Назначение Константина Эрнста полгода назад генеральным продюсером ОРТ вызывало неоднозначную реакцию в кругу профессионалов телевидения и критиков. Многие склонялись к мысли, что создатели ОРТ, оказавшись в сложной ситуации после 1 марта, стремились таким образом придать легитимность своим действиям и укрепить авторитет «нетелевизионного» руководства компании, пригласив известного телеведущего. Реакция последовала немедленно — в телевизионных кругах фигура нового генерального продюсера сразу приобрела монструозные и карикатурные черты. Однако сейчас ясно: Эрнст — не свадебный генерал, а играющая фигура. Тот факт, что за это время ему удалось не только сохранить за собой кресло, но и добиться существенных изменений, доказывает, что ни Эрнст, ни создатели ОРТ не ошиблись друг в друге.

Реакция других каналов свидетельствует о том, что успехи ОРТ замечены и вызывают беспокойство. Очевидно, что на втором этапе реформирования канала, предусматривающем реорганизацию информационного вещания, ОРТ столкнется не только с внутренними, но и с внешними трудностями. Поэтому высказывания Эрнста в адрес других каналов столь дипломатичны. В условиях жесткой конкуренции руководители телекомпаний отказываются говорить о контрпрограммировании, перекупке сотрудников, неохотно рассказывают о контрактах с западными компаниями и не афишируют своих планов до момента воплощения их в эфире. Это еще раз доказывает, что телевидение из сферы прикладного синтетического искусства, все более превращается в отрасль бизнеса.

Эрнст отказывался от интервью до тех пор, пока не станут заметны результаты его присутствия на Первом канале. Теперь, сочтя, что первый этап реформы близок к успешному завершению, Константин Эрнст рассказал телевизионному обозревателю «Коммерсанта» Наталии Осиповой о ситуации в ОРТ, программной политике и планах дальнейшего реформирования Первого канала.

— Почти полгода вы не давали интервью. Теперь уже есть результаты, которые можно комментировать?

— Я ровно полгода не давал интервью. Глупо рассказывать, чем будет канал, когда это зависит не только от тебя. Было неясно, в какой степени удастся преодолеть сопротивление с разных сторон и изменить канал. В середине декабря появилось ощущение, что удалось достичь первых результатов. Я далек от мысли, что это разительные изменения канала, и еще дальше от мысли, что они необратимы. Изменения есть по двум аспектам. Изменился рейтинг: по сравнению с январем этого года, когда не было даже ОРТ, и октябрем-ноябрем увеличение общего рейтинга составляет 33-34%. В тех зонах, где вещают ОРТ, РТР и НТВ, мы начали выигрывать. Второе — субъективное впечатление: люди заметили, что на канале что-то происходит.

— Где ситуация наиболее благополучна?

— Замечательная команда работает в кинодепартаменте, команда Кирилла Легата успешно занимается оформлением канала, я доволен «Русским проектом» (имиджевые ролики ОРТ. — Ъ). Когда будет сформирована команда по всем направлениям вещания, мы сможем добиться еще большего качества. Пока удалось выполнить 70% из того, что было запланировано в этом году.

— Что еще предстоит сделать?

— Было четыре основных направления. Первое: отказ от низкорейтинговых передач и программ, повторяющих друг друга по тематике. Второе: резкое улучшение кинопоказа и его систематизация. Третье: вбрасывание первого пакета оформления канала, которое будет в декабре завершено. Идею оформления, построенную на персонажах канала, предложил я. Появятся новые персонажи, которые станут фирменными лицами, и те, кто вошел в историю канала. Четвертое: резкое улучшение новостного вещания. Из четырех задач три отчасти реализованы. Четвертую из-за предвыборного невроза не удалось решить. Хотя в последнее время изменения происходят, пришла Ксения Пономарева (ставшая первым заместителем руководителя ИТА. — Ъ), но результат пока заметен узким профессионалам.

— В чем суть информационной реформы?

— Вещание должно быть логичным и современным по подаче. Если нам удастся сделать новости, не производящие впечатления карманных правительственных, будет лучше и для канала, и для власти. Должна быть аналитическая программа, не повторяющая «Итоги», но предлагающая другой ход. 

— Реформа Первого канала предусматривает несколько этапов. Какова суть этих этапов, сколько их намечено? 

— Этапов множество. Первый завершится в ночь 31 декабря. Следующий ориентирован на улучшение новостного вещания, вбрасывание новых проектов и обновление старых. ВИДу необходимо обновить и «Поле чудес», и «Тему», Демидов готовит новый «Музобоз». 

— Готовится ли новая сетка вещания? 

— Будет коррекция этой сетки, но было бы неэтично говорить, какие программы будут сокращены. Мы готовим новые, например проект Антона Табакова «Хочу жениться», планируем еженедельную программу культурных новостей. Готовится 50 проектов, но что будет реализовано и на что найдутся средства, пока сказать сложно. 

— Как обстоят дела с финансированием компании? 

— Все последние месяцы мы находились в предвыборной ситуации, это не лучшее время для инвестиций. Меня удивляют разговоры о бюджетных средствах, перечисленных ОРТ, — почему государство, имеющее 51% акций, не должно вкладывать деньги? И государственные вложения несопоставимы с расходами канала, который 21 час вещает фактически на пяти часовых поясах. Пока реклама не возвращает средств, и берутся кредиты. Компания не скоро станет самоокупаемой, хотя бы из-за архаичной и затратной сети распространения, которая финансово тянет ОРТ вниз. И независимые продюсеры, понимая, что у ОРТ финансовые проблемы, не рискуют вкладываться в новые проекты. Пока мы не выплатили долги телепроизводителям, «Телефабрика» не может запустить новые проекты.

— Каковы полномочия генерального продюсера? Что в вашей компетенции, насколько широка эта власть? 

— Генеральный продюсер занимается всей креативной частью канала. Я занимаюсь непосредственно эфиром, то есть сеткой, вместе с Кириллом Игнатьевым, творческой идеологией канала, заказом необходимых программ, обсуждением новых проектов. Всем, исключая непосредственно финансы и непосредственно политику. Политикой занимается Сергей Благоволин, финансами — Бадри Патаркацишвили. Очень я доволен этим обстоятельством, потому что не люблю ни финансы, ни политику. Я не обладаю стопроцентной полнотой власти, особенно в сфере политического вещания. Если я не могу снять какие-то программы, остро это не переживаю. Потому что иногда тактические уступки дают стратегические результаты. 

— Первый канал традиционно консервативен. Не становится ли канал излишне авангардным, а значит, непонятным аудитории? 

— Я не пытаюсь сделать ничего авангардного, не разрешаю себе радикальных решений. Самое радикальное из предложенного мной — проект с рабочим названием «Амаркорд». Я предложил показать в субботу перед выборами по всем каналам передачи 1983 года. Мне удалось уговорить РТР, ТВ-6 и НТВ, но наверху запретили, посчитав это насилием над аудиторией. 

— Сейчас каналы жестко конкурируют друг с другом, используя настоящие шпионские методы. Кого вы считаете своими конкурентами и как складываются отношения с ними? 

— Утром наш конкурент РТР, днем «2x2», вечером РТР и НТВ. Мы анализируем, что показывают конкуренты, понимаем, где проиграем. Я хорошо отношусь ко всем каналам-конкурентам. Чем лучше будет качество других каналов, тем активнее мы будем стараться сделать свой канал лучше, — зритель только выиграет. Хорошее кино и хорошие программы показывает РТР, но, по-моему, у них не очень логичная сетка. Демидов на ТВ-6 делает интересные вещи. Это не всегда мое, но это любопытно, у канала появилось свое лицо. Очевидно, что на НТВ хорошие фильмы и лучшие новости. К сожалению, конкуренция иногда принимает не очень достойные формы. Невозможно делать достойный продукт, делая недостойности в момент его создания. 

— Каковы эти недостойные методы? 

— Я бы не хотел комментировать, поскольку это будет прямой наезд на конкурентов. Но, например, открытый эфирный пример с концертом Майи Плисецкой. Если программа «Вести» вычленяет из всей пресс-конференции великой балерины вопрос, почему трансляция концерта будет на 2-м канале, в этом есть абсолютный идиотизм. Люди в своей новостной программе признают странность того, что по их каналу дают концерт, показывая, что думают о своем канале как второсортном. 

— Как ОРТ занимается контрпрограммированием? 

— Мы не занимаемся контрпрограммированием. Если захотеть его увидеть, то оно будет — на всех каналах люди пытаются в prime-time ставить наиболее рейтинговые программы. Но «Угадай мелодию», например, стояла на той же позиции раньше, чем появился «Герой дня» НТВ. Я читал утверждение Игоря Малашенко, что мы воскресным фильмом пытаемся отбить аудиторию у «Итогов». Это абсурд. Мы показываем около 20.00 самый коммерческий фильм недели, потому что в воскресенье самая большая аудитория. Нельзя выстраивать канал с установкой на то, чтобы закрыть РТР, НТВ и ТВ-6. Надо строить логичный канал, в котором учитывается оптимальное время показа для разных типов аудитории. Это можно воспринимать как контрпрограммирование. Утверждая, что мы контрпрограммируем, конкуренты признают, что наш проект сильнее. 

— Верно ли, что ОРТ перекупает людей с других каналов. Ходят упорные слухи, что ОРТ собирается пригласить Парфенова.

— Из НТВ мы никого не перекупили. 

— И не собираетесь? 

— Не могу сказать, что не собираемся. Но Парфенова — нет. Более того, когда мне впервые предложили работать на ОРТ, я с ним встретился и предложил ему пойти вместе. Он мне объяснил, по каким причинам он не будет этого делать. 

— Сначала должность генпродюсера предлагали ему? 

— Я не в курсе. У меня есть план забрать несколько программ у других каналов, но я не хочу говорить, каких. Для многих людей выходить с программой по Первому каналу притягательнее, чем по другим. Это самый большой канал, это Голливуд. Переходят те, у кого есть проблемы со своими каналами — психологические, финансовые, эфирные. Если бы мы перекупали, уже накупили бы игроков полным-полно. Но это не значит, что никто из работающих на других каналах на ОРТ не появится. РТР была создана из Первого канала, НТВ — из РТР и Первого канала. У нас тоже новый канал, и логично, если придут новые люди. 

— Как складываются отношения ОРТ и независимых производителей? С кем ОРТ намерено работать в новом году? 

— С любым, кто предлагает качественный продукт за приемлемую цену вне зависимости от личных с ним отношений. Сложилось впечатление, что мы возвысили ВИД, но ВИД сам себя возвысил: это большая компания, производящая качественную рейтинговую продукцию. АТВ когда-то были лидерами — у них были интересные программы и идеи, и сейчас они пытаются обрести новую форму. Я надеюсь, что в новом году АТВ предложит несколько качественных проектов. Вообще не может быть скандалом то, что компания отказывается брать проект у производителя. Обсуждение сетки канала — дело компании. Смешно, когда общественность в течение двух недель негодует по поводу «больших сеточных изменений» на Первом канале. Если канал перестают смотреть, рекламы становится мало, компания загибается. А если в результате сеточных изменений удалось поднять рейтинг, предмета для разговора нет. 

— Вы ощущаете стабильность своего нынешнего положения? 

— Ощущение хозяина ситуации опасно, потому что приводит к самоудовлетворению. Я доказал себе и, наверное, профессионалам вещь совершенно неочевидную полгода назад: я могу делать канал, и значит, буду продолжать дальше. Я не пришел сюда самоутверждаться. В моих жизненных планах никогда не было становиться креативным руководителем Первого канала. Я бы занимался каналом ровно столько, чтобы, значительно его улучшив, создать самовоспроизводящую качество систему. Тогда можно начать ставить спектакли, делать фильмы и издавать журналы. Достигнув результатов в какой-то области, надо уйти, чтобы понять что-то еще.

Комментарии (0)
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь