О желании власти кардинально изменить ситуацию на рынке электронных СМИ и поставить под свой жесткий контроль все три общенациональных телеканала (добавив к полностью принадлежащему ему РТР еще и полугосударственное ОРТ, и коммерческое НТВ) в телесообществе говорили с момента президентских выборов, но высказывать это публично до настоящего момента никто из госчиновников не решался. И вот в первый день августа Кремль устами представителя президентской администрации, настаивающего на своей анонимности, заявил, что «если пакет ОРТ (принадлежащий частным акционерам. — «Ко») будет передан в управление государству, то это положительный результат». Двумя днями позже еще один кремлевский чиновник, но уже с конкретной должностью, с фамилией и именем — зам. руководителя администрации президента Владислав Сурков — в интервью газете «Нью-Йорк Таймс» сказал, что холдинг «Медиа-Мост» «за долги может перейти в собственность «Газпрома», и подчеркнул, что «переговоры идут и они уже близки к завершению».

Но первый блин часто выходит комом. Не успели в Кремле заявить, что переговоры Бориса Березовского, контролирующего 49% акций Общественного российского телевидения, с государством начались и что «данный вопрос прорабатывается на уровне правительства», как тут же появились взаимоисключающие комментарии. Высокопоставленный правительственный чиновник на просьбу прокомментировать заявление представителя кремлевской администрации о роли правительства в процессе переговоров Березовского с государством только и сказал: «Не морочьте мне голову и не принимайте близко к сердцу». Руководство ОРТ также отрицает факт начала переговоров о передаче частного пакета государству, а заявления кремлевских чиновников называет «пустыми словами». И сам Борис Березовский, еще в июле предложивший государству взять в управление контролируемые им акции первого канала и даже проинформировавший об этом лично Владимира Путина, на днях заявил: «Я не буду больше этого предлагать. Я подожду. Если НТВ действительно перейдет под контроль «Газпрома», то я откажусь от своего решения». Г-н Березовский считает, что государство в этом случае может установить контроль сразу над тремя телеканалами (ОРТ, РТР, НТВ), что, на взгляд предпринимателя, недопустимо.

Однако, когда государство все-таки решит окончательно определиться с тем, кому должен принадлежать главный канал страны, имеющий самую большую зрительскую аудиторию, мнение пока передумавшего олигарха никакой роли играть не будет. У государства есть мощный рычаг в виде повисшего над ОРТ стомиллионного кредита, выданного Внешэкономбанком под залог 13% акций первого канала (в равных долях по 6,5% были представлены пакеты государства и частного капитала). Срок погашения кредита истек в январе этого года, и, по словам главы ВЭБа Андрея Костина, вопрос о его пролонгации до сих пор не решен. (Заметим, что в отличие от кредитов «Медиа-Мосту», которые ВЭБ предоставлял за счет собственных средств и за возврат которых отчаянно судился с Гусинским весь последний год, ОРТ получило деньги по решению правительства от Банка России, а ВЭБ вроде как только обеспечивал сделку технически. Видимо, поэтому банк столь безразлично относится к вот уже восемь месяцев зияющей в его балансе дыре в сто миллионов.) При необходимости государству достаточно лишь обратиться в арбитражный суд с иском о невозможности ОРТ расплатиться по долгам, назначить в компании временного управляющего и начать процедуру банкротства. Такой вариант не кажется мифическим (в частных беседах руководители компании вполне допускают такой ход развития событий), если принимать во внимание слова высокопоставленного собеседника из Белого дома. «Правительство не занимается урегулированием вопроса о пролонгации кредита», — заверил чиновник, добавив, что «позиция ВЭБа может измениться, поскольку у банка есть сомнения, в состоянии ли вообще ОРТ вернуть кредит».

Долги ОРТ на сегодняшний день составляют немногим более $150 млн, и если компания не получит нового кредита, то продержаться на плаву она сможет только до декабря. Но, по меткому выражению одного из топ-менеджеров ОРТ, «мы стоим в очереди, и, пока не закончат с НТВ, никто ОРТ заниматься не будет».

Ясности в будущем НТВ, как и в будущем всего медиа-бизнеса Владимира Гусинского, немногим больше, чем в будущем ОРТ. Г-н Гусинский после неожиданного прекращения уголовного дела улетел в Испанию, хранит молчание и не дает никаких комментариев о ходе переговоров вокруг «Медиа-Моста». Нет в Москве и двух его первых замов — Андрея Цимайло и Игоря Малашенко.

Заявление Владислава Суркова о приближающейся продаже медиа-холдинга и НТВ «Газпрому» в «Медиа-Мосте» назвали «ложными». В «Мосте» интервью Суркова «Нью-Йорк таймс» привычно расценивают как «попытку Кремля оказать давление на ход переговоров». До этого руководство «Медиа-Моста» вообще крайне скупо распространялось о ходе переговоров и о том, что торг с «Газпром-Медиа» идет полным ходом. Теперь же утверждается, что слова кремлевского чиновника способны «снизить стоимость «Медиа-Моста».

Глава «Газпром-Медиа» Альфред Кох, который с июня ведет переговоры с «Мостом» об урегулировании существующей задолженности медиа-холдинга в $211,6 млн (срок погашения истек в марте этого года) перед «Газпромом», заявил, что переговоры по-прежнему продолжаются, и подчеркнул, что «отдельно по НТВ вопрос не ставился ни в какой форме». Сейчас Альфред Кох в отпуске до сентября. Говорить о ходе переговоров подробно он отказывается, так же как и о сроках их завершения: «скажу, когда будет ясно», только и ответил г-н Кох на все вопросы о ближайшем развитии событий вокруг «Медиа-Моста».

О том, что процесс переговоров «Медиа-Моста» с «Газпром-Медиа» идет непросто, можно судить хотя бы по количеству версий, фигурирующих на рынке, относительно сроков завершения сделки и цены, за которые якобы НТВ через «Газпром» перейдет под контроль государства. Причем все эти версии приходилось слышать в том числе и от весьма влиятельных игроков медиа-рынка, некоторые из них имеют реальное отношение к участникам сделки.

Называются и 16 августа (добиться сколько-нибудь внятного обоснования этой даты не удалось, хотя ее назвали трое из десяти опрошенных собеседников), и начало сентября; наиболее популярная версия — «все было решено в конце июля, но на техническое оформление сделки уйдет несколько месяцев». Мнения по поводу суммы, которую Владимир Гусинский может получить за свой медиа-бизнес, расходились в диапазоне от $260 до $900 млн (последняя цифра помимо собственно профита Гусинского включает в себя погашаемые новым владельцем долги «Медиа-Моста»).

Наблюдатели говорят и о возможном изменении в составе руководства «Медиа-Моста» и телекомпании НТВ. В качестве формального руководителя все без исключения называют Альфреда Коха. В остальном версии взаимоисключающи. В качестве возможной альтернативы руководству НТВ называют имена двух известных теленачальников, а также главного редактора одной крупной столичной газеты.

Между тем высокопоставленные представители масс-медиа, в том числе называвшие конкретные сроки перехода НТВ под контроль «Газпрома», считают, что Владимир Гусинский может и не пойти на условия, предложенные в конечном итоге Альфредом Кохом, и попытается, максимально оттянув время, найти возможность заплатить долг «Газпрому» с помощью западных инвесторов.

Пока неясно, чем в итоге закончится сделка «Медиа-Моста» и «Газпром-Медиа». Неясно также и то, как в случае удачного для власти стечения обстоятельств государство будет управлять и содержать сразу три крупные телевизионные компании. Пока никто из кремлевских и правительственных чиновников, в том числе и курирующих СМИ, внятно не мог сформулировать ответ на этот вопрос. Кредитов ВЭБа на всех может и не хватить. А на вопрос, зачем государству возрождать аналог советского Гостелерадио и показывать одно и то же по всем каналам, все тот же аноним из кремлевской администрации искренне изумился:

А что, вы думаете, что кино изменится? Так фильмы везде те же самые будут показывать.