Придя в «Поле чудес» на четвертом году существования программы, Леонид Якубович очень быстро завоевал сердца телезрителей. Представить себе передачу без этого обаятельного, остроумного и энергичного ведущего уже невозможно. Но все же немногие догадываются, что маска «своего в доску», «рубахи-парня» — всего лишь условие игры, предложенной нам умным и талантливым человеком. [...]

Вредная работа

Понятие «слава» ко мне не применимо. Она, скорее, соотносится с великими актерами — Леоновым, Евстигнеевым, Мироновым, а я всего лишь исполняю некоторые телевизионные функции. Будь моя воля, вообще бы никогда не допустил своего появления на экране. Я же не профессионал — это факт. Любая профессия предполагает некий этап подготовки: надо через что-то пробиться, чему-то научиться. Актер не может выйти на сцену просто так. Он обязан по меньшей мере владеть ремеслом. Я, конечно, постарался им овладеть. Но через сколько лет!

До сих пор не сразу понимаю, почему ко мне бросаются люди во Владивостоке или в Иркутске, если съемки проходили в Москве. И по сути вся моя слава свелась к банальности: половина населения страны мечтает выпить со мной сто грамм. Такая вот вредная у меня работа.

Актёр и зал — любовники

Качество любой передачи определяется личностью ведущего, но личностей на телевидении не так уж много. Если, к примеру, актер играет роль, задуманную режиссером, то телеведущий — солист, сам придумывающий себе партии. Исходя из заданных условий, я имею право делать в студии все, что угодно, главное — не ляпнуть лишнего.

Есть несколько людей, которые мне приятны в кадре: Саша Масляков, которому я всю жизнь аплодировать буду, Юра Николаев — человек, подтягивающий до своего уровня, Григорий Гуревич — за ним гигантский интеллект. Ведущий может заикаться, но не имеет права быть косноязычным. Он просто обязан знать язык, на котором разговаривает, не допуская вульгаризмов. И если Бог таланта не дал, надо учиться этому.

Я вывел для себя один постулат: отношения актера и зала сродни взаимоотношениям любовников — те же самые капризы, обиды, претензии. Невозможно с плохим настроением выходить к зрителям и разыгрывать благодушие — они не поверят, интуитивно почувствуют фальшь и переключат программу. Сцена — уникальное место. Хотите верьте в парапсихологию и всевозможные ауры, хотите нет. Действительно, и зубы проходят, и с переломанными ногами партии дотанцовывают. У меня был такой случай, когда в шесть утра вырвали два зуба, а в двенадцать запись программы. К тому времени отошла «заморозка», до студии еле доехал, теряя сознание от боли, но стоило только шагнуть к зрителям — тут же все прошло. Потом, правда, трое суток лежал.

Чудес не бывает

График работы в «Поле чудес» весьма плотный: три часа в режиме «живого» эфира без пауз. И, конечно, случаются накладки. Увы, чудес не бывает: в одну секунду телевидение не сделать идеальным, даже если вложить в него все деньги мира. Замечательная мысль высказана в одном хорошем фильме: «Если собрать девять беременных женщин, ребенок через месяц не родится». А я думаю, что если собрать девять профессионалов-единомышленников, то «дитя» появится довольно быстро.

Отравленные «презенты»

Ежемесячно мы получаем от пяти до пятнадцати тысяч писем от желающих попасть в «Поле чудес». Самые интересные из них отбирают редакторы и вызывают авторов на игру. Перед съемками ко мне приходит девять человек, с которыми я беседую по 15–20 минут. Каждому задаю вопрос, о чем этот человек не хотел бы говорить в эфире, чтобы не подвести. Многое из того, что они потом рассказывают, я им подсказываю, то есть додумываю, как будет лучше. Перед камерой они сразу забывают обо всем на свете. Тогда я и напоминаю: вы, мол, в письме писали о том, как с медведем повстречались. И только минут через 40 (все это время я подробно рассказываю о его невероятной встрече с медведем) получаю связный ответ. А мою говорильню при монтаже вырезают, и получается, что ведущий хам, издевается над провинциалом, впервые очутившимся перед камерой. На самом деле я никогда никого не обижал. А меня вот несколько раз отравили продуктами. Не со зла, конечно. Просто люди едут двое-трое суток поездом, везут свои огурчики-грибочки, хотят мне приятное сделать, а «презенты» портятся.

Но с другой стороны, если бы не завелась традиция привозить на «Поле чудес» подарки, то мы бы и не знали, сколько талантливых людей живет в нашей стране.

Не в деньгах счастье

С течением времени я понял, в чем, собственно, заключается философия этой игры: передача вовсе не про то, во что играют, а про тех, кто играет. Эту простую идею я как-то вынес на обсуждение совета директоров, и начальство меня поддержало — главным стало действие, а это, поверьте, уже серьезно. Сейчас наше «Поле чудес» к американскому аналогу никакого отношения не имеет, разве что барабан такой же. Приезжали к нам и французы, и немцы, сильно удивлялись, зачем я трачу столько нервов. У них никогда не было ни такого способа ведения передачи, ни такой ее направленности. Там просто выставляется миллион долларов на барабан, и шутить по этому поводу неуместно: все сидят и напряженно ждут выигрыша. А потом вся нация с восторгом аплодирует победителю. Наш стиль игры иностранцам не просто понравился — они были ошарашены... прежде всего тем, что для русских «не в деньгах счастье», главное передать привет всем своим и получить приз. В итоге с зарубежными гостями мы договорились до того, что теперь они будут забирать наш вариант.

Комментарии (1)
avatar
2
1 Доброжелатель • 23:24, 08 Июль 2012
пРо вредную работу наверное)
Ответ: Исправлено. [iq]
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь