам он власть не отдаст. Но и удержать не сможет — по всем признакам победить должна самая оппозиционная партия. А ею у нас является лужковская — потому что коммунисты давно ни на что не способны и, по сути, готовы лечь под центральную власть…»

Как мы теперь знаем, именитый астролог (а она в свое время точно предсказала дефолт 17 августа 1998 года и другие события) на этот раз попадет пальцем в небо — Путин не только удержится у власти, но будет переизбран на второй срок.

В то время как телеканалы ОРТ и РТР во всю «накачивали» рейтинг Путина, НТВ и ТВЦ, наоборот, старались его «сдуть». Например, в ответ на то, что первые два называли «политическими карликами» Евгения Примакова, Юрия Лужкова, Григория Явлинского, Сергея Кириенко (практически все они и в самом деле низкого роста), НТВ в конце января показало в передаче «Куклы» сюжет «Крошка Цахес» по сказке Эрнста Теодора Амадея Гофмана. Под «крошкой» подразумевался Владимир Путин (качаясь в люльке он, например, бормотал: «Всех мочить в сортире» — крылатую фразу, сказанную Путиным на пресс-конференции в начале года, где он призвал «силовиков» «мочить террористов даже в сортире»). В образе другой куклы — суетливой феи — явно угадывался Борис Березовский, который расчесывал Крошке Цахесу три волоска на голове. Как писал в «Комсомольской правде» С. Пономарев:

«С точки зрения избирательных технологий, сделано, конечно, талантливо. Сильную сторону претендента, не прислонившегося явно ни к одному из враждебных лагерей, превратить в его слабость. Мол, все эти высокие рейтинги самого реального кандидата в президенты — не более чем телевизионный мираж. Стоит выдернуть три золотых волоска — и чары немедленно рассеются…

А совершить этот немыслимый подвиг должен, конечно же, лидер «Яблока» Григорий Явлинский, столь любимый каналом НТВ.

Впрочем, попытка таким образом «опустить» Путина тщетна. Вряд ли подавляющее большинство зрителей знает, кто такой Гофман и кто такой Циннобер (прозвище Крошки Цахеса. — Ф. Р.). Для этого нужно как минимум высшее гуманитарное образование, желательно филологическое. А из тех, кто знает, за нынешнего и. о. президента явно не все голосовать пойдут: этот электорат давно определился.

Романтики они и есть романтики. Что с них возьмешь?»

Однако чем ближе были выборы, тем больше у Путина становилось сторонников во власти. Вот что заявил в интервью газете «Россия» кинорежиссер Станислав Говорухин:

«За Ельциным, за этим ничтожным и не руководящим своими поступками человеком, стояли деньги и мощные силы. Почему сегодня эти силы за Путина? Да потому что очевидно, что он победит! Все ложатся под власть, под деньги, под силу.

И, кстати, это сразу характеризует Путина. Значит, интуиция подсказывает этим людям, что этот человек, так и не раскрывший до конца своего лица, уже собрал под собой силу и деньги. А это внушает им страх. Они боятся его. Те губернаторы, которые не соберут достаточного количества голосов в пользу Путина, будут потом наказаны. Вот мы уже косвенную характеристику Путину имеем. Его боятся.

А потом посмотрите, какую Путин уже создал нравственную атмосферу в стране. Посмотрите, что творится на телевидении. НТВ, которому, по всей логике, должны скоро заткнуть рот, разорить или пригрозить, выглядит как не из нашего мира объективная телевизионная компания. Потому что она начала поднимать голос против самого Путина!..»

А вот еще одно мнение на этот счет — политолога Лили Шевцовой:

«Да, либералы и демократы ругали и продолжают ругать Примакова. А между тем он совершил прорыв в нашей квазимонархической системе власти, расчленив ее и превратив премьера в самостоятельную величину, впервые введя практику опоры на парламент. Собственно, при Примакове было разрушено суперпрезидентство. Примаков заставил коммунистов пойти против их природы и принять самый либеральный за всю историю новой России бюджет — более либеральный, чем во времена Чубайса. Но после известных событий в августе — сентябре (имеются в виду вторжение чеченских боевиков в Дагестан и взрывы жилых домов в Москве. — Ф. Р.) общество повернулось (или было повернуто. — Ф. Р.) к другой формуле власти — к формуле мачо, к «жесткой руке»…

На Путина возложили ответственность за Чечню. Но фактически Чечня была средством, за счет которого он должен был стать олицетворением, символом «диктатуры порядка».

Он стал ответом на внезапно охвативший и общество, и элиту страх. Внизу этот страх был вызван взрывами и утратой людьми чувства своей безопасности. Международные финансовые и прочие скандалы, заставившие Запад отшатнуться от России, вызвали растерянность в верхах, которые лишились своих запасных парашютов — уверенности в том, что в любой момент можно сесть на свой самолет и оказаться в безопасном месте на Малибу…

Но было бы ошибкой считать, что свой рейтинг Путин сделал только на Чечне. Неизвестность стала его козырной картой, ибо она позволила многим вначале считать его по крайней мере дистанцированным от Кремля…»

Между тем, чем ближе были выборы президента (они состоялись 26 марта), тем меньше людей собиралось у телевизоров во время «киллерских» передач. Вызвано это было разными причинами: и усталостью людей от этого «мочилова» (шутка ли — оно длилось с осени прошлого года!), и безальтернативностью предстоящих выборов — Путин был вне конкуренции. Поэтому, например, в часы, когда на ОРТ вещал Сергей Доренко, рейтинг его передачи был всего 11,7, в то время как у сериала «Улицы разбитых фонарей — 2» — целых 23,7. У программы Евгения Киселева «Итоги» рейтинг перед выборами достигал 15,4, а вот «Зеркало» Николая Сванидзе было в глухом загоне — рейтинг у передачи был 5,7. Таблица популярности среди каналов выглядела следующим образом: НТВ — 40,4, ОРТ — 31,8, РТР («Россия») — 26,3, ТВ-6 — 5,7, ТВЦ — 3,7.

В эти же дни была предпринята очередная попытка набросить узду на распоясавшееся телевидение. Узду взялись накинуть думские депутаты от Коммунистической партии. Несмотря на очевидную бессмысленность этой попытки, отдадим должное представителям КПРФ — они единственные тогда пытались хоть как-то обуздать телевизионщиков. В итоге при Комитете по информационной политике был создан подкомитет по защите нравственности, культуры, образования и государственного языка в СМИ. О том, как коммунисты пришли к своему решению, поведала в «Комсомольской правде» Л. Хавкина (номер от 10 марта):

«Как-то раз эксперты лидера КПРФ Геннадия Зюганова целый день провели у телевизора. Все это время они подсчитывали количество российских и зарубежных фильмов, демонстрируемых разными каналами. Получилось, что отечественного кино на ТВ — лишь десять процентов. Геннадий Зюганов с этими данными ознакомился, после чего заявил, что язык и культура русского народа в опасности. Защиту этих ценностей коммунисты решили взять в свои руки и по-партийному взыскательно отнестись ко всему, что делается в «ящике».

Возглавившая подкомитет по нравственности Татьяна Астраханкина (КПРФ) считает, что с идеей защиты телезрителей от телевидения она и ее коллеги по фракции попали в самую точку:

– Проблемы со средствами массовой информации возникали постоянно, но для их решения не было ни структуры, ни специальных постановлений. Вспомните хотя бы думские обсуждения программы «Про это» или показа фильма «Последнее искушение Христа», которые по большому счету ни к чему не привели. Думаю, после того, как будут подготовлены и приняты наши законопроекты, ситуация изменится.

Но ограничение показа западного кино — это лишь полдела. Далее в планах думского подкомитета — борьба с другими телевизионными «язвами». Например, с рекламой, которую, по мнению Татьяны Астраханкиной, нужно изъять из ТВ-пространства (на худой конец запретить показ роликов, рекламирующих женские гигиенические средства), а также с оскорблением чувств верующих…

Все это, впрочем, старая думская песня. А вот новостью для нас стали претензии к вполне безобидному Леониду Якубовичу:

– «Поле чудес» превратилось в сплошную пропаганду спиртного. Подарки, бутылки, а рядом дети стоят. Программа Якубовича сейчас вызывает даже больше вопросов, чем «Про это». Скользкие шутки, примитивные вопросы, пошлый ведущий — со всем этим нужно как-то бороться.

Но начнет свою деятельность новый подкомитет все же не с атаки на Якубовича.

– Ничего ужаснее мультфильмов про Бивиса и Батхеда на нашем ТВ просто не существует, — сообщила Татьяна Астраханкина. — Вот эту проблему мы будем не откладывать в долгий ящик и сразу же начнем работать с каналом, который показывает такую мерзость…»

Отметим, что кое-что из этих пожеланий все-таки удастся осуществить. Так, мультики про отмороженных Бивиса и Батхеда на канале МТV и в самом деле вскоре крутить перестанут, а «Поле чудес» умерит свой пыл по части пропаганды спиртного. Закроется и передача «Про это». Но вернемся в канун президентских выборов 2000-го.

За две недели до выборов, когда многим уже стало понятно, кто победит, в медиасообществе стало складываться мнение, что информационную войну надо если не прекращать, то хотя бы ослабить ее накал. Однако у этой позиции тут же нашлись противники, которым эта война доставляла массу удовольствия. Речь идет о телекиллерах. В итоге на канале ОРТ грянул скандал, явивший миру весьма неприглядную картину, царившую там. Из-за этого его чаще других стали называть в медиасообществе «террариумом друзей». Вот как описывала происходящее тогда на ОРТ журналистка «Комсомольской правды» О. Улевич:

«Ситуация на канале ОРТ сегодня напоминает сюжет с лебедем, щукой и раком из известной басни Крылова. Сергей Доренко не подчинился своему прямому начальнику Константину Эрнсту и, отказавшись выполнять еще и решение суда, не извинился в субботнем эфире перед Лужковым. Эрнст-начальник просил подчиненного Доренко наступить на горло собственной песне — сделать этот шаг во избежание дальнейших конфликтов. Перед эфиром они даже согласовали текст. Что получилось — зритель видел в эфире. Доренко не только не извинился, но и посмеялся над своим шефом.

На следующий день, в воскресенье, в эфир ОРТ не вышла программа «Время» с Павлом Шереметом. Программа была полностью готова. Но руководитель дирекции информационных программ Татьяна Кошкарева категорически потребовала убрать из программы ряд сюжетов. Например, ни в коем случае не должен был появиться сюжет про похороны Артема Боровика (как мы помним, тот в информационной войне поддерживал примаковско-лужковский блок «Отечество — Вся Россия» и погиб в результате авиакатастрофы. — Ф. Р.).

Кошкарева пригрозила руководству канала тем, что она соберет пресс-конференцию, на которой расскажет всю правду про тайны Кремля и Березовского… Эрнст решил уступить и попросил Шеремета не выходить в эфир. Шеремет, который еще в начале марта написал заявление о невозможности работать при таких начальниках, с радостью согласился. В итоге воскресная программа «Время» была сверстана за сутки.

Говорят, успокоить звезд ОРТ удается лишь самому Березовскому. Но появляется он тут не так часто. А в остальное время сотрудники канала доказывают друг другу, кто из них более хозяину ценен… Результат этих внутренних войн очевиден — ОРТ начинает проигрывать в большой информационной войне. Рейтинг новостей ОРТ стал падать по отношению к бывшим аутсайдерам — новостным программам РТР. Горячая предвыборная пора — не лучшее время для грандиозных разборок внутри канала…»

Тем временем предвыборные баталии, идущие на ведущих телеканалах, по сути, заслонили собой реальную жизнь в стране. В тех же информационных программах полоскание «грязного белья» политиков стало главным сюжетом всех новостных блоков. В итоге времени, чтобы рассказать о жизни простых российских граждан, у телевизионщиков не оставалось. Впрочем, даже если бы оно и было, вряд ли бы эта жизнь привлекла внимание боссов ТВ: во-первых, она была им неинтересна с точки зрения рейтинга (если речь, конечно, не шла о каком-нибудь вопиющем случае, тянувшем на звание скандала), во-вторых — слишком непрезентабельно выглядела эта жизнь, чтобы ее показывать на всю страну. В итоге сложилась такая ситуация, что российское ТВ жило одной жизнью, а страна — другой. И две эти жизни редко когда пересекались. По этому поводу приведу письмо некой пенсионерки из города Зеленограда Зои Игнатовой, которое было опубликовано в «Комсомольской правде» 17 марта 2000 года:

