Сегодня на 1 канале начинает вещание Общественное российское телевидение. В процессе создания ОРТ участвовали многие — руководители компании, Ассоциация независимых телекомпаний, коммерческие и рекламные структуры, компания «Останкино» и государство. После долгого периода многочисленных обсуждений, парламентских дебатов и различных слухов, зрители, наконец, собственными глазами увидят, как выглядит новое телевидение. Ъ предлагает читателям взглянуть на процесс создания и деятельности ОРТ изнутри.

ОРТ подружилось с «Останкино»

Если раньше ОРТ подчеркнуто дистанцировалось от телерадиокомпании «Останкино», то теперь его упоминают в связи с «Останкино» и наоборот. На совещании с Виктором Черномырдиным 29 марта руководители обеих компаний заявили о готовности сотрудничать. Руководитель Федеральной службы по телерадиовещанию СТР Валентин Лазуткин заявляет, что «и ОРТ, и „Останкино“ имеют здоровые амбиции создать самое лучшее телевидение в России и готовы приступить к этой задаче».

Первый заместитель председателя «Останкино» Григорий Шевелев говорит о совпадении позиций «Останкино» и ОРТ и высказывает пожелание, чтобы постановлением правительства или другим правовым документом был оформлен государственный заказ к «Останкино» на производство просветительских, социальных, детских и юношеских программ.

«Мы не хотим рвать пуповину с „Останкино“, — заявляет генеральный директор ОРТ Сергей Благоволин, утверждая, что ОРТ заинтересовано в том, чтобы весь творческий потенциал был бы реализован в эфире первого канала. Однако достаточно вспомнить о том, на каких позициях стояло руководство ОРТ до 1 марта — настаивая на том, что программы будут отбираться на основе конкуренции — чтобы понять, что в силу определенных причин ОРТ согласилось на компромисс.

Что выиграло «Останкино», подружившись с ОРТ

В «Останкино» теперь есть основания торжествовать — победа, пусть не безусловная и неполная, но одержана. Удалось даже добиться обещаний социальных гарантий для тех, кто не сможет выдержать конкуренции и останется вне игры — совместными усилиями правительства, РГТРК и ОРТ будет создан фонд социальной поддержки «Останкино». В кулуарах «Останкино» говорят и о контрактах на 5 месяцев, по которым сотрудникам будет выплачиваться символическая зарплата. Так что, воодушевленный словами Григория Шевелева об огромном творческом потенциале телекомпании, которая способна внести вклад в становление ОРТ, и Виктора Черномырдина о большой роли «Останкино» в развитии национального телевидения, коллектив «Останкино» несколько приободрился в преддверии новой реорганизации.

Гораздо важнее другое. На том же совещании у Виктора Черномырдина было решено разделить телерадиокомпанию «Останкино» на две государственные компании — «Радио-Останкино», куда войдут радиостанции «Маяк», «Юность», «Орфей» и «Радио-1» и Российскую государственную телекомпанию «Останкино», которая будет важнейшей составной частью ОРТ, став основным производителем программ для ОРТ. Причина этого разделения, по мнению руководителя ФСТР Валентина Лазуткина, вызвана стремлением демонополизировать вещание.

Последнее вызывает недоумение — означает ли это, что «Останкино» как акционер войдет в структуру ОРТ или отношения ОРТ и «Останкино» будут договорными — как и с другими производителями программ. Ведь одним из резонов выхода Ассоциации независимых телекомпаний из ОРТ было то соображение, что вещатель и производитель телепрограмм должны быть разделены — дабы обеспечить качество и выстроить чистые взаимоотношения «заказчик-производитель». Иначе оговорку о том, что «„Останкино“ будет важнейшей составной частью ОРТ» можно трактовать однозначно — «Останкино» по-прежнему пытается сохранить за собой выгодное положение для выхода в эфир своих программ. Это тем более странно, что собственная продукция компании покрывала максимально 20-30% от всего объема вещания.

В отдельные периоды Ассоциация независимых телекомпаний (АНТ) вместе с другими независимыми компаниями («Юникс», «Игра», АМИК и т. д.) делала до 70% вещания (речь идет о циклах оригинальных программ — не считая новостей, фильмов и повторов). Студии «Останкино» выступали, по существу, как посредники: например, через студию «Публицист» выходили в эфир программы ВИДа и Ren-TB. Более того, в отличие от независимых производителей, у «Останкино» нет производственной базы — все принадлежит ТТЦ. Из чего следует, что заявление о приоритетном положении «Останкино» как производителя программ носит декларативный и политический характер. Если раньше АНТ имела значительное влияние в ОРТ, то теперь на ее место приходит «Останкино».

Что остается независимым компаниям?

Пока представители независимых компаний вынуждены продолжать производство программ, не зная наверняка, какие из них встанут в сетку и будут куплены ОРТ. Его контракты с компаниями и студиями «Останкино» еще не заключены. Хотя принципиальные договоренности о пакетах программ, предоставляемых независимыми компаниями и «Останкино», уже достигнуты. Опасения по поводу того, что с выходом АНТ из состава ОРТ их положение на канале пошатнется, вряд ли обоснованы. Нельзя же зрителей заставить смотреть только программы «Останкино». Иначе и независимые компании, прихватив с собой зрителей, уйдут на другие каналы.

Однако можно предположить, что на первом этапе доля «останкинских» программ в эфире даже увеличится — наверное, за счет программ «независимых». Телевизионная программа будущей недели ясно свидетельствует — от прежней эфирной сетки, разработанной и одобренной Владиславом Листьевым, нынешняя отличается кардинально.

Новости должны приносить пользу

Информационное вещание, как и обещали руководители ОРТ, станет приоритетным для компании. Объем информационного информационного вещания на 1 канале значительно увеличится — по словам Сергея Благоволина, новостные программы будут выходить с «3-часовым шагом». Внимание к информационному вещанию понятно — профессионалов воодушевил пример компании НТВ, новости которой пользуются вниманием и уважением властей. Доверие к новостям — первый и самый действенный инструмент влияния на общественное сознание. Соблазнительно повторить этот успех в масштабах большого государственного канала. 

В эфире появится ряд новых информационных передач. Новостная служба «Останкино» ИТА, которую покинул Борис Непомнящий, вошла в состав ОРТ. Заместителем генерального директора ОРТ по информационной службе назначен Аркадий Евстафьев, ранее пресс-секретарь первого вице-премьера России Анатолия Чубайса, имеющий телевизионное прошлое. Один из самых заметных новых проектов на 1 канале — 15-минутные «Версии» Сергея Доренко. Присутствие этой информационно-аналитической авторской программы может разбавить продукцию ИТА.

Что изменится на экране?

Зрители смогут судить об этом начиная с первых же дней работы ОРТ. Руководители канала по-прежнему придерживаются разработанной концепции — сделать больший канал для массовой аудитории, ориентированный на массовые вкусы. Процент «элитарных» программ будет мал, как и в прежнем «Останкино».

В самых общих позициях сетка сохранила свою структуру — 3-часовой шаг новостей, 20-часовая линейка популярных программ, вечерние и ночные кинопоказы.

Аппарат обеспечения кинопоказа еще разрабатывается — возможно, что сотрудничать с ОРТ будут одна или несколько зарубежных фирм, которые будут предоставлять свою продукцию ОРТ. В любом случае, цивилизованный механизм приобретения кинопродукции для телевидения будет работать исправно.

В недавнем интервью Ъ Андрей Разбаш заметил, что канал избавится от небольших 10-15 минутных программ, которых было множество и качество которых не давало возможности зрителю их запомнить. Теперь, когда предполагается благоприятствовать продукции «Останкино», избавиться от таких программ будет много сложнее.

Что может ждать ОРТ от рекламы

В последние несколько дней высокопоставленные менеджеры ОРТ не раз однозначно давали понять, что решение о приостановке на первом канале показа коммерческой рекламы с 1 апреля остается в силе. Между тем реклама — один из немногих способов для любой телекомпании заработать деньги. На совещании у премьера Виктора Черномырдина 29 марта было подтверждено, что акционеры из числа негосударственных компаний компенсируют недополученные средства от коммерческой рекламы в течение всего периода приостановки ее трансляции в эфире первого канала. Как долго продлится мораторий, наложенный на коммерческую рекламу, пока никто не может сказать. Предполагается, что с сегодняшнего же дня зрители первого канала будут смотреть только социальные ролики.

В конце прошлой недели председатель ФСТР Валентин Лазуткин сообщил, что акционеры ОРТ открыли кредитную линию и перечисли на счет ОРТ $30 млн. А вопрос, несет ли новая телекомпания ответственность по долгам «Останкино» до сих пор не решен. А на сегодняшний день канал должен Минсвязи и Телевизионном техническому центру порядка 356 млрд рублей. Совещания на правительственном уровне последних дней показали, что функционеры ОРТ намерены по возможности отгородиться от обязательств государственного «Останкино» и переложить ответственность по долгам первого канала на государственный бюджет.

Однако утверждать, что рекламы на канале не будет вовсе, было бы неверно. Как стало известно Ъ, в настоящее время на первом канале готовится серия передач на коммерческой основе о деятельности крупнейших мировых концернов в России. И ряд крупных иностранных рекламодателей, чьи ролики мы привыкли видеть в рекламных блоках, уже начали перечислять на счета ОРТ суммы за подготовку и показ программ, посвященных их бизнесу.

Предполагается использование коммерческих сюжетов и в тематических передачах, давно идущих на канале. Любой опытный рекламист скажет, насколько эффективнее подача рекламных материалов, включенных в авторские передачи, по сравнению с прямым рекламным обращением. Так что очевидно, что ОРТ не остается без рекламных средств. Правда, подобный ход плохо согласуется с заявлением акционеров ОРТ, что они намерены сделать рейтинговый канал.

Сохранится на ОРТ и реклама спонсоров различных передач. Рекламное агентство «Царь», располагающее эксклюзивным правом на предоставление рекламных услуг на основе спонсорского участия в передачах телекомпании ВИД — «Поле Чудес», «Час пик», «Взгляд с Александром Любимовым», «Тема», «Спокойной ночи, малыши!» и других — не прекратило своей деятельности в этом направлении. Как и прежде, спонсоры будут предоставлять «Поле Чудес» поощрительные призы, а Леонид Якубович при вручении каждого приза — объявлять имена спонсоров, а в студии будут размещены плакаты с их логотипами. Предполагается также, что трансляция спортивных передач по договорам, заключенным «Останкино», также будет включать в себя рекламные блоки с роликами спонсоров соревнований: таково условие этих контрактов.

Тем временем, ориентируясь на решение совета директоров ОРТ о приостановке рекламы на канале, московские рекламные агентства сверстали телевизионные бюджеты своих клиентов на апрель без учета «Останкино». Не за горами и утверждение рекламных бюджетов на май. В том случае, если в ближайшие несколько недель ОРТ не определится со своей политикой в области рекламы, то на первом канале в предстоящие несколько месяцев так и не появится рекламных блоков. Опыт показывает, что после того, как бюджеты утверждены, мобилизовать их на ранее закрытый для рекламы канал — задача не из легких.

ОРТ как политический инструмент     

О политизированности «теледебатов» вокруг ОРТ свидетельствует даже не то количество положительных и отрицательных эмоций, которые вызвали эти дебаты в обществе и парламенте, сколько повышенное внимание, которое уделяют «творческому процессу» практически все высшие должностные лица. И если затевалась вся эта история вроде бы президентом (за ОРТ с самого начала закрепилось прозвище «президентский канал»), то последние штрихи вносились уже при непосредственном участии и в присутствии премьер-министра.

Видимо, для того, чтобы погасить не в меру разгоревшиеся страсти, премьер на недавнем совещании совета директоров ОРТ подчеркнул, что реформа телевидения должна проходить достойно: без перегибов и с учетом интересов и социальной защищенности профессионалов. По мнению Черномырдина, которое вряд ли кто возьмется оспаривать, создание ОРТ «должно сыграть роль стабилизирующего фактора в обществе». Другое дело, что каждый понимает свою роль в стабилизации по-разному.

Новый глава Федеральной службы теле- и радиовещания Валентин Лазуткин преисполнен желания «выполнить указ президента». Однако применительно к ОРТ у Лазуткина проскользнуло как-то выражение «зыбкая скорлупа». Видимо, стиль руководства г-на Лаузткина от стиля руководства г-на Яковлева, ушедшего с упомянутого поста в отставку, будет отличаться большим стремлением угодить всем сторонам конфликта, начиная от «обиженного» коллектива «Останкино» и кончая высшим российским руководством (разумеется, в прямой зависимости от того, кто именно в «высшем российском руководстве» или его ближайшем окружении будет играть первую скрипку). Откровения же Лазуткина относительно будущего «Останкино» (а он предполагает, что оно сохранится как «государственный канал с перспективой изменения в „общественно-правовой“», за прием которого российское население будет вносить абонементную плату — в 6 тысяч рублей с каждой семьи) свидетельствуют: исполнительная власть однозначно сделала ставку пока только на ОРТ. 6 тыс. руб. — деньги небольшие. Что же касается больших, то новое руководство ОРТ заявляет о попытках сделать «тайные отношения» с финансовой олигархией явными. Другой вопрос — насколько это удастся, и как это «явное» приглянется обществу.

Пока же в Думе родилась мысль подать иск по поводу правомочности создания АО «ОРТ» в Конституционный суд или арбитраж. Об этом, в частности, поведал на днях председатель подкомитета Госдумы по печати Игорь Яковенко, возглавляющий комиссию по изучению обстоятельств изменения вещания первого частотного канала, в которую вошли представители трех комитетов нижней палаты парламента. По словам депутата, создание ОРТ противоречит многим законодательным актам, в частности — новому Гражданскому кодексу. Его возмущает также тот факт, что «у руля» ОРТ оказались представители определенного политического крыла, что создает нечто похожее на естественную монополию. И, разумеется, недовольство другого политического крыла.

Между тем, в кулуарах думы иногда можно услышать, что, дескать, тот же Лазуткин может быть назначен руководителем еще и «Останкино». Поговаривают — тоже в кулуарах, но уже исполнительной власти, — что не вредно скрестить останки «Останкино» с Российским каналом, дабы создать еще один «крепкий» государственный информационный форпост. Будет ли он тоже «президентским» или повторит модель времен позднего СССР, когда существовал «дуализм» 1-го и 2-го каналов, симметричный «дуализму» Ельцин-Горбачев? Но это будет зависеть уже от того, как пойдет на выборы российская государственная элита — консолидированно или расколотой. И будут ли выборы вообще.       

Разумеется, создать новое телевидение чрезвычайно сложно. Гораздо сложнее, чем в случае с НТВ, когда интересы компании совпали с интересами зрителей. Начать с чистого листа на 1 канале было невозможно. Создателей ОРТ обвиняли в том, что они исходят только из своих интересов. Последние события, связанные с ОРТ, показали, что интересы реальных собственников совпадают с интересами зрителей. А когда в процесс вмешивается власть, трудовой коллектив и государство, зрители, о которых всегда пекутся, проигрывают первыми.

Комментарии (1)
avatar
3
1 Rytsar • 22:09, 03 Май 2012
Нууу... Тут лучше подошел бы кадр из заставки "Это первый")
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь