Сегодня ТВ-6 отмечает свое 6-летие. Праздник грянул уже после кризиса. У всех телеканалов общие заботы — падение рекламы, отсутствие финансирования. Многие рассчитывают решить свои проблемы за счет грядущих выборов и за счет обслуживания политических интересов своих акционеров. В беседе с Викторией Арутюновой руководитель шестого канала Эдуард Сагалаев оценивает ситуацию со спокойным оптимизмом.

— В сравнении с другими каналами ТВ-6 не столь политизирован. Будете ли вы играть на будущих выборах? 

— Наш канал пытается говорить не о чистой политике, а о том, как политика ударяет по населению. Есть ведь разные понимания того, что такое политическая неангажированность. Когда речь идет о таких ситуациях, как гибель Старовойтовой, никакой неангажированности нет. Мы дали точку зрения одного, другого, третьего и в том числе дали версию о том, что она везла крупную сумму денег. В данном случае мы позволили себе комментировать такие высказывания и сказали, что не надо пудрить мозги населению — какие деньги? Ежу понятно, что дело совершенно в другом. Мы не играем в политические игры, когда выстраиваются любовные треугольники в смысле личных разборок крупных фигур. Я вижу, как иногда на других каналах смакуются эти вещи и как достаточно умные и интеллигентные люди живут по инерции 85-го или 91-го года. У нас на канале есть четкое ощущение того, что оптимальная модель для нашего государства — это социализм, но не просто социализм, потому что легко играть терминами. Социализм такой, как в Австрии, например, а не по модели КПРФ. Это одна сторона дела. Другая же состоит в том, что коммунистов на Луну не переселишь. Что, не давать им возможности высказывать свою точку зрения? Очень спорный момент — Макашов в «Акулах политпера». Я за это получил столько от своих друзей по разным местам, что довольно долгое время было больно и обидно. Но я не хотел бы выглядеть такой Снегурочкой — конечно же, мы думаем о выборах 99-го и 2000 года и тех кандидатах, которых мы будем поддерживать. В законных и цивилизованных рамках.

— Очевидно, что одного из кандидатов на будущих президентских выборах будет финансировать Борис Березовский, одновременно являющийся вашим акционером. Этот факт повлияет на выбор канала? 

— Безусловно, да. Хотя если говорить о выборах Лебедя, то легенда, что его финансировал Березовский, не более чем легенда. Я знаю, кто финансировал Лебедя на выборах губернатора. В основном его финансировали местные красноярские структуры. В частности, КрАЗ. Березовский поддержал его мощью первого канала. Но это, согласитесь, все-таки разные вещи. Так что если говорить о Березовском, то здесь возможны варианты. Когда пять лет назад решался вопрос о вхождении не только Березовского, но и ЛУКОЙЛа, Лужкова в состав акционеров, я не просто зазывал их, но и ставил им условия. Я сказал: это ваши проблемы, как вы будете взаимодействовать с другими телеканалами, газетами и журналами, но в нашем случае давайте еще на берегу договоримся о том, что применительно к ТВ-6 вас интересует только финансовая сторона дела. В противном случае мы не играем в эту игру. Они сказали: да. И за шесть лет ни разу это условие не нарушили. 

Надо отдать должное Березовскому. Я знаю его хорошо. И я говорю ему правду. В ответ на это он говорит: «Ты очень сложный человек». Я знаю одно: он не будет продвигать к власти те структуры и тех людей, которые заставят нас вернуться в далекое прошлое. Березовский пока тасует колоду и выбирает. Поэтому я не исключаю его союза с самыми неожиданными людьми. Например, с Лужковым, хотя, по распространенной версии, эти люди несовместимы. 

Опять же у меня нет опыта того, чтобы меня как-то придавил Лужков. Наоборот. Ничего, кроме хорошего, я от него не видел. То же самое я могу сказать про Алекперова — если иметь в виду акционеров ТВ-6. Если же говорить о власти и влиятельных политиках, то мне очень импонирует Примаков: он прагматик и в то же время глубоко порядочный человек. Вот Геннадий Андреевич, с которым я общаюсь, меня пугает. Например, разговорами о наблюдательных советах. Какой конкретно наблюдательный совет может быть на частном телеканале? Да мне никакой наблюдательный совет не нужен. На ТВ-6 мы сейчас создаем не наблюдательный, а попечительский совет. В него войдут друзья канала, с которыми мы договариваемся о двух вещах. Мы будем поддерживать их — того же Святослава Федорова, Макаревича, Пугачеву, Олега Табакова, а они будут поддерживать нас, но окончательное решение — показывать или не показывать, скажем, «Плейбой» — принимать будем все равно мы, исходя из того, выгодно ли это каналу.

— А почему вас в отличие от Малашенко не вызывали в Думу и не просили объяснений? 

— Меня никогда никуда не вызывали за исключением далекой молодости, когда меня вызывали в милицию за вызывающее поведение и драки. Наверное, потому, что большинство депутатов смотрят тот же «Плейбой» и им, я думаю, это нравится. Поэтому не вызывают. 

— Как обстоят дела с рекламой? Ведь ваш контракт с Premier SV заканчивается. 

— Контракт заключен до конца этого года. Что будет дальше? Это вопрос, который мы начали задавать с сентября каждый день. Себе, своим партнерам по рекламе, каналу ОРТ, потому что мы продавались пакетом с ними. Это была хорошая система, поскольку наш канал ориентирован на социально-демографическую аудиторию, которая сильно отличается от аудитории ОРТ. Но у нас есть свое агентство — «ТВ-6-Медиа», которое до сих пор занималось небольшими клиентами: магазинами, ресторанами, цехами по производству утеплителей для окон. Теми, кто были не в состоянии платить по прайсам каналов-»монстров». Сейчас общая тенденция на всех каналах — это демпинг и ориентация на малобюджетных рекламодателей, провинцию. Тот, кто сумеет в этой ситуации ловчее, быстрее, энергичнее и профессиональнее других схватить эту аудиторию, выиграет. 

— Каково послекризисное положение ТВ-6? 

— Когда разразился кризис, очень многие очень многое потеряли: потеряли банки, телекомпании, другие структуры. Мы потеряли меньше всех, потому что нам нечего было терять.
За всю историю нашего существования мы практически не имели инвестиций. Чтобы этот канал появился, мне пришлось закладывать свои «Жигули» и буквально выкручивать руки другим акционерам, убеждая их давать под канал деньги. А они, надо сказать, делали это весьма неохотно. Может, еще и потому, что исторически и достаточно случайно сложилось так, что состав акционеров ТВ-6 исключительно неоднороден и противоречив по своей сути... 

— То есть никто не хотел вкладывать деньги не под «свой» проект... 

— Именно. Потому что так или иначе часть этих денег капитализировала бы акции другого акционера.

— Кризис не привел к перераспределению пакетов акций?

— Нет. А какой смысл учредителям уходить? До кризиса наша компания имела определенную рыночную стоимость, так же, например, как ОРТ или НТВ. Если бы кто-то из акционеров до кризиса захотел уйти и продать свои акции, он смог бы получить немалые деньги.

— Сколько можно было выручить тогда за канал? 

— Очень приблизительно стоимость всех активов компании, включая ее перспективы на рынке, оценивалась в 350-400 миллионов долларов. Это при том, что в ТВ-6 инвестировано всего около 10 миллионов. Сегодня смысл уходить из акционеров потерян, потому что за тот же самый пакет акций ты получишь в сто раз меньше. Поэтому любой разумный совладелец компании предпочитает либо вообще потерять деньги, либо подождать, когда экономическая ситуация выправится и стоимость компании поднимется. Так что никто из наших акционеров уходить не собирается. 

Я убежден, что в жизни телекомпаний бывают разные времена. У меня был опыт работы с Тедом Тернером и его командой — он нас многому научил, хотя в результате мы так и не создали совместное предприятие. Возможно, потому, что он, например, считал, что того состояния, в котором находится канал сегодня, можно достичь только к 2010 году. Лично у меня не было на это времени. Потому что в 2010 году мне будет 64 года, а осуществить большую мечту я хотел, пока еще довольно молод, энергичен и впереди у меня еще кое-что есть.

Комментарии (0)
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь