Как сообщали «Известия», 16 апреля двойным — «пакетным» — приказом руководитель ВГТРК Олег Добродеев завершил кадровую революцию на РТР. О том, как отныне будет развиваться один из главных телевизионных каналов России, он рассказал в эксклюзивном интервью нашему обозревателю Анне Ковалёвой. 

— Как вы оцениваете последние заявления Лесина о необходимости разгосударствления СМИ, которые он сделал в Вашингтоне?

 — Мы еще не встречались с ним после этого, но эту позицию Михаил Юрьевич сформулировал не в первый раз. Она известна. Я никогда не был сторонником увеличения доли государства в электронных СМИ. Другой вопрос, что разгосударствление — процесс тонкий, и делать это надо очень аккуратно. И надо понимать, что он займет не год, не два и даже не три. Потому что в нашей стране телевидение и радио больше, чем просто средства массовой информации. У них совершенно особая роль. Подход Лесина понятен, но в России всегда дело не столько в подходе, сколько в деталях. 

— Переходим к деталям.

— Могу сразу сказать, что к холдингу ВГТРК это заявление отношения не имеет. РТР — сетевой канал, собственно, мы его так и развиваем, так как для регионов на сегодняшний день это — главный источник информации. Поэтому РТР свою принадлежность не изменит. Можно говорить о том, как сделать управление этим каналом еще более эффективным, как минимизировать расходование государственных средств, как исключить нерациональные траты. Но это должно касаться не только ВГТРК, но и всей телевизионной инфраструктуры. Я не уверен, что из бюджета, то есть за счет налогоплательщиков, надо оплачивать все те расходы, которые несут разные телерадиовещательные организации. Знаете, богатый человек, став бедным, по привычке тратит деньги так же, как раньше. Вот в России иногда происходит именно так. Давно уже пора перестать расходовать средства на проекты, продиктованные текущими политическими обстоятельствами. 

— Кого именно вы имеете в виду? 

— Например, телерадиоорганизацию России и Белоруссии, которая существует на наши с вами деньги. И это не единичная история. Если посчитать совокупно, получатся очень-очень большие деньги. Телевидение очень эффективное средство, и ключевой вопрос на сегодня именно такой: как им правильно управлять. Взаимоотношения государства, общества и телевидения — очень тонкая материя. Только сейчас мы начинаем потихонечку подходить к правильному ведению дел — от революционных скачков и изменений перешли к плавным, постепенным переменам. 

— Но пока нам ближе революции... 

— Да нет. Я не предвижу никаких революционных изменений и бурь на этой площадке. Наоборот, сейчас телевизионное пространство успокаивается. А в сентябре, когда в игру окончательно вступит «шестерка», взаимоотношения каналов и вовсе перейдут в стадию чистой конкуренции. И слава Богу. Я абсолютно убежден, что на сегодняшний день ключевая для всей отрасли проблема — не конкуренция, не разгосударствление и не что-либо еще, а доставка телевизионного сигнала. Необходима полная модернизация всей сети на основе государственной программы развития электронных СМИ и их распространения. Причем вытаскивать надо и государственное, и частное телевидение. И это надо делать срочно, потому что все остальное — телевизионный контекст, смена управленцев и прочее — это лирика, все это можно менять. А вот если работать будет не с чем, это совсем другая история. Тогда ничто не поможет. 

— Во что обойдется эта программа? 

— Не меньше миллиарда долларов, но если мы этого не сделаем и не сделаем сейчас, мы опоздаем. 

— Мы — это ВГТРК? 

— Да, именно наш холдинг сейчас инициирует этот вопрос. Ведь по большому счету, мы должны думать не только о текущих рейтингах, о сегодняшнем дне, но и о том, как будет выглядеть наше телевидение в целом завтра, послезавтра, через несколько лет. 

— Но межканальную конкуренцию никто не отменял. Что с этим? 

— В новом сезоне все будет очень жестко. Мы — государственный канал. И в этой связи во взаимодействии двух критериев — рейтинг и репутация — вторая составляющая является принципиальной. Конечно, нужно следить за тем, чтобы рейтинг при этом не завалился, и при нарушении баланса вносить коррективы, но не автоматически.

— Вы довольны рейтингами РТР?

— Он занимает твердую вторую позицию по России, и это — его место. Хотя бы в силу того, что это сетевой канал. 

— Среди конкурентов вы не назвали ОРТ. Вы теперь партнеры? 

— На самом деле жесткая конкуренция существует именно между ОРТ и РТР. Но наше телевидение пережило слишком много тяжелых эпизодов в своей истории, и поэтому надо дорожить тем, что на сегодняшний момент нам удается сразу снимать все возникающие проблемы. С ОРТ это происходит на уровне человеческих взаимоотношений. И это моя жесткая позиция, которую я довожу до сведения всех своих подчиненных. Но точно так же мы готовы работать со всеми остальными каналами.

У нас, телевизионщиков, общие интересы, у нас гораздо больше того, что объединяет, чем разъединяет. А конкуренция — это заданная вещь, мы все живем в очень тяжелой конкурентной среде. Просто всегда есть правила игры. Если кто-то начнет нечестно переманивать сотрудников, вести закулисные переговоры и отнимать уже сформированный пакет и так далее, плохо будет всем. Поэтому мы с Эрнстом взяли на себя функцию арбитража на этой площадке, и не только для того, чтобы не допустить каких-то драматических коллизий, но еще и чтобы строить отношения между большими, средними и малыми игроками нашего телевизионного рынка. Всегда можно договориться. Это не отменяет конкуренцию, так же как она не отменяет человеческие отношения. 

— Что с новым сезоном? 

— Революционных изменений не будет.

— А как же убитая «Санта-Барбара»? 

— А ее перестали смотреть. Легко говорить, что осталось около ста серий, но ведь это весь будущий телесезон. «Санта-Барбара» не выдержала конкуренции с производителем отечественных сериалов. Думаю, это неплохо. Но будут новые форматы, новые сериалы, и притом очень хорошие. Вообще с сеткой все будет нормально. 

— »Нормально» предполагает появление игр на канале? 

— Те игры, которые мы в этом сезоне могли бы купить у наших партнеров, не соответствует образу нашего канала. Аудитория РТР более традиционна, и надо все время делать поправку на то, как смотрят нас наши зрители. Хотя игры будут. В следующем сезоне обязательно. 

— В прошлом году вы это тоже обещали.

— Ну а зачем заведомо ошибаться? Нет нужды любой ценой ввести игровой формат на канале, если нет подходящего продукта. Статус канала, принадлежащего государству, ко многому обязывает. 

— А как вы теперь его понимаете? 

— РТР должен быть пространством телевизионной стабильности. Вспомните его историю. Это был канал, который использовали как хотели, по любому назначению. Мне не стыдно за ту репутацию, которая у канала есть сейчас. И если кому-то надо противоестественно использовать телевидение, то это делается не здесь. И это большое завоевание. А остальное рассудит будущий сезон, который, повторю, будет как никогда жестким.

Комментарии (0)
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь