Сегодня к обязанностям генерального директора телеканала ТНТ и заместителя гендиректора «Газпром-медиа» приступает Роман Петренко, два месяца назад освобожденный от должности гендиректора телекомпании СТС. Как изменится канал ТНТ и почему Роман Петренко согласился на предложение главы «Газпром-медиа» Бориса Йордана, он рассказал обозревателю «Коммерсанта» Арине Бородиной.

— Когда вы уходили с СТС, то не давали комментариев о причинах своего ухода. Сейчас можете сказать, в чем были ваши разногласия с «Альфа-групп», инициировавшей смену менеджмента в телекомпании?

— Главная причина была в отсутствии диалога о стратегии СТС между американскими акционерами (Story First Communications) и российскими (»Альфа-групп»). Акционеры были очень разные. «Альфа» — очень агрессивный инвестор, готов брать на себя значительные финансовые риски. Story First — гораздо более осторожный инвестор, наученный на примере постоянных российских кризисов. Их финансовая стратегия заключалась в том, чтобы осторожно идти вперед: дошли до одного столбика, заработали денег, потом вложили эти деньги в проект, опять идем дальше, осматриваясь по сторонам. О причинах различия в стратегическом подходе можно говорить долго, хотя главная причина, на мой взгляд, состоит в том, что Альфа-банк, будучи миноритарным акционером с 25% и одной акцией, в любом случае меньше рискует. Story First, имея 75%, должен был финансировать такую же долю возможных убытков канала. Кроме того, им есть что терять. Я находился между акционерами, пытаясь привести к единому знаменателю их разные стратегические воззрения. Когда это не получилось, я принял сторону мажоритарного акционера.

— Правда, что вас вытесняли с СТС в том числе и тем, что «Альфа-групп» полгода не утверждала бюджет телекомпании? 

— Да, бюджет, на который СТС жила последние полгода до моего ухода, был утвержден американской стороной и не утвержден Альфа-банком. 

— После ухода с СТС вам предлагали работу в разных сферах бизнеса. Почему вы решили остаться в телевизионном и приняли предложение Бориса Йордана возглавить ТНТ?

— Есть отрасли, из которых не уходят, и телевидение — одна из таких. Отсюда не уходят по нескольким причинам. Первая — это уникальная заметность отрасли. То, что ты делаешь сегодня, завтра видят все, и результаты своего труда можно увидеть уже на следующий день, открыв рейтинги. Телевизионный рынок очень конкурентный, причем конкуренция измеряется днями. В других отраслях бизнеса если ты делаешь какую-то ошибку, то в лучшем случае ты понимаешь, что это была ошибка, где-то через год. Или вообще никогда не понимаешь.

Еще один из факторов. Телевидение — это отрасль, которая крайне бедна именно управленческими кадрами, а управленческая школа международных blue chip компаний плюс опыт «строительства» в телевидении дают мне возможность сделать здесь гораздо больше, чем в любой другой отрасли. И третья причина, по которой я выбрал ТНТ: для меня важно, с кем и на кого работать. Команда Йордана мне очень нравится, я с ними мыслю абсолютно одинаково.

— Но многие считают, что ваш выбор в отношении ТНТ обусловлен личными обидами и амбициями. Ваш переход на ТНТ — определенный вызов СТС. Вы хотите доказать, что сможете сделать такой же успешный канал? 

— Никакой личной обиды в моем решении нет. Я не хочу никому ничего доказывать. Я и так уже давно доказал, что я могу в телевидении. Нынешние достижения СТС — это заслуга моя и моей команды. Сейчас доля СТС по России по самой продаваемой части аудитории в возрасте с 18 до 45 лет достигает 10%. Это колоссальное достижение. Эта аудитория не возникает из ниоткуда, ее нужно отобрать у других каналов. Хотя СТС тратил очень скромные по меркам рынка бюджеты и не имел доступа к субсидиям и льготным кредитам, как государственные каналы, обыграть нам удавалось многих. Но один из владельцев, Альфа-банк, не хочет продолжать бизнес со мной в роли генерального директора. Как говорят, се ля ви. Но начинать любое новое дело с желания возмездия неправильно. Это никогда не приведет к позитивному результату. Мною движет интерес построить еще один мощный канал.

— Уже сложилась традиция, что опытному менеджеру, который уходит с частного канала, тут же предлагают работу на государственном. У вас были такие предложения? 

— Не было. В любом случае для меня работа на госканале не очень интересна. Для того чтобы там работать, нужно быть немного другим, иметь какие-то другие навыки. Я прежде всего человек бизнеса. В работе я базируюсь на простой формуле: прибыль равняется доходу минус расходы. Суть бизнеса заключается в том, чтобы увеличивать доходы и снижать затраты. Госканалы не занимаются коммерцией в чистом виде, они занимаются другими вещами, которые мне неинтересны.

— А чем в таком случае вам близок Борис Йордан? 

— Мы с Йорданом вживую друг друга до недавнего момента не видели ни разу и были знакомы исключительно по прессе. Он читал мои интервью, я его. А схожесть наша — в нескольких моментах: он по управленческому складу западный предприниматель, который работает по-западному и при этом очень хорошо понимает российский рынок. Моя школа — это тоже западный менеджмент. Последние десять лет я работал в компаниях либо со стопроцентным, либо с частичным иностранным капиталом. Так что у нас есть общее в школах и мировоззрениях. Более того, в медиаиндустрии к варягам не очень хорошо относились, а я, как и Йордан, не был вскормлен на телевидении, мы оба пришли извне. На этом, пожалуй, сходство заканчивается.

— Какие задачи были перед вами поставлены?

— Главное — до конца года вывести канал на самоокупаемость. Цель, конечно, очень сложная, учитывая текущее положение канала, но, мне кажется, достижимая. 

— Насколько я знаю, долги ТНТ составляют более $2 млн? 

— Я не готов пока комментировать цифры. Я имею о них грубое представление и примерно понимаю стартовые позиции канала. 

— Каким образом вы собираетесь поступать с долгами и менять позиции ТНТ на рынке? 

— Мы уже говорили о главной формуле бизнеса — об увеличении доходов и снижении издержек. Увеличение зависит только от доли аудитории: чем больше будет доля аудитории, тем больше будет коммерческая прибыль канала. Вся моя деятельность будет сейчас направлена именно на увеличение аудитории. План примерно выглядит следующим образом: в течение ближайших двух месяцев нужно будет выиграть время и любыми способами поднять рейтинги вверх, а через два-три месяца сделать полный перезапуск канала с новым лицом, новой концепцией, другим позиционированием и очень мощной промоушн-кампанией. Сейчас есть возможность подтянуть рейтинги, не делая драматических сдвигов в концепции. Еще одна решаемая проблема состоит в том, что ТНТ длительное время был недофинансирован, поэтому упало качество программирования, что дало моральное оправдание региональным партнерам перекрывать сетевое вещание, в том числе в прайм-тайм. Задача номер один — вернуть сети прайм-тайм. Я не сторонник силовых методов, мы сядем с региональными партнерами и будем договариваться. И в этом я вижу немедленный потенциал прироста до 1% доли аудитории. А если учесть, что сейчас доля аудитории ТНТ составляет примерно 2,5%, то 1% прибавки — это рост примерно в 40%. 

— Все эти изменения потребуют немалых денег. От кого вы рассчитываете их получить — от «Газпрома»? Но, похоже, там не будут спешить с выделением больших инвестиций для ТНТ, в свое время концерн даже рассматривал вопрос о том, чтобы начать банкротить телесеть. 

— В телевидении два средства производства: мозг и капитал. Я свято верю в то, что если есть идея, подкрепленная детальным планом, как, вложив рубль, получить два, то под это деньги всегда найдутся. Так что мы будем рассматривать все возможности: и акционерный капитал, и кредитование.

— Кроме того, что вы возглавите ТНТ, вы станете еще замгендиректора «Газпром-медиа» по маркетингу. Что будет входить в ваши обязанности?

— Это предложение тоже сделал мне Борис Йордан. Он осознает колоссальный потенциал маркетинга в телевидении, который сегодня всеми крайне недоиспользован. При помощи этого рычага даже из существующего телепродукта можно вытащить гораздо больший рейтинг, чем он имеет. Мы даже не стали углубляться в определение моих обязанностей, потому что работа в этой сфере довольна широка. Я буду заниматься вопросами маркетинга всех компаний, входящих в «Газпром-медиа».

— Что сейчас будет самым сложным в работе на ТНТ? 

— Я предвижу проблему «большого брата» — НТВ. В этом есть очевидный плюс, потому что мы будем рассчитывать на поддержку с их стороны, но есть и очевидные минусы. В «Газпром-медиа» есть две телевизионные компании. У одной из них есть четкая роль лидера рынка, а у второй роль пока не определена. Поэтому во многих вопросах, в том числе в вопросе о финансировании, НТВ будет всегда иметь приоритет. 

— Принимая предложение Бориса Йордана, вы не могли не задать ему вопрос, что будет дальше с ТНТ и с другими медиаактивами «Газпром-медиа», будет ли у них новый владелец. 

— Наверное, меня должен был волновать этот вопрос. Но мода современного бизнеса состоит в том, что владелец должен быть готов продать свою компанию и купить новую каждый день. Во время моей работы на СТС телекомпания была на торгах буквально каждый месяц. Любая компания должна быть постоянно готова к тому, что будет выставлена на торги. От смены структуры собственности или от смены владельца суть бизнеса не должна меняться. Так что я даже не задавал вопрос о будущей продаже медиаактивов «Газпрома» и ТНТ в частности. К тому же было бы нелепо просить какие-то гарантии.

Комментарии (1)
avatar
-1
1 ucozow • 06:58, 29 Май 2015
Всё-таки вывел. это лучший гендиректор на ТВ, которого я застал
Чтобы добавить комментарий войдите или зарегистрируйтесь