«Пожалуйста, помогите мне ответить на вопросы, касающиеся ТВ. Возьму только информационные программы. Они идут на НТВ, ОРТ и РТР в разное время, и, казалось бы, посмотрев новости на разных каналах, я узнаю, как живет вся страна, все слои населения. Но новости на всех каналах совершенно одинаковые. Почему?

Наши новости в основном военно-политические. Я понимаю, без этого нельзя. Я сама, как бывший учитель физики, ненавижу войну. Когда вижу молодое лицо, грязное, в горах, все думаю: сыт ли этот солдат, не мерзнет ли он, останется ли жив? И лишаюсь сна. И политизированы мы очень. Тоже хотим быть в «курсе». Но главный вопрос я хотела бы задать так: когда по ТВ покажут моих родственников? Они сельские жители. Брат-пенсионер, с женой они имеют большое хозяйство, огород, а летом еще выкрасили огромный родительский дом. Как спускаешься с горы, так видишь дом-красавец, сияет огромными окнами. Его вид не испортил бы ни один телеэкран. Их дети, хотя колхоз и развалился, живут не хуже горожан. Все добыто честным трудом.

Так я хочу знать, есть у нас в стране сельское население или нет? Ну, с фамилиями Гусинский и Березовский я не представляю рядом слова «сельский житель», но РТР? Все время мы смотрим о Бабицком (журналист радиостанции «Свобода» Андрей Бабицкий был задержан российскими военными как человек, который в своих репортажах пиарил чеченских боевиков. — Ф. Р.), даже эти сообщения были раньше, чем информация о В. В. Путине. А мне не нужен Бабицкий, я бы лучше посмотрела на сельскую улицу, обитателей какого-нибудь села! Но до них очередь не доходит, лучше показать прорыв паропровода в Москве, причем и днем, и вечером. Достаточно, по-моему, эту новость показать один раз. Даже ураган в Австралии покажут. А как живут люди в том же Подмосковье — это не интересно.

Наверное, считают оскорбительным показывать скотный двор, поле пшеничное, трактор или комбайн. Уверяю вас, это людям интереснее, чем лицо Зюганова. Я бы с удовольствием смотрела сюжеты о сибирских селах, в этих краях никогда не была. Наверное, дорого туда посылать съемочную группу. То же можно сказать о рабочем классе. Покажут завод, если там ЧП. Неужели нельзя сделать так, чтобы в каждом выпуске была и политика, и новости сельские и промышленные?

Я надеялась, что так будет на РТР, когда Добродеев сказал об изменениях на телеканале. Но пока бегущих лошадей заменили бегущими буквами. А бегущие лошади были красивее. А содержание, по-моему, не изменилось». [...]

На президентских выборах в марте того года Владимир Путин победил без большого преимущества — за него проголосовало 38 миллионов 342 тысячи 804 человека (на втором месте оказался лидер КПРФ Геннадий Зюганов). Став президентом, Путин практически сразу приступил к созданию «одноканального» ТВ: то есть телевидения, целиком и полностью проводящего в жизнь установки только из одного Центра — из Кремля. Причем фундаментом для этого были настроения, царящие тогда на всех этажах общества: все хотели наведения хотя бы элементарного порядка. А без «ручных» СМИ осуществить эту идею власти было бы весьма проблематично. Миллионы простых россиян к тому времени уже успели устать от негатива как в жизни, так и на голубых экранах и вполне были готовы к тому, чтобы этот негатив сменил позитив. Поэтому в отдельных СМИ сразу после президентских выборов стали раздаваться голоса, призывающие к смене прежнего курса. Так, 18 мая в пролужковском «Московском комсомольце» уже знакомая нам Э. Николаева писала следующее:

«Учиться нужно на хороших примерах — нам 10 лет прилежно показывали негодяев и всякое идиотство. Страна хочет встать с колен — ее мордой в грязь. Ельцин ошибся, когда дал возможность развиваться государственному ТВ как тому заблагорассудится. Программа «Вести» стала флагманом отмороженных теленовостей, а когда появилось НТВ и «Сегодня», телевизионный мир вовсе слетел с катушек. Государственные «Вести» и полугосударственное «Время», что удивительно, принялись конкурировать с частным «Сегодня» на его поле. Центральное телевидение как главный носитель идеологии в нашей стране забыло про свои функции. Репертуар позаимствован им на Западе, а у нас тут Восток, да к тому же бедный. Что европейцу хорошо на закуску — вроде новостей о захвате заложников в Японии и на Филиппинах, — у нас оборачивается мужиком с топором, который врывается в Загорске в частный дом и в духе времени берет заложников. Инстинкт бездумного копирования у части населения очень развит — так не лучше ли нести положительные эмоции? Зачем доставать людей до бесконечности?..

В середине 90-х Телегазета «МК» уже отмечала, что новости нашего ТВ живут своей жизнью, «под собою не чуя страны». С тех пор ничего не изменилось.

Все попытки реформировать государственное ТВ (не переделить (!), чем сейчас занимается Минпечати, а придать его существованию какой-то общественно полезный смысл) до сих пор проваливались. Идею попечительских советов, как и идею общественного телевидения, похоронило ОРТ. Мне не будет жалко, если на госканалах вместо нынешних новостей возобновится «Время» в стилистике 70-х. С передовиками бизнеса и производства, с румяными школьниками, никого не убивающими солдатами, с самолетами, готовыми ко взлету, а не в виде груд металлолома. С министрами, разрезающими ленточки на новых объектах народного хозяйства, а не обсуждающими перспективы своего пребывания на посту. Вряд ли мы почувствуем разницу».

Вообще переворот в мозгах тогда происходил у многих теле- и околотелевизионных людей, кто совсем недавно пел осанну «свободному» российскому ТВ. Например, известный телеведущий Владимир Ворошилов в начале 2000-го, давая интервью «Комсомольской правде», заявил следующее:

«С сегодняшнего дня я становлюсь ретроградом и мечтаю о тотальной цензуре и о том, чтобы снова было Гостелерадио… Я очень желаю, чтобы все было, как раньше. Потому что свобода всякого вранья гораздо хуже любой цензуры.

Я недавно разбирал архив и наткнулся на любопытную вещь. Когда-то я написал в газету статейку, в которой изложил взгляды на прямой эфир. И знаете, что было дальше? Назавтра я получаю письмо от Сергея Георгиевича Лапина, который тогда руководил телевидением. Он пишет, что его заинтересовали мои взгляды и он приглашает меня, чтобы их обсудить. Так вот, скажите мне, пожалуйста, кому-нибудь из нынешних хозяев телевидения интересны мои взгляды? Да в гробу они видели меня и мои взгляды! Их волнует только рейтинг и какие-то коммерческие вопросы. И совершенно не волнует то, на что я трачу свои силы и время…

Если честно говорить, то раньше было хуже. Но только с одной стороны. Да, меня увольняли. С другой стороны, я хотя бы знал, за что меня увольняют. А сейчас я вообще ничего не знаю. Я чувствую себя подопытной свинкой, над которой сидит человек с секундомером и говорит: «Прыгай! Но если прыгнешь влево — штраф, вправо — штраф, а если вперед, то не вздумай превышать скорость»…»

Строительство нового информпространства новый президент не мог начинать с теми кадрами, которым он не доверял. Поэтому Путин, судя по всему еще до прихода к власти, уже прекрасно отдавал себе отчет, что без «зачистки» на этом важном направлении ему не обойтись. В итоге первый удар пришелся по медиаструктурам Владимира Гусинского, которые являлись проводниками тех установок, которые разрабатывались в «вашингтонском обкоме». Эти установки шли вразрез с новым курсом президента: реформированием федерации, восстановлением в стране единого правового поля, чтобы противодействовать центробежным тенденциям.

Отметим, что неприятности у Гусинского начались еще за год до этого, когда в качестве повода для давления на холдинг и телекомпанию НТВ Кремль использовал ситуацию с кредитами, выданными «Медиа-Мосту» Внешэкономбанком. В итоге в начале ноября 1999 года был наложен арест на счета и имущество «Медиа-Моста»: всего было арестовано 39 счетов в Сбербанке России, «Газпромбанке», «Мост-Банке», «Внешторгбанке» и др. Однако вскоре «Медиа-Мост» вернул кредит банку в размере 42,2 млн долларов. Но спасти медиаимперию Гусинского это уже не могло. Как пишет А. Мухин:

«В 2000 году ситуация оказалась качественно иной. После победы на президентских выборах Владимира Путина Гусинский не вошел в новый пул приближенной к президенту политической и деловой элиты. Постепенно оппозиционное по отношению к Кремлю положение Гусинского только укреплялось. Что соответствующим образом отражалось и на информационной политике контролируемых им печатных и электронных СМИ. Одним из подтверждений резкого напряжения отношений «Медиа-Моста» с Кремлем стал уход в феврале 2000 года с поста генерального директора телекомпании НТВ Олега Добродеева. Добродеев ушел на пост руководителя государственного медиахолдинга ВГТРК, разошедшись с Владимиром Гусинским в принципах информационного освещения военной кампании в Чечне (для Гусинского эта война продолжала быть самым удобным поводом, чтобы «наезжать» на Кремль. — Ф. Р.).

Такое положение не могло долго устраивать Кремль. И контроль над информационной империей Гусинского, а главное — телекомпанией НТВ решено было установить через «Газпром-Медиа». Именно в данный момент вспомнили, что в собственности «Газпрома» находятся 30 % акций телекомпании. А также, что газовый концерн выступал гарантом по крупным кредитным сделкам «Медиа-Моста». Что, в свою очередь, предоставляло рычаг давления на медиаструктуры Гусинского. Еще в декабре 1999 года перед «Медиа-Мостом» остро встала проблема выплат по двум крупным кредитам (211,6 млн долларов и 262 млн долларов США), предоставленным банком Credit Suisse First Boston, поручителем по которым являлся «Газпром». Именно эти кредиты и должен был взыскать с «Медиа-Моста» «Газпром-Медиа». Важно отметить, что все это явно не являлось инициативой руководства «Газпрома». Ни для кого не было секретом, что давление на «Медиа-Мост» диктовалось Кремлем, недовольным информационной политикой холдинга и главным образом телекомпании НТВ. Главной целью было, соответственно, получение Кремлем возможности контролировать информацию на НТВ, а также в газете «Сегодня» и на радиостанции «Эхо Москвы»…

Поначалу Владимир Гусинский пытался урегулировать ситуацию с «Газпром-Медиа» мирным путем. Так, долг в 211,6 млн долларов «Газпрому» «Медиа-Мост» предложил сначала перевести на одну из дочерних компаний холдинга. Затем поступило предложение передать в собственность «Газпром-Медиа» пакет акций «Медиа-Моста», заложенный по кредиту CSFB. 28 апреля стало известно, что Гусинский предложил в счет холдинга передать в собственность «Газпром-Медиа» 20 % акций «Медиа-Моста», 25 % акций ЗАО «Издательство «Семь дней», 25 % акций ЗАО «ТНТ-Телесеть». Но это не устроило «Газпром-Медиа». Заместитель начальника управления корпоративных коммуникаций «Газпрома» Алексей Кедров заявил, что такое предложение не дает «Газпрому» контроля над холдингом.

В таком контексте противостояния «Медиа-Моста» с Кремлем произошел арест Владимира Гусинского. Как стало известно потом, итогом содержания Гусинского в Бутырской тюрьме стало подписание 20 июля 2000 года соглашения с Альфредом Кохом (тогдашний глава «Газпром-Медиа». — Ф. Р.) об урегулировании задолженности «Медиа-Моста» перед «Газпром-Медиа». После подписания соглашения и выхода из тюрьмы Гусинский покинул Россию…» (однако свою медиаимперию он тогда еще в какой-то мере контролировал, но эта власть продлится недолго. — Ф. Р.).

Следующим за Гусинским на очереди оказался Борис Березовский. И это было неудивительно. Несмотря на то что именно этот олигарх стоял у истоков восхождения Путина к президентскому посту, это не могло уберечь его от опалы. Ведь, ставя на Путина, Березовский рассчитывал на то, что тот станет послушной игрушкой в его руках, как это некогда было с Ельциным. Но Путину такая незавидная участь не улыбалась. Как заявил однажды Сергей Степашин: «Володя не кукла, не тот, кем кажется. Укрепится, тогда себя покажет!» И Путин в самом деле показал, причем не только своим врагам, но и недавним союзникам вроде Березовского. Впрочем, о возможности последнего кульбита Путина многие догадывались. Например, в конце ноября 1999 года, давая интервью «Новой газете», руководитель группы социологического анализа НТВ В. Вильчек выразился на этот счет следующим образом: «Пока Путин условный преемник, он ведет себя осторожно, едва станет самостоятельной фигурой, не потерпит ситуацию с Первым каналом в ее нынешнем виде. Другого выхода у него не будет…»

Итак, Путин сначала нанес удар по медиаимперии Гусинского, затем взялся и за Березовского. Хотя с последним сладить было значительно труднее, учитывая его укорененность во властных структурах. Например, главой администрации президента тогда был Александр Волошин — человек Березовского. Сам олигарх тогда отсиживался в Лондоне, поскольку не был уверен в своей безопасности на родине (впрочем, их у него было несколько: Березовский имел гражданства России и Израиля). Однако Путину он тогда еще доверял и говорил об этом публично. Так, в апреле 2000 года он дал интервью немецкому журналу «Штерн» (выдержки из него были опубликованы в российской «Новой газете»), где заявил следующее:

«Мы не друзья с Путиным, но существуют личные истории, которые нас связывают. В прошлом году бывший премьер Примаков хотел отправить меня в тюрьму. Где бы я ни появлялся, все тут же уходили. Никто не хотел меня больше знать. А Путин пришел на день рождения моей жены, хотя его никто не приглашал. Он сказал: я пришел, чтобы поддержать тебя. Я ответил: у тебя будут проблемы с Примаковым. Он рискнул для меня, хотя ни раньше, ни потом он не присутствовал на наших семейных праздниках…»

О том, какая ситуация сложилась тогда на подконтрольном Березовскому ОРТ, рассказал в «Московском комсомольце» А. Будберг (номер от 12 мая):

«Нынешнее руководство ОРТ абсолютно переругалось между собой. Руководитель канала Эрнст, Сергей Доренко и руководитель информационного вещания Татьяна Кошкарева стараются заполучить как можно больше сильных союзников в борьбе между собой. Эта ситуация перестала устраивать Кремль. И на какие-то кадровые изменения администрация пойдет. Кто будет удален, а кто оставлен — вопрос, который покажет не только новый расклад на ОРТ, он же определит, в каком положении теперь находится любимец публики олигарх Березовский…

На ОРТ верность Березовскому, безусловно, сохраняет Сергей Доренко, у которого окончательно испортились отношения с Бадри Патаркацишвили (заместитель главного директора ОРТ. — Ф. Р.) после того, как он в своей программе выдал в эфир пленку переговоров жены губернатора Петербурга Яковлева с одним из местных авторитетов. А Патаркацишвили очень дорожит своими отношениями с одним из главных питерских «крестных отцов» Костей Могилой, который в своем кругу называет Ирину Ивановну «мамой». Можно не сомневаться, что в случае ухода Березовского с ОРТ придется уйти и Доренко. Уже сейчас Березовского пытаются убедить в том, что в нынешних условиях Доренко на канале не нужен. Ситуация поменялась, «мочить» некого…

Позиции Березовского ухудшаются и тем, что у него из рук практически выбито главное оружие. В течение многих лет он убеждал главных игроков на политической сцене, что он может быть какой угодно плохой и неудобный, но замены ему нет… Теперь же его незаменимость находится под большим вопросом. А если нет необходимости, то кто же будет терпеть такого яркого и неудобного человека, как Борис Березовский…

Следующая статья: 2000. Начало русского сериального бума. Путин против Березовского и наоборот. Контрпрограммирование. Лесин и ТВЦ

Комментарии (0)
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь