Пока идет чемпионат мира по футболу, даже лица, крайне далекие от спорта вообще и футбола в частности, успевают выучить это словосочетание, запомнить пару-тройку имен футболистов и голосов комментаторов. Один из самых знаменитых комментаторов Алексей Бурков, который к тому же является директором спортивных каналов НТВ-Плюс, в интервью обозревателю «Известий» Анне Ковалёвой рассказал почти все, что он думает о спортивном телевидении, болельщиках, чемпионате мира по футболу и конкурентах.

— Когда шли переговоры о покупке прав на показ чемпионата мира по футболу, то среди покупателей были названы ОРТ и РТР, а не НТВ-Плюс. У кого вы купили сублицензию? 

— У РТР. Несколько лет назад нам предложили права на него за пятьдесят миллионов долларов. Мы тогда посмеялись и сказали, что это нереальные цены. Если бы мы знали, что потом Kirch Media потребует доллар с человека... Так что на сегодня РТР — практически единственная компания, которая может себе позволить такие расходы. С коммерческой точки зрения чемпионат не очень интересен: максимум что можно выжать за рекламу — десять миллионов долларов. 

— Каковы условия контракта? 

— Во время чемпионата мира мы имеем право показывать все матчи неограниченное количество раз. Но только во время. 

— Чем закончилась коллизия с Белоруссией? 

— Белорусы взяли нашу картинку, с нашим комментатором, нашим телетекстом. Очевидно, что это воровство. Нашими претензиями к белорусам занимается наша юридическая служба. 

— Что у вас есть такого, чего нет на общедоступных каналах? 

— У нас, безусловно, лучше условия показа. На метровых каналах матчи идут в прямой трансляции и ночью в записи, часто не полностью. Что неудобно: работающий человек либо должен тратить рабочее время, либо смотреть ночные обзоры. Мы предлагаем прямой репортаж и запись, которая идет в самое удобное время, когда все возвращаются с работы. И еще ежедневный полуторачасовой разбор игрового дня Василием Уткиным со товарищи в «Постскриптуме». 

— За последние десять лет сильно изменился стиль комментирования спортивных событий. Почему? 

— Вся старая школа комментаторов была построена на описании. Страна замирала, когда дядя Коля кричал: «Го-о-ол!!! Такой хоккей нам не нужен!». Но к комментарию это никакого отношения не имеет. Николай Николаевич Озеров — учитель для нас всех. Я, начиная работать в программе «Время», тоже смотрел на него, открыв рот. Но уже тогда, в 1986 году, я никак не мог понять, что же он комментирует. С появлением нового поколения комментаторов, большинство из которых занималось спортом, принципы построения комментария изменились. Но здесь возник другой вопрос: кто имеет моральное право на оценку? Я всю жизнь занимался водным поло и считаю, что могу оценивать ватерполистов, но не, скажем, футболистов... 

— Может, стоит позвать экспертов, как это делает РТР? 

— Безусловно. Должен быть ведущий, умеющий расставить слова во фразе, и специалист, разбирающийся именно в этом виде спорта и способный дать адекватную оценку. Это тот стиль работы, который нужно внедрять, но мы, кстати, давно так работаем. 

— А как быть с выступлениями наших спортсменов? 

— Я сторонник большего патриотического пыла. Я дико злюсь, когда в новостях говорят: «Он занял лишь второе место». Вы понимаете, что такое второе место на Олимпийских играх или на чемпионате мира? Наших нужно поддерживать, критика должна быть минимальной. Люди на поле делают все возможное. Среди них нет равнодушных. Ну нет у нас других футболистов... 

— Может, работать не так эмоционально, как это у нас принято? Телекомментаторов тоже упрекали за посильный вклад в события на Манежной площади. 

— Никакой связи между эмоциями в комментарии и Манежной площадью нет. Происшедшее — следствие низкого уровня культуры, это элементарное хулиганство. Если бы наши выиграли, было бы то же самое, но с другой мотивацией. 

— Перед Евро-2000 у НТВ-Плюс выросли продажи тарелок. Чемпионат мира на вас сказался? 

— Сейчас делается больше ста установок в день в Москве. Но это связано и с чемпионатом мира, и с уходом с шестой кнопки. 

— Есть ли разница в освещении спортивных событий для зрителей общедоступного канала и для тех, кто покупает спортивные? 

— Уровень комментария зависит не от канала, а от твоего отношения к работе. Но на спортивном канале требуется большая ответственность: наши зрители целенаправленно смотрят именно нас и ждут квалифицированного комментария. Хотя комментаторы НТВ-Плюс могут работать на любом канале. Но, например, нашу программу «Постскриптум» нельзя делать на общедоступном канале в том виде, в котором она выходит у нас на канале. «Постскриптум» идеален именно для футбольного канала: так тщательно разбирать все нюансы игры можно только здесь. Поэтому продолжают покупать тарелки несмотря на то, что чемпионат показывают и на РТР, и на ОРТ. 

— Как сказалось на вашей жизни появление «7-ТВ»? 

— Очень стимулирующе. Если бы они стали развиваться, ничего хорошего в этом не было бы: выбор между бесплатным и платным всегда заканчивается в пользу бесплатного, если и то, и другое хорошего качества. Но у них нет шансов. Телевидение делают деньги. Чтобы сделать классный канал, нужно вложить сразу очень много денег, которых у них нет: в покупку эксклюзива, в распространение сигнала... Это десятки миллионов долларов, а рекламная отдача появится только через несколько лет. Но вообще в развитие НТВ-Плюс вложено столько денег, что смешно говорить о конкурентах. 

— Опыт работы на шестой кнопке оказался полезным или лишним? 

— Классным. Мы, например, поняли, какие события могут быть на общедоступном канале, а какие на платном. Хотя я считаю, что здесь как у Генри Форда: автомобиль может быть любого цвета при условии, что он черный. Спорт должен быть убран на платное телевидение. 

— Вы думаете, федеральные каналы пойдут на это? 

— Почему нет? Ни на ОРТ, ни на РТР, кроме Олимпийских игр и чемпионата мира, спорта почти нет, да и те были в урезанном виде. Все дело в том, что рекламные агентства считают, что рейтинг спортивных программ низкий, а потому лучше поставить сериал. Так что другой дороги нет.

Комментарии (0)
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь