Как всегда после внезапной смерти человека, в «Останкино» сейчас вспоминают, что Владислав говорил и делал в свои последние часы. Журналисты из «Часа Пик» рассказали вчера, что он был такой же как всегда, разве только стал в последнее время более задумчивым. Это связывали с его новым назначением. Да в день последнего эфира сказал в ответ на переживания режиссера передачи что у героя передачи мятая рубашка: «В крахмальной рубашке только в гроб кладут». И все же в памяти его сотрудников всплывают фразы, на которые раньше они не обращали внимания. Например, за несколько дней до смерти он неожиданно бросил: «Если бы вы знали, скольким здесь (в «Останкино») я перешел дорогу...» Корреспонденты «Ъ» высказывают версии о том, кому Владислав мог помешать.

Ночь 

Владислав Листьев был убит в 21.15 в подъезде собственного дома. На лестничной площадке 2-го этажа его ждал убийца. Он выстрелил в лицо Листьеву два раза из пистолета Brauning с глушителем. От первого выстрела Владислав закрылся рукой. Пуля попала в предплечье. Второй выстрел в голову оказался смертельным. Истекающего кровью соседи нашли соседи, которые и вызвали «скорую помощь». Милиционеры ввели в действие милицейский план «Сирена-1», но никого не поймали.

Первые журналисты собрались перед домом Листьева сразу после сообщения НТВ. Подъезд к тому времени был уже оцеплен милицией. С балконов выглядывали перепуганные соседи. 

В подъезд никого не пускали. Когда приехавший позже других видовцев Политковский попытался пройти в квартиру Листьева, его мягко попросили отойти подальше. Он отошел, растерянно оглядываясь по сторонам. Время от времени замначальника МУРа Виктор Голованов кричал журналистам: «Хорош снимать! Убери камеру, я сказал, сейчас засвечу»! 

Оперативники МУРа и ФСК с журналистами общались неохотно. Журналисты пытались пробраться к подъезду. Раздался голос: «Сейчас вынесут»! Голованов распорядился подогнать машину скорой помощи. Одна женщина процедила сквозь зубы: «Врачи чертовы. Через 40 минут после вызова приехали». 

Вынесли носилки. Тело погрузили в автомобиль, который зачем-то отогнали за угол дома. Не успевший снять вынос тела телеоператор полез было в машину. Его оттащили. 

Народ прибывал. Появились первые цветы — их привез кабаре-дуэт «Академия». Сразу после них приехали Бари Алибасов и «На-на», Антон Табаков и Михаил Муромов. В толпе замелькали лица телеведущих. Евгений Киселев разговаривал по мобильному телефону с кем-то из взглядовцев. Закончив разговор, он кратко бросил своему окружению: «В ЛогоВАЗ». 

«Скорая» уехала. Народ не расходился. Публицист Юрий Щекочихин организовал вокруг себя митинг и стал рассуждать о политике. Рядом с ним коммунисты предлагали сменить руководство страны. Их снимали на видеокамеры. Говоря о причинах убийства, Щекочихин произнес слово «Останкино».

Постепенно журналисты находили в толпе своих знакомых оперативников. О политике никто не говорил. Оперативники говорили, что до них доходили слухи, что Листьев в последнее время очень волновался за свою жизнь. Обсуждали — кому было выгодно убрать. Зазвучала фамилия: «Лисовский».

Реклама как средство существования многих 

Решение руководства Общественного российского телевидения (ОРТ), генеральным директором которого был выбран Владислав Листьев, отказаться с 1 апреля от рекламы, было названо сенсационным. Сначала все решили, что на 1-м канале рекламы не будет вообще. Постепенно руководство ОРТ прояснило свою позицию: реклама не сохранится в том виде, в котором она существует сейчас. Листьев заявил, что наотрез отказывается от практики продажи эфирного времени рекламным агентствам, которые затем перепродавали его рекламодателям по выгодным для себя ценам.

Это решение было обнародовано 20 февраля. Таким образом, объединению рекламных агентств «Реклама-холдинг», скупавшем 100% рекламного времени на телеканале, ОРТ дало отставку. Общеизвестно, что в холдинге главенствующую роль играло агентство Premier SV (в кругах рекламистов бытует мнение, что политику компании определяет Сергей Лисовский). Решение ОРТ грозило дезорганизовать московский рынок телерекламы, построенный по принципу пирамиды. Premier SV, как известно, всегда находился в ее вершине. Обладая наряду с другими участниками холдинга эксклюзивными правами на покупку всего рекламного времени «Останкино», Premier SV удавалось контролировать дальнейший процесс перепродаж этого самого времени другими агентствами (прежде всего, в предоставлении скидок — для предотвращения демпинга). Ситуацию усугубляло и то, что с начала года это был уже второй ощутимый удар для Premier SV — месяц назад агентство было с 5-го телеканала петербургскими рекламными фирмами. 

Вместе с тем интересы Premier SV на первом канале рекламой не ограничивались. Агентство всегда являлось крупнейшим поставщиком кинопродукции, в том числе и дорогостоящей (им было организовано подавляющее число кинопремьер канала — «Фантомас», «Терминатор» и многие другие). К тому же после двух кризисных месяцев на рынке телерекламы Premier SV понес существенные убытки. По информации Ъ за январь-февраль московские рекламные агентства потеряли только на рынке телерекламы в общей сложности до $15 млн. Естественно, что львиная доля этих убытков пришлась на монстров рынка.

Однако решение об отставке Premier SV с первого телеканала было принято не сразу. До середины февраля велись активные обсуждения проблем, касающихся размещения рекламы. Первым, кого пригласили для консультаций, был Сергей Лисовский. 

Предлагалось три варианта. Первый: создание центра продаж силами своего канала и отсечение рекламных агентств от процесса перепродаж. Второй: создание консорциума, аналогичного «Рекламе-холдинг» с контрольным пакетом акций в руках акционеров ОРТ. И, наконец, третий: ограничиться заменой состава рекламных агентств, работающих с каналом, которые смогут предложить акционерам ОРТ такой механизм продажи рекламного времени, при котором акционеры смогли бы контролировать рекламные агентства. Агентство телекомпании ВИД — «ИнтерВИД» — пыталось в составе «Независимого информационно-рекламного альянса» (где не присутствует ни один из прежних участников «Реклама-холдинг», кроме самого «ИнтерВИДа») разыграть последний вариант. 

Ни один из вариантов принят не был. Следует также отметить, что накануне объявления решения совета директоров о приостановлении рекламы несколько десятков агентств, серьезно работающих на рынке телерекламы обсуждали ситуацию, складывающуюся на 1-м канале. Некоторые агентства договорились о том, что было бы разумно признать за Premier SV главенствующую роль в лоббировании интересов рекламных агентств на ОРТ. Они изложили свои условия в письменном виде и направили их Листьеву. Видимо, эти письма и были найдены в портфеле журналиста после его смерти. 

Переговоры Листьева с Лисовским продолжались до последнего момента. Условия последнего приняты не были — по прогнозам экспертов ОРТ, стоимость всего объема рекламы на первом канале в 1995 году должна составить $170 млн. Лисовский же гарантировал только $120 млн. Листьев дал ему отставку. В конфиденциальной беседе с корреспондентом Ъ накануне убийства, он сказал, что дважды отказался принять условия Лисовского.

Этим, видимо и объясняется то, что собравшиеся вокруг дома Листьева чаще других произносили фамилию «Лисовский». В то же время сотрудники телекомпании ВИД, пожелавшие остаться неизвестными, заявили, что окончательный разговор между Лисовским и Листьевым состоялся 28 февраля. Лисовский получил последнюю отставку. После этого одному из помощников Листьева (фамилия не разглашается по просьбе сотрудников ВИДа) позвонили неизвестные и предложили встретиться, чтобы обсудить судьбу Влада. Помощник согласился. На встречу приехали двое. Один из них представился полковником ФСК, другой — неким начальником службы безопасности Бориса Березовского. Они сказали помощнику, что Листьев и Кобзон оплатили покушение на Березовского (эта версия милицией никогда не выдвигалась — Ъ), что ему не стоит заниматься телебизнесом, а спокойно снимать «Поле чудес» и «Час пик». Помощник передал все Листьеву. Он ответил, что к подобным угрозам за последнее время уже привык, и внимания обращать на них не стоит. Утром 1 марта Лисовский улетел в Санкт-Петербург.

Впрочем, убийство Листьева заставило его вернуться в Москву уже на следующий день и выступить на пресс-конференции, организованной «Круглым столом бизнеса России».

Г-н Лисовский высказался 

Выступавший на пресс-конференции представителей деловых кругов внимательно никто не слушал. Лисовскому дали слово одному из последних. Зал затих. 

Сергей Лисовский говорил мало. Он сообщил, что близким другом Листьева он никогда не был, но всегда сохранял с ним приятельские отношения. В гибели Листьева он обвинил его коллег-журналистов: «вам всегда нужна сенсация». Он напомнил о том, что убивают не только знаменитостей, но и простых сограждан — «Когда убили моего друга, простого человека, Листьев и Любимов передачу о нем делать не захотели. Никто не хочет разглядеть человеческой трагедии». 

Отвечать на вопросы он не захотел и попытался уединиться в комнате, расположенной рядом с залом заседаний. Там-то его и поймали корреспонденты «Ъ».

Ъ: Что Вы скажете по поводу последних переговоров, состоявшихся между Вами и Листьевым, в результате которых Листьев окончательно отказал Вам в рекламе на ОРТ? 

Лисовский: Меня удивляет ваше непонимание ситуации. Вы же еще молодые, что же вы из себя делаете жестоких людей. Я могу убедительно ответить на все ваши вопросы, но ради памяти этого человека я не хочу это обсуждать. Это будет неуважение к нему, если я буду сейчас говорить и отвечать на ваши вопросы. Я вас попросил — подождите неделю. Человеческая природа так устроена, что забывает, успокаивается, но сейчас мне кажется, что это — просто неуважение. По-человечески, будет гораздо честнее не делать больше номеров вашей газеты, а просто всем подумать о ситуации, которая происходит, потому что люди гибнут, это не просто люди, которые в газетах и журналах, это — люди живущие в этой стране, в этом городе. У меня есть ответы на вопросы, но давайте уважать друг друга и этого человека, который был действительно великим.

Конфликт с коллективом «Останкино» 

По одной из версий, причиной смерти Листьева мог стать назревший конфликт между ним как руководителем «ОРТ» и кадровыми останкинцами. 

Листьев никогда не настаивал на тотальном увольнении — все постепенно. Но в итоге около 50% сотрудников были бы уволены. Из интервью Листьева «Независимой газете» 30.04.94: «..очень многие боятся этого (реконструкции Останкино — Ъ). У них есть связи, насиженные места, люди расписываются в ведомостях организаций, которые в «Останкино» не значатся. Они себя спокойно чувствуют, они у корыта. Они не думают о том, какие передачи завтра появятся на экране». 

Интересно, что в прошлый четверг состоялось первое собрание трудового коллектива ОРТ (240 человек). Как рассказывают очевидцы собрания, выступая на нем, Листьев заявил, что вместо «странных премий, которые платили в прошлом», отныне будет нормальная зарплата. А еще он сказал: «Мы знаем, кто брал взятки, и с ними расстанемся». 

У Листьева мог возникнуть антагонизм с целыми подразделениями первого канала. В этой связи называют ИТА, которую возглавляет Борис Непомнящий. Одна из наиболее рейтинговых программ «Останкино» — «Новости-ИТА» — единственная, которая сохранила за собой право на самостоятельное размещение в передаче рекламы. Кстати, расценки на нее в ИТА всегда были чуть ли ни самыми высокими (до $45 тыс. за минуту) 

Хотя ИТА, разумеется, ожидало реформирование — в течение полугода. Сотрудники ИТА категорически отказываются от каких-либо комментариев. ИТА вообще традиционно очень закрытая структура. Замысел нового руководства ОРТ в отношении ИТА тоже нигде не формулировался. Впрочем, очевидно, что никто не собирался разгонять ИТА. А если увольнять людей и резко разгонять ИТА, необходимые профессионалы уйдут. А таких специалистов, как режиссеры прямого эфира, монтажеры программ найти негде. 

Как бы то ни было, большинство членов коллектива Останкино склонялось к мысли, что Листьев мало что решает. За ним стоят проверенные телевизионные (а также политические, и сейчас еще и денежные) кадры. Известно, что Листьев постоянно проводил ночные консультации с акционерами где решалось все. В этом смысле убийство Листьева не могло изменить стратегию задуманных изменений на ОРТ. Но убийство было точным ходом для дезорганизации процесс создания ОРТ — так как все назначения пойдут кувырком.

Милиция взялась за дело 

Как сообщили сотрудники генпрокуратуры, сейчас проводятся всевозможные экспертизы. Кроме того опрашиваются ближайшие помощники г-на Листьева. Вчера утром сотрудники прокуратуры, обыскав и опечатав кабинет директора ОРТ, увезли на допрос секретаря-референта (она работала у Листьева около двух месяцев) Лизу Кузмину. Следователей в первую очередь интересовало, с кем Влад в последнее время вел переговоры. 

Как сообщил заместитель генерального прокурора России Олег Гайданов, правоохранительным органам удалось найти несколько свидетелей, способных опознать возможного убийцу Владислава Листьева. Создается фоторобот преступника. 

Убийство Лисьева было осуществленно ставшим уже традиционным способом — на лестничной площадке в доме жертвы. В такую же засаду попали, например, председатель правления «Россельхозбанка» Николай Лихачев, руководитель АО «Коминтернефть» Владимир Егорычкин и директор «Варус-видео» Тамаз Топадзе. О профессионализме преступника сотрудники милиции судить не берутся. С одной стороны он осуществил свои намерения и сумел скрыться незамеченным, но в тоже время использовал оружие нестандартного калибра, хотя обычно подобные акции проводятся при помощи испытанных пистолетов ТТ. То, что преступник не бросил оружие на месте происшествия еще ни о чем не говорит. Вполне возможно, что Brauning уже находится на дне Москва-реки или в ближайшем мусорном баке.

Непрофессионализм может свидетельствовать о том, что Листьев был убит в связи с какими-то никому неизвествеными, возможно, бытовыми конфликтами — в любой деятельности предприниматель ущемляет чьи-то интересы, иногда даже не замечая этого. Если непрофессионал не задержан по горячим следам, он, как правило, уже и не ловится — так как на него нельзя выйти по традиционным оперативным каналам (как бандитским, так и милицейским). Либо «всплывает» случайно, но намного позже.

Смерть Листьева разыграют по-крупному 

Разнообразие версий убийства не влияет на общественные последствия этого злодеяния. Тот факт, что популярный и любимый в народе журналист стал жертвой заказного убийства, уже самодостаточен.

О первом итоге убийства объявил президент. Критика московского руководства, прозвучавшая из его уст уже после утренней встречи с Лужковым была беспрецедентно жестокой. По первому впечатлению можно было бы ожидать, что отставкой прокурора Геннадия Пономарева и начальника ГУВД Владимира Панкратова дело не ограничится и даже более того с большой долей вероятности можно ожидать ослабления позиции самого Лужкова. 

Однако к концу дня обещанные президентом кадровые перетряски не произошли. Причин тому может быть по меньшей мере две: с одной стороны, «процедура оставки» приостановлена по причине поисков достойных преемников, с другой — возможно, что несмотря на трагедию, Юрий Лужков по-прежнему имеет достаточно большое влияние на Бориса Ельцина и за вторую половину дня он смог это влияние с толком употребить. 

Какая из двух версий ближе к истине, станет ясно в ближайшие дни. Пока же, по сведения Ъ, Борис Ельцин установил для мэрии и правоохранительных органов некий срок для оправдания (какой именно, не называется): срок, за который она должна как минимум найти убийц Листьева. И если московские чиновники хотят избежать стойкой опалы, им придется найти этих убийц или же тех, кто сможет заменить. 

Власть уже объявила о необходимости в очередной раз ужесточать борьбу с преступностью. Вероятно, можно ждать и показательных посадок (первая ласточка в борьбе с фашизмом уже имеется в «Лефортово»). По московскому прецеденту, когда было выражено открытое недоверие столичным правоохранительным органам, может возродиться регулярно возникающая идея создания чего-то вроде корпуса карабинеров при президенте (авторство этой идеи приписывается Александру Коржакову), осуществляющего антимафиозные операции там, где бездействует местная разложившаяся полиция.

Оппозиция уже использовала убийство для обличения власти. Григорий Явлинский призвал к проведению всеобщей кампании гражданского неповиновения с требованием немедленной отставки президента и правительства. Вероятно, то смыкаясь, то размыкаясь с коммунистами, демократическая оппозиция будет требовать от власти немедленного искоренения преступности и поимки всех убийц, одновременно бичуя ту же власть за полицейский произвол. Лозунг «Даешь абсолютную свободу и при том нулевую преступность» может некоторое время быть активно пропагандируемым. Без сомнений, после каникул, на заседании 10 марта депутаты Госдумы попытаются предпринять очередной демарш против Виктора Ерина и Сергея Степашина. Сожалеть они будут лишь о том, что в попустительстве убийству нельзя прямо обвинить Павла Грачева. Впрочем, возможно, что через неделю накал страстей спадет и министры смогут не опасаться за свое будущее — при условии, что они успеют представить президенту удовлетворительные для него результаты расследования. 

Возможно и появление антикапиталистической кампании, участники которой будут возвеличивать образ народного заступника Листьева, убитого «рекламно-финансовой кликой». 

Наиболее же важное последствие убийства состоит в том, что главный общенациональный телеканал на неопределенное время останется в неопределенном состоянии — между тем это один из главных инструментов предвыборной агитации. Кто владеет «Останкино», тот владеет Россией. В условиях уже фактически начавшейся избирательной кампании это означает, что кровавые конфликты вокруг «Останкина» с гибелью Листьева могут не закончиться.