К 19 октября должно завершиться введение собственной сетки на третьем канале. Можно утверждать, что новая «телеимперия» переходит к еще более решительным действиям на отечественном телерынке, нежели те, которые она вела с июня. Об изменениях на третьем канале, о стратегии, тактике и концепции новой телекомпании с ее генеральным продюсером Станиславом Архиповым и его заместителем Сергеем Жигуновым беседует корреспондент «Коммерсанта-Daily» Антон Чаркин.

В июне, представляя «ТВ-Центр», вы настаивали на том, что всерьез говорить о новом телеканале можно будет только осенью. С чем вы пришли к этому рубежу? 

С. А. Закончился авральный этап перехода от старой сетки МТК и «2х2» к нашей собственной. Наконец-то во многом снимутся упреки в отсутствии на третьем канале собственного производства. В сетке появляются новые — наши! — программы: «Non stop Новый год», «День седьмой», «Туши свет», «12 1/2 кресел», три дневных шоу для тех, кто не ходит на работу, «Врача вызывали?», «На караул», «Точка зрения», «Алло, Россия», конкурсная программа в духе памятной «Это вы можете», студия «Предмет искусства» будет еженедельно выпускать свои передачи. Надеемся, что в ноябре выйдет авторская программа Александра Бовина.

Значит, вы полноценно включаетесь в гонку с основными каналами? 

С. А. Мы уже давно в нее включились. Просто теперь можно оценивать то, что мы сделали сами.

Разве собственное производство не гибельно для вещателя?

С. А. Это палка о двух концах. С одной стороны, делать этот шаг гибельно. С другой — не делать его — гибнуть еще быстрее. К сожалению, у нас в стране не существует системы лицензионного приобретения программ. На нашем телевизионном рынке ты оплачиваешь полностью программу, но чужому производителю. 

Я считаю, что сегодня без собственного производства телекомпания существовать просто не может. Любой «телемонстр» всегда что-то производит. Конечно, мы не сможем полностью заполнять эфир собственной продукцией, например фильмами. Поэтому будем покупать лицензии у других производителей. Но все, что сможем, произведем сами. 

Вы постоянно употребляете слово «сами». Откуда такая самоуверенность? 

С. А. «ТВ-Центр» — продюсерская компания. Все финансовые и производственные вопросы решаются внутри компании. Мы понимаем цену каждой копейки. Не приобретаем готовые проекты, а выбираем идеи и сами их реализуем. Надеемся, что в декабре проведем первый сценарный конкурс по всем телевизионным жанрам. Будем покупать сценарии, адаптировать их под себя. Сами построим производственную базу и найдем подрядчиков на наши условия. 

«Самодеятельность» — процесс длительный и дорогостоящий. И тем не менее вы выбрали именно этот путь. Из каких соображений?

С. Ж. Хотя бы из таких, что удается создать ощущение мощи компании. 

С. А. В этом заключается логика рентабельности. Не скажу, что сегодня смогу заработать на своем производстве больше, чем на рекламе. Но телевидение самоокупаемо не тогда, когда размещает много рекламы, как принято считать, а когда оно в состоянии продавать свои собственные программы другим вещателям. Сегодня, возвращая из вложенного миллиона сто тысяч в месяц, мы продаем собственной продукции гораздо больше, нежели другие. Это и есть настоящий возвратный механизм телевидения в действии, отличный от продажи эфирного времени под рекламу. Если сейчас фильм «Принцесса на бобах» окупил наши вложения — это коммерчески выгодный проект с точки зрения «ТВ-Центра».

С. Ж. Это косвенный возврат. Есть ряд программ, которые станут библиотекой канала. С определенной периодичностью они будут выходить в эфир довольно долго. Любая отечественная картина идет в телепрокате лет двадцать. Даже самый плохой злободневный фильм можно демонстрировать лет пять. Производя ежегодно достаточно продукции, через некоторое время мы сможем серьезно заполнять эфир. И наступит момент, когда сократится бюджет на закупку чужой продукции. Единожды сняв фильм, мы получаем возможность не покупать чужие. Уже к началу будущего года у нас будет запущено в производство около 80 собственных эпизодов. Если так пойдет и дальше, то через три года наступит момент, когда мы сможем увеличить долю собственных фильмов на экране и уже не покупать отечественное кино вообще. 

С. А. Кроме того, мы подписали контракт с мексиканской компанией на совместное производство сериалов. В 1999 году, когда проект будет завершен, мы официально начнем распространять кино на международном рынке — реальном, коммерческом. 

Даже самое дорогостоящее на телевидении — информационную службу — вы решили создавать самостоятельно, категорически отказавшись использовать прежние наработки на третьем эфирном и городском кабельном каналах. 

С. А. Телекомпания не может себе позволить отказаться от информационной службы. Когда мы пришли на третий канал, новости «2х2» перешли к нам полностью, даже не меняя структуры. Все сотрудники оставались на «ТВ-Центре». И только сейчас начались перестановки и встраивание в новую структуру. На городском кабельном канале прежде новости выпускала компания ВКТ. Но, согласитесь, информационная политика должна быть единой на всех каналах телекомпании. Отдавать производство новостей в другие руки — нонсенс. 

Даже невзирая на то, что не удается скрыть явную неполноценность начинающего?

С. А. Мы не скрываем, что — в частности, на кабельном канале — нам приходится наполовину дублировать новости третьего канала. Если летом следующего года организуем единый news room, все будет в порядке. У нас хватит сил даже на производство региональных новостей. Прежний вынужденный принцип заполнения эфира уже отмирает. 

Не секрет, что в регионах смотреть московское телевидение не рвутся. 

С. А. У нас своя политика, отличная от политики других вещателей. Мы заключаем договора с крупными региональными производителями. Их программы, произведенные под нашим контролем, будем размещать в сетке третьего канала. «ТВ-Центр» выстраивает четкую эфирную линию в отношении региональных программ. Все становится на свои места. Другие российские телекомпании стремятся распространять на местах свои программы. А мы ищем в регионах партнеров — не просто вещателей. «ТВ-Центр» не стремится манипулировать регионами из центра. Это новая идеология. Мы встретились с местными вещателями на полпути друг к другу и пожали руки. Ведь регионы сами ищут выход на центральные каналы. Предоставляя им эту возможность, мы не собираемся ущемлять их интересы. У нас будут совмещенные бюджеты. Совместные продукты будем совместно использовать. 

С момента старта вы не скупились на траты при покупке фильмов и взвинтили цены на рынке.

С. Ж. Это легенды и мифы средств массовой информации. 

С. А. Это вопрос целевого вкладывания в бюджет. Не имея собственной производственной базы в момент старта, мы закрыли эфир кинопоказом. Теперь, когда у нас появился пакет фильмов, который мы можем размещать, сэкономленные средства вложили в производство. Надеемся, что вложили достаточно удачно, чтобы зрителю понравилось. Экономически это оправданно если не на сто процентов, то, по крайней мере, на пятьдесят — от того, что мы вложили, когда стартовали. Результат неплохой. Когда «ТВ-Центр» стали порицать за взвинчивание цен на рынке кинопродукции, забыли о том, что просто появился еще один вещатель, которому нужны фильмы. Все об этом подозревали, но никто к этому не был готов. А ведь мы не взвинчивали цены! Просто кто-то готовил пакеты кинопоказа, но собирался покупку отложить на время. А мы готовы были купить раньше. Пришедший новичок выдернул товар из-под носа, причем не переплатив. Так было с появлением НТВ и ОРТ. Но тогда никто не кричал о взвинчивании цен. Существует потребность привлечь зрителя именно к своему каналу. Вот и все.

С. Ж. Наши действия на рынке кинозакупок привели к тому, что поднялись цены не только на зарубежное кино, но и на отечественное. В этом большая заслуга «ТВ-Центра» перед нашим кинопроизводством. Реальные средства стали поступать отечественным кинопроизводителям. Сейчас идет битва между телекомпаниями за наше кино. Но деньги-то остаются в стране. 

С. А. Наши разговоры с зарубежными партнерами сводятся к одному: мы готовы платить деньги за их продукцию, но при одном условии — пусть у этой дороги появится встречное движение. Немыслимо покупать за большие деньги зарубежные продукты, не продавая своих. Выходя на международный рынок, «ТВ-Центр» настаивает либо на инвестициях в нас, либо на совместном производстве, либо на реализации нашей продукции за рубежом. На недавней поездке в Канн мы предъявили протокол о своих намерениях. 

Что такое «телевидение нового поколения», создание которого декларирует «ТВ-Центр»?

С. А. В частности, это цифровая система распространения, которая позволит повысить качество сигнала, увеличить число каналов, удешевить производство. Мы пытаемся завоевать не «валового» зрителя, а конкретного — своего. 

Но весь зритель-то уже разобран другими телекомпаниями. 

С. А. Мы уверенно занимаем третье место в официальных рейтингах — тогда как прежде МТК и «2х2» были на шестой-седьмой позиции. Но мы хотим большего. За это большее и боремся. Вступаем в некий компромисс со зрителем. 

На кого же ориентируется «ТВ-Центр»? 

С. А. Сейчас это «государственная тайна» канала. Мы выбираем своего зрителя. За счет этого и живем. На кого мы работаем — вопрос неразглашаемой стратегии. Сегодня лучшим телепродюсером в России я считаю Ивана Демидова. Каков зритель ТВ-6, понятно всем. Когда меня будет понимать зритель и у него не будет вопросов — тогда я скажу, что его завоевал.

Как вы собираетесь «раскручивать» канал? Надеетесь сказать свое — новое — слово

С. А. Это больная проблема. «Раскрутка» канала связана с организацией межпрограммного пространства — «межпрограммки». Его нужно заполнять клипами — самым дорогим и сложным из всего, что делается на телевидении. Увы, пока у нас нет такой технической мощи, чтобы можно было полноценно заниматься «межпрограммкой». Константин Эрнст придумал межпрограммное анонсирование на первом канале. Все остальные пошли этим путем. «Межпрограммка» — лицо канала. По ней одного вещателя отличают от других. К 31 декабря мы должны обрести свое лицо. Что касается нового слова, то его за нас скажут критики. У нас есть свое мнение. В этом и заключается наше новшество.

С. Ж. «Новое» — вообще довольно опасное слово. Оно подразумевает нечто вроде революции. А революций сегодня никто не совершает. Нужно просто ладить со своей аудиторией, хорошо делать свое дело. «ТВ-Центр» стремится более свежим взглядом смотреть на события.

С. А. Мы же не специализируемся. Главное, чтобы сложился ансамбль, чтобы не было диссонанса.

С. Ж. А оркестр настраивается долго.

У «ТВ-Центра» есть какой-то неформулируемый девиз?

С. А. Мы стали первым непоименованным каналом. Наш логотип — стилизованная ракушка. Мы не хотим быть третьими — хотим быть первыми. 

«ТВ-Центр» — акционерное общество. Акции пока не проданы. Компания целиком принадлежит Москве. Вы не боитесь, что в ближайшем будущем вас, подобно ОРТ, будут рвать на части?

С. А. Если во главу угла ставить политические амбиции, то канал и вправду разорвут. Сегодня мы рассматриваем «ТВ-Центр» как чисто экономическую структуру. Если в нее, как в завод, вкладываются деньги, она должна быть рентабельной. Если в какой-то момент канал будет работать как проводник определенной идеологии... Пока нам, правда, удается избегать политического влияния.

Даже со стороны Юрия Лужкова? 

С. А. Есть влияние самой Москвы, но мы не ощущаем давления со стороны столичного правительства.

Чью же позицию тогда выражает канал?

С. А. Свою собственную. Михаил Леонтьев и его коллеги в программе «На самом деле» «несут» всех подряд. Это их личные мнения. На сегодня мы не ангажированы никем. Как будет дальше, не знаю. Ангажированность определяется двумя зависимостями — финансовой и политической. Пока нет ни той, ни другой. От финансовой отгораживаемся стремлением зарабатывать самостоятельно. Да и политической пока удается избежать. 

Станет ли третий канал, как и обещалось, федеральным? 

С. А. Мы будем распространяться по всей стране. По собственной сети. Сегодня невозможно отключить только ОРТ, но влезть в эфир может каждый. Поэтому нужно заполнить эфир так, чтобы канал нельзя было выключить. Телевизор должен работать... на нашей кнопке.